Авторизация
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?
Регистрация
Заказать альбом


eng / rus

1970-е

СКИНХЕДЫ

Как уже поминалось, в уличной среде 60-х началась нездоровая конкуренция вокруг термина  «мод» и вовлечение подростков в околополитику со стороны студенчествующих хиппи. Окончательно утратив свой облик мода, хард-моды пребывают в поисках оригинальности, отказавшись от  белых рубашек Ben Sherman в пользу клетчатых от Brutas и стиля «рабочего класса». Считается что термин «скинхед» вошло в широкий оборот после того как Во время Марша Солидарности с Северным Вьетнамом в октябре 1968 года 200 молодых людей в цветах клуба Millwall бежали рядом с демонстрацией выкрикивая «Enogh».

C этого момента феномен, вместе с уличным и околофутбольным насилием  попадает под прицел прессы,которая начинает демонизировать ситуацию, приписывая субкультуре расисткий характер, пропуская мимо глаз мультикультурность образования и то что агрессия против нового потока мигрантов направлена в большей степени против «паки»(выходцев из Вест Индии) и иных азиатов, в массе прибывавших в Британию на волне деколонизации. То есть , по большому счету городская война, была традиционной войной за территории. Ситуацию усугубляет  стилистический разброд в среде коротко стриженных подростков, балансирующих от приличной костюмной моды , которую из-за кризиса становится труднее поддерживать, как и гонки на мотоциклах и скутерах,  до устоявшейся стиля хард-модов «Boot boys», оказавшейся наиболее устойчивой к времени и в большей степени закрепившейся за околофутболом конца 60-х. Помимо американских «парка» и Donkey jacket появляются джинсы «Sta prest» и укороченные слаксы, дополненные классической моделью «Dc Martens». И новые брендовые вещи: поло и блейзеры, которые стали популярны среди околофутбольных мобов, подвергшихся серьезным гонениям со стороны полиции. Позже этот диапазон обычных вещей, удобных для того что бы не выделяться из толпы будет расширен, а  пока в этом вполне вызывающем и заметном виде  скинхеды становяться наиболее известны общественности. История повторяется, как и в случае с теддами выходит масса новел посвященных молодежи и насилию, что незамедлительно повлекло омоложение и  увеличение рядов нового веяния. Как  и всплеск выяснений отношений.

«Lemonhead» , «Trickles» (лопоухие), «Noheads» (безголовые), «Spy Kids» (видимо имелся в виду подростковый костюм с очками от «руди бойз») -все это названия которые унаследовали группы, вплоть до того момента когда  летом 1969 года лейбористский премьер Гарольд Вильсон  в Палате Общин не упомянул каких то хулиганов «скинхедами из Сарбишена».

Нашествие новой волны хиппи и мигрантов из Пакистана и Индии, как и нарастающий социальный кризис, приводят к экскалации подросткового насилия,  по мотивам которых Энтони Бреджесс написал свой «Clockwork Orange», а культовый уже режиссер Стенли Кубрик снял в 1971 году «Механический апельсин», номинировавшийся и получивший свой «Оскар». Но уже в 1972 фильм был изъят из британского показа, что только увеличило его славу и оказал влияние на внешний вид некоторых скинов. Романы же  Ричарда Аллена, начиная с первого нашумевшего «Skinhead»  изданного в 1970-м,  попали даже в список литературы для школьных  сочинений на вольную тему. Вскоре издательство «Пингвин» издает фото книгу посвященной одной из группировок бритоголовых, снабженной текстом социального характера. Что , возможно в последний раз популяризировало костюмную моду 50-х  в уличной бритоголовой среде, от которой в 70-е оставался разве что  раскрашенный под Британский флаг модовский пиджак, который так и назывался   «Юнион Джек». Паралелльно созданной популяризации происходила  и демонизация явления  достигшего своего пика развития, через ту же прессу и в это же время. Подобные провокации только усиливали столкновения между азиатами и местной молодежью, часть из которой выбрала социально-стилистический вектор на поддержку «working class» .Термин , на тот период массовой безработицы , забастовок и сепаратисткого движения в Ирландии, обозначал  достаточно широкое понятие, болшее чем просто разнорабочий. Ситуацию ассоциальности и экстримизма усилил ввод войск в Ирландию в том же 72-м и активизация как национальных, так и марксистских партий, ищущих поддержку среди неудоволетворенной молодежи. Успеха и в молодежной поддержке  на короткий срок добилась стремительно увеличивающая ряды БНФ, к ужасу лейбористов занявшей немало мест в новом правительстве 1974 года. И ,  не смотря на то что сами  беспорядки этого кризисного для Британии времени носили общий характер, с участием появившихся к середине 70-х еще идеологически незрелых панков( в свою очередь попавших под окучивание марксистов и социалистов), либеральная пресса не приминула огульно записать скинхедов в расисты, а позднее и в неонацисты. Столкновения же в целом происходили с хиппи, панками и не носили ожесточенного характера как в столкновенях с мигрантами, для которых ярлык расистов сработал как красная тряпка на быка. Так, например,  в 1979-м году азиатскими мигрантами было сожжено здание Хэмрбо Таверн, где проходил концерт Last Resort, а  силы S.P.G., прибывшие после свершившегося разогнали толпу осаждавших посетителей концерта.

В целом,  эпоха скинхедов в рамках 70-х сама собой разбилась на два этапа- до 1974 года , времени футбольных потасовок, «паки-роллинга» и смещения костюмной моды. И  после 1974 года, в рамках формирования панк-сцены , околофутбольных баталий и активного вмешательства политиков и прессы. Приведших в итоге  к тому , что часть бритоголовых вернулась к «обычной одежде» отпустила волосы, за что были прозвана«Smoothie» ( смузы).Часть панков  стала подчеркивать свою анархическую аполитичную позицию и стала сближаться с аполитичными же скинхедами. Ситуация к концу 70-х породила  еще одно понятие - «Herberts»( по названию улицы Лондона), которое определяло молодых людей не считавших нужным входить в какую то лигу, но при этом активно участвовавших в концертных событиях. Музыкальные предпочтения всех молодежных групп тоже сильно разнились уже к середине 70-х; Регги, соул, хард-рок и панк-рок.При этом большинство девушек, относящих себя к  обозначенному стилю, сохраняют модовскую стрижку Feather Cuts . К концу 70-х на панковском флёре появляется мода частично сбритых волос со средней длины прядями спереди. Таких представителей называют «Chelsea girl», «skinbird» или «Renee». Мужские прически становяться предельно короткими. Популяризация татуировки в молодежной среде, в панк и скинхед среде приобретает достаточно брутальный характер вплоть до лицевого татуирования, широко представленного в криминальной среде.

Конфликт с появившимися  панками, которых также переполняет «хиппи хейт» и постоянное желание простебать тему извращенцев высших сословий , в середине 70-х выливается в околоконцертный и уличный  союз, где на одной сцене выступают Cock Sparrer и  Sham 69 вместе со Screwdriver , Damned, Clash или U.K. Subbs.Появляется  взаимовлияния и  в дресс коде. Плодами же  этого союза ,в первую очередь, становится сметание с улиц остатков теддов, а к концу 70-х формируется стиль «street punk» и «Oi!» сцена. Название  выводится  от песни  Cockney Rejects «Oi!Oi! Oi!»,  а внедрил его в массы ведущий новостного раздела  журнала «Саундс», Гарри Бушел, заинтересовавшегося музыкой улиц. Он же помог выходу «Oi! The Album» в 1980-м году и попробовал беспристрастно описать движение бритоголовых относяших себя к этому направлению.

       

     

ПАНК

Так же как и хэдбенгерз в Америке, английская молодежь, оставшаяся на обочине мейнстрима и успешной жизни, постепенно докипела до того момента, когда фальшь мейнстрима и спекуляции на субкультурные темы стали попросту невыносимы. Социальный кризис, назревавший в Британии, только усилил провал между поколениями и классами в обществе. Вместо «власти цветов» культ городских свалок, вместо любви и мира – агрессивный эпатаж, отрицание устоев общества и намеренная грубость в выражениях. Вместо длинных волос - всклокоченные прически, кожаные куртки и рваные пиджаки. По словам Джонни Лайдона, никакая политика и идеология тут была ни при чем, просто по лондонским квартирам бегали крысы размером с кошек, пока самодовольные ряженые снобы пели песни про цветы и дружбу. Подобное понимание вместо идеологии легли в концепцию нового явления, которое позже назовут «панк-революция» и «тотал дистракшн». И это были далеко не 15-летние подростки. «В течение этого года всем упомянутым здесь лицам исполнится тридцать», - так начиналась статья «Нью-Мьюзикл Экспресс» в январе 1976 года. - «За последние десять лет «молодежная революция» привела к появлению с одной стороны рок-аристократии и процветающего шоу-бизнеса, не способных лояльно воспринимать какие-либо новшества, а с другой – огромного поколения «скучных» эстетов, мелких лавочников, людей деградировавших и отупевших. И, наконец, тех, кто нашел себя в криминальном сообществе».

Можно долго и безнадежно рассуждать о каких-то протопанках, как это любят делать «антропологи жизни», но здравый смысл, увы, не позволяет нам этого. Потому что задолго до описываемых событий «культурная оппозиция» сложилась именно в Америке, балансируя между фриками и хэдбенгерами, но каких-либо связей не имела вплоть до того момента, пока американские группы, играющие «грязный рок», не стали появляться в Британии в начале 70-х. В самой же Америке клубы подобной стилистики к этому моменту собирали любителей экзотической эстетики «интеллектуального терроризма», невменяемых фриков, и все это носило в достаточной степени богемно-артистический характер. В одной из дешевых забегаловок организуется легендарный клуб C.B.G.B., где выступают группы Television, The Voidoids и певица Патти Смит - «альтернативная» культура среднего класса, очень скоро ставшая богемной и элитарной. Примером для подражания стал литературный мир Парижа второй половины 19-го века. Для посетителей клуба рок-н-ролл был «форумом поэзии, трибуной ночной жизни, обостренного, взвинченного восприятия темных сторон действительности». За ширмой которого происходила  особая жизнь которую попытались описать Легс Макнил и Джиллиан Маккейн, сложив каледоскопично высказывания участников  в экзестенциальную книгу  Прошу, убей  меня.

      

       

       

В Британии все было несколько иначе. Но даже в начале 1976 года не было такого специального термина для обозначения новой субкультуры, не говоря уже о музыке. Слово punk на англоязычном криминальном слэнге обозначало «шваль», «подонок», было приклеено, так же как и ярлык «хиппи», на молодежные группы, считавшие себя, как минимум, «честными рокерами». И единственное, что объединяло американских и британских подростков, был пресловутый «хиппи хейт». С появлением «гаражного рока», делавшего ставку на грязный звук и атональные рифы, движение, которое объединяло не только деклассированные элементы, но и представителей многих слоев британского общества, начало скоропалительно обретать форму. При этом музыкальный стиль не является чем-то определяющим, тот же «Clash» играет музыку, близкую к регги, «гаражники» Ramones держатся своего, но общая тенденция становится ощутимой.


← предыдущая страница  1  2  3  следующая страница →
© 2006-2011. Компост. Если вы заблудились - карта сайта в помощь
Рейтинг@Mail.ru