Авторизация
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?
Регистрация
Заказать альбом


eng / rus

Секс Пистолз.История изнутри.

НАДУВАТЕЛЬСТВО

 

ДЖУЛИЕН ТЕМПЛ: Малькольм был очень резко настроен делать фильм, и мы пришли к решению, что нам следует сохранить всю структуру и использовать какие-то документальные кадры, которые мы собрали. Это была как раз Бразилия, туда поехали Стив и Пол, Сид заболел, а Джон уже откололся от группы. Малькольм вернулся в Англию и мы решили отправиться туда и поснимать Ронни Биггса с Полом и Стивом, может и Сид туда подтянется, если выздоровеет.

Итак, мы поехали в Бразилию с компанией киношников И мы выпивали в самолете и соображали, что там будет с Биггсом. Идея была такая: попытаться что-то сделать с каждым из группы в разных уголках земного шара, всякие сумасшедшие ситуации, как можно тратить деньги, как прожигать деньги...

Но, оказалось, в Бразилии что-то снять очень трудно — там как раз был Карнавал и плюс не было ни камер необходимых, ни разных других вещей — вышел сплошной хаос. И Биггс был в сильном обломе, потому что, знаешь, (пауза) он был раскаивающийся такой. Нет, он не был реальным бандитом, какого ждал Малькольм, как я думаю. Он был как раз персонаж для медиа, и его обламывал именно элемент лихости в фильме, хотя он был отличный парень и, знаешь, это было здорово, когда он пел в Секс Пистолз, у него был отличный имидж для медиа — а мы за него как раз и беспокоились больше всего.

В: И что, трудно было заставить его что-то делать?

ДТ: Нет, за деньги он делал все. И он искренне сошелся с Полом и Стивом. Я думаю, у них было похожее происхождение, и они отлично поладили, для них это легко оказалось. А заплатить ему предполагалось 2.000 только за съемки, плюс выручка от пластинки. Но я не знаю — заплатили ему столько или нет. Надеюсь, что да, но возможно, что нет.

В: Правда?

ДТ: Я думаю он очень расстроился от этого. Возможно, впоследствии ему все заплатили, но я точно помню, что он звонил нам и настаивал на том, что он не получил всей своей суммы.

В: А что, проблема была в том, что деньги находились У Малькольма?

ДТ: С деньгами вообще были невероятные проблемы Очень большие. Правда, беспокойств из-за этого было больше всего. Я не знаю точно сколько стоила Бразилия, но очень дешево, кажется около 20000 — зато потом мы истратили кучу денег.

В: А как он крутился в смысле денег? Он что — брал большие кредиты или же у него был свой финансовый актив? Как он всем этим оперировал?

ДТ: Да, и я думаю он все еще получал деньги от записей — в банке от тех дел все еще лежат деньги. Но я думаю с деньгами становилось все хуже и хуже — я помню, когда мы поехали в Париж — следующая идея была взять Сида в Париж — я помню были немыслимые заморочки с Барклай-Рекордз и их 10 000 фунтов, и в то время это было очень важно для нас — получить эти деньги. Поэтому денег тогда на руках было недостаточно. И, ммм, Барклай нам заплатил потом эти деньги.

Париж — это был наш следующий шаг. Тем временем мы проработали много идей и пришли уже к этой идее надувательства: Малькольм должен был давать 10 уроков. Потому что к тому времени на Малькольма обрушилась плохая пресса. Знаешь, много было всяких историй, мол, ой все проделал только ради денег, и он превратился в такой макиавеллический персонаж, который эксплуатиро­вав невинных Секс Пистолз. И потому все эти уроки и все представление с Малькольмом было задумано как гипербо­лизация этих элементов — он должен был выглядеть очень зловеще и все неправдоподобные вещи должны были вы­глядеть правдой за счет преувеличений и прямой лжи, и эти извращенные факты выставляли Малькольма провид­цем, якобы он все предвидел и спланировал, якобы он был вдохновителем всех событий. Это была очень правильно выраженная спонтанная реакция на кризис в целом. И я считаю — тут действовала еще инерция тех идей, которые однажды свели воедино всю вещь, и конечно ничего не было спланировано.

 

СИД ВИШИУС — КИНОЗВЕЗДА

ДЖУЛИЕН ТЕМПЛ: Итак, следующее, что мы должны были сделать отвезти Сида в Париж и продумать весь его ряд — он должен был петь перед очень буржуазной аудиторией — потому что к этому времени уже Секс Пистолз превозносили многие люди, которые вообще ни во что не врубались. И Надувательство было задумано, чтобы окоротить это все; их популярность необычайно выросла среди музыкальной прессы, и фильм должен был их заставить снова все возненавидеть, а это всегда дает тебе больше гибкости, больше простора для движения, если ты хочешь делать что-то новое. И Надувательство в этом смысле здорово сработало.

Сначала мы не собирались вообще делать «Мой Путь» (хит Ф. Синатры в исполнении С. Вишиуса — п.п.). Сначала мы хотели, чтобы там был «Je ne regrette rien». И тут начались колоссальные трудности и перепалка между Малькольмом и Сидом. Сид, и это очень грустно, настаивал, чтобы Малькольм подписал, что он больше не будет им командовать. И сам Сид не разговаривал больше с Малькольмом. И две недели в Париже мы провели, пытаясь заставить Сида спеть и приступить к съемкам.

В: И Малькольм подписал что-то подобное?

ДТ: Он что-то подписал, да. Я не знаю что там произошло. Совсем ничего не знаю. Я уверен, что ничего не значило, но Сид верил, что значило. Не знаю. И с Сидом было очень трудно работать, в основном из-за героина. И еще он сильно ненавидел Роттена, эта ненависть и привела его к Малькольму.

В: А на чем она была основана?

ДТ: Сид увидел, что Роттен ссучился в Америке. Если взглянуть на этот американский материал, то Сид там единственный, кто взял на себя все безумие, кто делал их больше, чем просто рок-группой. Ммм, я думаю, Роттена это сильно задело и он просто растерялся. И Сид в этом смысле чувствовал себя наследником Роттена, он должен был занять его место. И ему совсем не нравился Роттен. Нет, раньше он ему всегда нравился, но он был сильно не в себе из-за того, что Роттен, а не он, занимает главное место.

Нужно еще добавить, что он был в полном отрыве от какого-либо понимания происходящего — какого хуя здесь все делают — он полностью отъехал от наркотиков. И мм, Нэнси круто взяла его под свой контроль.

Я помню мы вновь и вновь пытались заставить его спеть «Мой Путь» и начать съемки, но это было невозможно. Два дня мы провели на студии, пытаясь, чтобы он открыл рот — он не мог открыть рот. Даже Стив Джонс прилетел ему на помощь. И я, помнится, пришел как-то утром отель, утром после всех этих обломов с ним, и сказал Малькольму — а Малькольм во все это не лез — сказал что Бути, я, Стив занимаемся только Сидом. Малькольм был еще в кровати и когда мы сказали ему это, он очень разозлился и позвонил Сиду в номер и начал с ним разговор такой, знаешь, что ему конец настанет, что он простое ебаный «джанки» и у него нет никакого будущего, если он не может работать вместе со всеми.

И пока он так говорил, Сид передал трубку Нэнси, а Малькольм продолжал говорить все Нэнси, и вдруг дверь комнаты распахнулась ударом ноги — представь себе Брай­тон Отель на рю де Риволи и эту комнату в стиле 18 века — и Сид появился в мотоциклетных сапогах, со свастикой па рубашке, он просто прыгнул на Малькольма и стал его бить — тот выскочил из комнаты и побежал по коридору, и эти женщины с бельем кричали: «О, Монсеньер, Мон­сеньер!» и пытались все остановить. Сид побежал за ним по коридору, Малькольм вскочил в лифт, Сид за ним и начал просто избивать его.

После этого Малькольм уехал домой, он просто сказал: «Вот  и все,  я ухожу».  И оставил  нас все доделывать с французской бригадой.

В: И что Сид сильно его избил?

ДТ: Нет, никаких серьезных физических повреждений. Но знаешь, психологически это был очень сильный удар для него, он был подавлен — знаешь, ненависть того парня была нешуточной.

Итак Малькольм отправился домой. И нам не удались даже закончить съемки. И чтобы он спел «Мой путь», нам пришлось для него немного изменить слова, тут Нэнси помогла нам. И он просто обрадовался, когда узнал, что специально для него сделали изменения в песне. Потому что первоначальная идея, может не очень хорошая, была такова: он всю песню поет как Френк Синатра. А Сид говорил: «Я хочу все сделать в стиле Ramones. И компро­мисс мы нашли такой — вступительный куплет он пел как Синатра, а потом уже в стиле Ramones.

В: А почему Сид так ненавидел Малькольма? Он сам го­ворил что-то про это?

ДТ: Да, говорил. Его резон был такой — не думаю, что правильный — что он якобы наводнен какими-то рок-н-ролльными традициями, через Нэнси и через Heartbreakers. и что Малькольм его зажимает, не позволяя им играть, не давая им стать рок-н-ролльной группой, чего Сид действительно хотел, я думаю.

И еще он очень разозлился на фильм Расса, потому что тот проигнорировал саму группу. Хотя он и оставался доволен съемками в Париже, потому что знал, что он звезда в этом фильме, и он пытался сыграть как можно лучше, хотя он был достаточно болен, и еще мы все время пытались спрятать его куда-нибудь; мы сначала устанавливали камеры, вытаскивали его, говорили: ты делаешь то-то и то-то, и снова забирали его. Потому что иногда он был в таком состоянии, что запросто мог наброситься на кого-нибудь — у него был с собой нож и он мог напасть на людей.

Мы много снимали его в еврейском квартале, где он расхаживал в майке со свастикой и местные люди от него шарахались, был действительно серьезный антагонизм. Я помню, что он был способен на ужасные вещи.

Вот, и он разлеживался в своей комнате и мы не могли его вытащить оттуда — киношная бригада появлялась обычно в 9 утра, а он вставал только в 12 и лежал, требуя выпивки, и если официантки приносили ему водку и тоник вместо водки и апельсинового сока, он швырялся ими. Все стекла у него были вдребезги разбиты и его выгнали из отеля. Всех нас выгнали из отеля.

И я помню, придя однажды к ним после съемок — все из-за этой Нэнси — я помню как пришел однажды, а она порезала себе вены, кровать вся в крови, она как бы сделала имитацию попытки к самоубийству, чтобы дать понять Сиду, что тот не должен ее бросать даже на несколько часов, даже на время съемок. С ней все было очень странно. И из-за этого все было очень трудно. Когда Малькольм был рядом, полегче все становилось, но все равно очень трудно.

В: А как ты себя чувствовал, работая с Сидом?

ДТ: (пауза) Ну, я думаю, просто (пауза) конечно, временами я думал: все очень плохо, потому что он был болен и просто физически неспособен работать. Мм, но он хотел работать. Знаешь, он был очень... он все время спрашивал: хорошо или нет получилось, я могу еще дубль сделать, он хотел выглядеть как можно лучше и все спрашивал: «Как получилось? Как я там — нормально?» — и все в этом духе.

Но мы устали от всей ситуации в целом, потому что к нам зачастили эти «джанки». Я помню первый день, мы еще не начали ничего снимать, и мы наняли французскую кинобригаду, и там был один французский менеджер, все они с ТВ, и на следующий день я пошел к этому менеджеру и постучал к нему в дверь и там начались поиски какие-то, грохот, звон и кто-то прокричал из-за запертой двери: «Кто там? Кто там? Полиция?» — и все такое. И я ответил: «Нет, это я», и они пустили меня и я заметил, что они наскоро что-то убирают. Но там на матраце лежал парень и у него изо рта стекала струйка рвоты — наркоман такой, завтрашний покойник, и это оказался так называемый менеджер французского ТВ.

И у меня сложилось чувство, что мы окружены наркоманами всех мастей. О том, что Сид в Париже, слухи разнеслись, и «джанки» приходили к нам в отель за деньгами и это, знаешь, нам немного надоело.

Но причина, почему мне все это было интересно, заключалась в том, что я верил — Сид как исполнитель обладает уникальными способностями сделать что-то такое, чего никто кроме него не может сделать, знаешь, я думаю в нем было что-то жуткое. И он отлично спел «Мой Путь».

 

 

СИД ВИШИУС: ЗВЕЗДА МЕДИА

ВИШИУС В ТРАНСЕ

СЕКС ПИСТОЛЕТ БЕЗ СИЛ

ПОСЛЕ ЗАЯВЛЕНИЯ «Я НЕ ТРОГАЛ ЕЕ»

(ЛЕСЛИ ХИНТОН, Нью-Йорк)

Секс Пистолет Сид Вишиус явился на предварительный суд почти без сил и выслушал обвинение в убийстве своей подруги-блондинки Нэнси Спанжен.

Сопровождаемый на нью-йоркский суд детективом, Вишиус, панк-звезда с торчащими волосами, казалось, находился в трансе.

Перед своим появлением он отрицал то, что совершил убийство Нэнси, 20-летний американской танцовщицы го-го. Его адвокат, Джозеф Эпштейн, опроверг заявление полиции, что панк-рокер признался в убийстве, говоря, что нет оснований для такого заявления.

 

ШАТАЮЩИЙСЯ

На суде Вишиусу помогли дойти до стула — он шел пошатываясь и у него дрожали колени. Его тело периодически вздрагивало, пока он слушал обвинение, около 10 минут, положив голову на стол.

В любом случае, кажется, он не заметил того, что его формально обвинили в убийстве под настоящим именем, Джон Саймон Ричи.

Если обвинение подтвердится, ему грозит срок от 20 лет до пожизненного заключения.

На суде во время процедуры сидели друзья Вишиуса по панк-року.

Певец Джерри Нолан одел серьги из зубов зверя, на голове у него было серебряное кольцо и шипованные браслеты на руках.

Серебряный игрушечный револьвер свисал с его шипованного пояса.

Полдюжины его остальных приятелей выглядели аналогично.

Передовица газеты Сан, 14 октября 1978

 

Я ХОЧУ ПРАВОСУДИЯ ДЛЯ МОЕГО СИДА

СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ «САН» (Лесли Хинтон, Нью-Йорк)

Мать панк-звезды Сида Вишиуса, обвиненного в убийстве подруги, сказала вчера вечером: «Я хочу правосудия для моего Сида».

Миссис Энн Беверли из Лондона, нервно куря одну за одной, специально говорила со мной, после визита к Ви-шиусу в нью-йоркскую тюрьму строгого режима на Рикер-Айленд.

Она говорила: «Он сказал мне: "Мама, я не делал этого"».

Сан, 16 октября 1978

ВИШИУС МАЙКИ СКАНДАЛ

Менеджер Секс Пистолз Малькольм Макларен обвинен в спекуляции на насильственной смерти Нэнси Спанжен, подруги Сида Вишиуса. Макларену грозит осуждение вследствие маек, появившихся в его магазине на Кингз Роад. На майках, 6.50 за каждую, изображен Вишиус, окруженный венком из мертвых роз. И написаны такие слова: «Я ЖИВ ОНА МЕРТВА Я ВАШ».

Ивнинг Стандарт,27 октября 1978.

 

МАКЛАРЕН СРОЧНО ВЫЛЕТАЕТ В НЬЮ-ЙОРК ВНОСИТЬ ВЫКУП — 30.000 ДОЛЛАРОВ. ТАКЖЕ ОН НАЧИНАЕТ ПЕРЕГОВОРЫ ПРО ИСТОРИЮ С СИДОМ ВИШИУСОМ... КНИГА, ФИЛЬМ... ВСЕ ЧТО ХОТИТЕ. ВЫКУП СТАНОВИТСЯ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ ПОСЛЕ ТОГО КАК ВИШИУС ОКАЗЫВАЕТСЯ ЗАМЕШАННЫМ В ДРАКЕ В НОЧНОМ КЛУБЕ. ОН ВНОВЬ ОКАЗЫВАЕТСЯ... НА РУКАХ СВОЕЙ МАТЕРИ.

 

СИД ВИШИУС ТРАГИЧЕСКИ ПОГИБАЕТ ОТ НАРКОТИКОВ

МАМА НАХОДИТ ЕГО В ОБЬЯТИЯХ ПОДРУГИ (Крис Бакленд и Стюарт Грейг)

Вчера Сид Вишиус, мученик панк-рока, погиб от передозировки героина.

Он был найден голым, на руках своей подруги в ее нью-йоркской квартире меньше, чем через 24 часа после того, как он был отпущен из тюрьмы за выкуп.

Его мать, миссис Энн Беверли, принесла им в кровать 2 чашки чая и неистово пыталась разбудить Вишиуса.

Подруга, Мишень Робинсон, застигнута врасплох и не может осознать, что он мог умереть, когда они спали.

Передовица Дейли Миррор, 3 февраля 1979

 

НАРКОТИКИ ПОГУБИЛИ ПАНК-ЗВЕЗДУ СИДА ВИШИУСА (Нигель Нельсон, Нью-Йорк)

Панк-рок-звезда Сид Вишиус, юноша, не нашедший себя в жизни и попытавшийся воплотить бесвкусный поп-имидж в патетику реальной жизни, погиб вчера от передозировки героина.

Его тело было найдено после вечеринки на квартире его последней подруги в Гринвич-Виллидж, Нью-Йорк — они праздновали его освобождение из тюрьмы под залог — он обвинялся в убийстве своей подруги «Смердящей Ненси» Спанжен, совершенного ножом.

Передовица Дейли Мейл, 3 февраля  1979

 

Я ДОСТАЛА СИДУ ГЕРОИН

ЕЩЕ ОДНО СПЕЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ

(Пол Дакр из Нью-Йорка)

Мать Сида Вишнуса заявила вчера, что она позаботилась достать ему героин — в ту ночь, когда он погиб.

Лондонка Энн Беверли, которая обнаружила тело свои о сына на квартире в Гринвич-Виллидж, говорила о докзе, приведшей его к смерти.

Но она добавляет: «Я знаю, той ночью он больше не брал, потому что пакет находился у меня в кармане». Кроме того, работ (сленг для впрыскивания героина) больше не было. Работы, которые были раньше, уже прошли. И не может быть, чтобы Сид украл «смак» (героин) у меня из кармана. Это не похоже на него. Он мог подождать до следующего дня и сказать: «Можно мне еще немного?».

Дейли Экспресс, 5 февраля 1979

 

УДИВИТЕЛЬНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ СИДА ВИШИУСА — Я НЕ УБИВАЛ НЭНСИ (Джин Ричи) ОНА НАЧАЛА ИСТЕКАТЬ КРОВЬЮ И Я ПЕРЕПУГАЛСЯ!

В наполненной фимиамом комнате при свете свечей полная темноволосая женщина бегло и неразборчиво писали непристойности на своем бюваре.

Она хмурила брови, стонала от боли, и перо прыгало пи странице. Слова были полны насилия и богохульств.

Сид Вишиус, умерший 15 месяцев назад, рассказывал миру свою историю. Рассказывал как он умер, на убогой вечеринке с героином, чтобы отпраздновать свое освобождение из тюрьмы под залог.

Ким Трейси, 41-летняя медиум, невольно вошла в кон­такт с Сидом, застигнутая за писанием. Она сидела с застывшим в воздухе пером над большой белой страницей и ждала, когда внезапно ее рука, ведомая Вишиусом, начал, двигаться.

Сначала она что-то машинально чертила. Символ стрелы проходит через все 8 страниц ее записей.

КАРАКУЛИ

«Должно быть, это символ ножа», — сказала она позднее. Затем начали появляться и слова, небрежные каракули, едва разборчивые и без пунктуации.

У матери Сида Вишиуса нет никаких сомнений, что это именно ее сын вошел в контакт с медиумом Ким Трейси. А сейчас миссис Энн Беверли хочет устроить встречу с мертвым сыном, чтобы снова поговорить с ним.

М-с Беверли, 49 лет, закричала, когда она прочла слова, написанные медиумом.

Дейли Стар, 2 июня 1980

 

Для Анни Беверли, матери Сида Вишиуса, ее сын совсем не Сид, а Саймон — это имя она дала ему при рождении.

Он был ее маленький, мальчик, которого она обожала.

Когда он умер в прошлом году, она уже не помнила его в другом виде, кроме как в регалиях панк-рокера.

Его детские фотографии с локонами нежно завязанных волос, были украдены у нее все до одной из ящика под кроватью. Затем в глубине выдвижного ящика она обнаружила другие фото, о которых она совсем позабыла.

Взволнованная, она сделала себе семейный альбом. Позднее гордая мама показала его на Верджин-Рекордз, и теперь альбом будет выпущен для фанов Сида Вишиуса. В продажу он поступает в сентябре, 1.95 за штуку.

Дейли Миррор, 9 августа 1980.

 

НАШИ ИНОСТРАННЫЕ КОРРЕСПОНДЕНТЫ ПИШУТ:

Воротилы шоу-бизнеса и известные теле-персоны на прошлой неделе были обвинены в том, что они ели Вишиус-бургеры в престижной нью-йоркской Студио 54 Диско на предварительном судебном заседании на прошлой неделе, после недавних рейдов спец-служб по «местам отдыха насосов в свободное время».

Босс компании Верджин-Рекордз, Ричард Брансон, 37 лет, теле-персоны Дик Кларк, 55, Девид Фрост, 42 и несколько журналистов, включая Майкла Уоттса, 38, редактора музыкальной газеты, видимо, съели по несколько бургеров каждый, и это может быть названо настоящей «оргией вампиризма». «Это было ужасающе, — сказал завсегдатай клуба Ричард Денунцио из Бруклина, — у них во рту было по трупу». Ожидается, что и другие известные насосы от шоу-бизнеса и медиа, включая Ньюс Репортес, будут обвинены в течение продолжающегося разбирательства.

За несколько последних лет этот чудовищный культ вампиризма возрос, и Вишиус-бургеры только последний прецендент. Заслуживает внимания то, что вампиры съедают трупы поп-звезд в виде гамбургеров, ошибочно веря, что харизма звезд вселится и в них: печально, что эти попытки обречены на провал и сторонники культа только обманывают себя. Говорят, что культ начался в 50-е с Дин-бургеров — их было немного и, видимо, они содержали в себе обломки «Порша» и солнечных очков, и все еще живы те, которые пробовали бургеры со словами: «Жестко, но вкусно». Вероятно, самым мощным взрывом за последние годы, перед скандалом с Вишиус-бургерами, был скандал с Пресли-бургерами в 1977 году. Скандал начался, когда группа оккультистов совершила попытку украсть тело из могилы: тело уже было украдено! Сейчас известно, что мясо было пропущено через мясорубку и фарш был подан на стол гурманам — Пресли-бургеры. Они были очень дорогие (тысяча долларов порция) и достаточно жирные, но это не отпугнуло ищущую острых ощущений шайку насосоВ: Мик Джаггер, говорят, съел несколько перед недавним выступлением на Уэмбли. Большой тюремный срок грозит в Канаде Киту Ричардсу, еще одному вампиру, остановившим распространение этого ужасного культа, но недавний скандал с Вишиус-бургерами доказывает то, что культ процветает. И даже сейчас есть неподтвержденные сообщения о Кертис-бургерах, хрящеватых-бургеры с налетом веревки и мрамора. Однако, нужно опровергнуть слухи о том, что Гитлер-бургеры широко доступны: они были доступны только после войны и припасены для Важных Персон.

Из Панк-Коллекции Джеми Рида, Музей Виктории и Альберта.

 

 

МАЛЬКОЛЬМ МАКЛАРЕН КИНОЗВЕЗДА

 

ДЖУЛИЕН ТЕМПЛ: Это был очень, очень неприятный для меня опыт, делать этот фильм, потому что Малькольм и Вивьен были настроены против меня.

В: Почему?

ДТ: Я не знаю почему — не знаю. Вроде бы они хотели делать все сами, я думаю, и... (пауза)... я правда не знаю почему. Я считаю (пауза) я считаю... кажется, Малькольм мне во всем не доверял. Мм (пауза), просто, знаешь, мне было очень трудно. Я чувствовал его хватку, он ущемлял меня (демонстрирует, хватая себя за руку большим и указательным пальцами), и потом говорил мне, что выгонит меня.

Ему не нравились люди, с которыми я работал. Я привел несколько человек, которых знал по кино-школе, и они ему действительно не понравились. Я думаю, все коренилось в том, что я, несмотря ни на что, все-таки заставлял его что-то делать. И знаешь, я никогда и близко не был таким престижным человеком, как Расс, я был очень неопытный. Мы оба были неопытные — я как режиссер, а он как продюссер.

Мы каждый день все меняли, откладывали на потом. Это были очень неорганизованные съемки. Кошмарные просто. Все затягивалось. Я помню как-то Малькольм не пришел к 9 и мы его прождали до часу. И однажды, я помню, случилась полная херня, потому что пошел дождь, а нас целый день ждал вертолет, а когда шел дождь, мы не могли ничего снимать, дождь хлестал по ветровому стеклу. И стоило это очень дорого, и я выглядел полным мудаком, что не снял все сразу утром. И он мог быть очень неприятным, знаешь, это все, что я могу сказать. Он был очень неприятный в течение всех съемок. Даже хуже, чем во время монтажа.

В: А ты можешь привести примеры? Если ты говоришь, что он мудака из тебя делал, приведи какие-то факты.

ДТ: Хорошо, он говорил мне перед всеми, что выгонит меня, кричал на меня и говорил: «Все идет к тому, что ты будешь уволен», «Завтра я собираюсь уволить тебя». И это не очень приятно перед всей бригадой, которую ты толком не знаешь, но с которой ты должен снимать фильм (смеется). И он мог просто прервать тебя, когда ты снимал что-то, мог просто схватить тебя своими костлявыми пальцами за руку — у него такие смешные прихваты (снова демонстрирует), и например, если ты с кем-то говорил, ему должно было, чтобы ты немедленно перестал с ним разговаривать и заговорил с ним. Мы договаривались о чем-нибудь и он мог сам все передумать и очень очень негативно ко всему относился. Чтобы он проявил какой-то энтузиазм, нужно было вести постоянную битву.

И как у актера у него были ужасные проблемы. В эпизоде с ванной, это был очень короткий кусок, он мог забыть все слова. И мы наверху были как совет идиотов — все знали эти несчастные два слова — в точности знали...

Первый день был ужасный. На Тауэр Бридж. Он опять забыл все слова и мы проторчали там весь день. Все становилось хуже и хуже и он сказал: «Смотрите, я сейчас выпью бутылку виски и вспомню все слова». Он выпил целую бутылку виски и все стало еще хуже (смеется). Я помню эти слова (подражает малькольмовской протяжной медлительности): «Секс Пистолз выбрали сегодняшний день и отработали его до конца». И он говорил все медленнее и медленнее, он не помнил слов — и становился все краснее. Вот, таким был первый день и это было ужасно. Мы так ничего и не взяли себе оттуда. И, мм, его было очень трудно снимать, потому что всю вину он сваливал на меня — что он не помнит слов. И помочь ему было очень трудно, но я помогал, насколько это было в моих силах.

И еще, я думаю, одна из проблем была в том, что Малькольм начал верить в свою роль, которую ему придумали. Он правда стал думать, что что-то вроде ситуационистского гения, который разыграл все эти события...

 

Ситуационистская теория, род интеллектуального терроризма, базировалась на тотальной критике повседневной жизни западного буржуазного общества. Она достигла своего триумфа во время революционных событий в Париже в мае 1968, когда Ситуационистская философия была на мгновение пущена в массовую практику. Хотя Ситуационисты более не существуют как согласованная сила, их идеи продолжают вдохновлять мыслителей и активистов во всем мире.

СЛОВАРЬ НОВЕЙШЕГО ИСКУССТВА

 

В: Но почему же Малькольм пришел к мысли, что ты предатель?

ДТ: Я стал предателем, когда отказался быть рабом, это основное.

В: О, неужели?

ДТ: Да, я думаю в этом суть. Он снова набросился на меня по телефону и высказал самую экстраординарную инвективу, какую я когда-либо слышал. Кажется, он назвал меня говнюком из среднего класса и сказал, что вытащил меня — а в этом было явное противоречие — вытащил из грязной канавы и прибавил, что навел обо мне справки в кино-школе и они знают там, что я полностью бесталанный и, знаешь, такие вот абсурдные вещи. Все это совершенно противоречило тому, что я о нем думал — оказывается, его волнуют люди в этой кино-школе — мне так совершенно наплевать о чем там мой ебаный профессор думает? Я не был там уже два года.

Вот, и он мне выдал все это по телефону, а в оффисе в это время были Джеми и София, и они не могли поверить, что такое творится, просто оглушены были. И я был особенно удручен, потому что сильно верил в наш союз и вообще в наши проекты. И знаешь, абсурд какой-то вышел с фашистами из общественной школы. Я думаю, разница небольшая между фашистами из общественной школы и фашистами из арт-школы.

И я помню, это было ужасно в монтажной на Беквик-стрит, там у нас в трущобах монтажная была. Он стоял наверху на лестнице и смотрел мне вслед. Я спускался. Малькольм смотрел вниз, взявшись за перила, и кричал мне: «Ты работаешь как раб» — и эхо пошло. Я подумал: «Пошел ты на хуй...». Знаешь, так все и было.

Я думаю, он находился под большим давлением, потому что как раз в это время умер Сид и на суде начала вскрываться вся подноготная, и с ним начали происходить странные вещи. Он думал, что люди пытаются застрелить его и все такое, он упаковывал свою одежду и пытался уехать. Вивьен за него очень беспокоилась. Я думаю, он выглядел из ряда-вон. Ужасно выглядел. Лицо его постоянно было красное. Я увидел его еще раз на закрытом просмотре некоторое время спустя, но он не стал со мной говорить и я с ним тоже, но какое-то лазерное излучение между нами прошло, какой-то зловещий контакт взглядов.

Конец был очень печален, очень грустное было время. Никто был не в силах ничего изменить. Они питали эту невероятную веру Малькольма в то, что он именно тот, за кого выдавал себя в Надувательстве, и, знаешь, это становилось все более абсурдным. Особенно, когда Джон начал таскать его по судам и весь его вид мегаломаника разлетелся на куски. Империя Секс Пистолз пала.

 

То был не сон; или скажи, что сон,

Реальность — сон Богов, и нега замедляет их наслаждения...

ДЖОН КИТС, «Ламия»

 


← предыдущая страница  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  следующая страница →
© 2006-2011. Компост. Если вы заблудились - карта сайта в помощь
Рейтинг@Mail.ru