Авторизация
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?
Регистрация
Заказать альбом


eng / rus

Секс Пистолз.История изнутри.

ТУРНЕ «АНАРХИЯ»

 

 

В ЭТО ВРЕМЯ ПИСТОЛЗ ВМЕСТЕ С КЛЭШ И ДРУГИМИ ПАНК-КОМАНДАМИ ОТПРАВЛЯЮТСЯ В ТУРНЕ «АНАРХИЯ». В ОСНОВНОМ ИЗ-ЗА СЛУЧАЯ С ГРЮНДИ СУДЕБНЫЕ ВЛАСТИ ОКРУГОВ ОТМЕНЯЮТ НАЗНАЧЕННЫЕ КОНЦЕРТЫ

 

6 Дек 76

... медленный день, слоняюсь — собираю газетные вырезки. Сделала пару звонков. Мне позвонили. Гадаю, что же происходит? Телефон больше не достает... Налоговый инспектор поджидает. В итоге звонит Малькольм с несколькими заданиями — поменять информацию о выступлениях, что-то передвинуть, что-то убрать совсем. Не очень дружелюбно.

ГЛЕН МЭТЛОК: Турне Анархия оказалось сплошным безумием. Ехали по стране на этом громадном автобусе. Все сидели и думали — состоится или нет вечером у нас концерт. И торчали в этих пятизвездочных отелях, намереваясь заработать кучу денег, потому что на все концерты билеты были проданы заранее. И за все турне мы сыграли всего три раза — торчали только в этих отелях и платили астрономические бабки.

 

ПЛОХИЕ И ОТВРАТИТЕЛЬНЫЕ

Сексуальные Пистолеты продолжают надоедать своим присутствием.

Вчера панк-группа из четырех человек крушила вестибюль роскошного отеля, с корнем вырывая декоративные растения, швыряясь цветочными горшками и посыпая землей дорогие ковры.

Вандализм в четырехзвездочном отеле Драгонара в Лидсе был лишь прелюдией к вечернему концерту панков в городе.

Десять запланированных шоу в других городах были аннулированы испуганными властями и администрацией на прошлой неделе, когда группа своими грязными ртами привела в ярость миллионы телезрителей.

Наш сотрудник, который наблюдал как группа бесчинствовала в отеле, сказал: «Когда они резвились, они кричали: «Мы не виноваты, вы сами этого хотели. Счет — компании EMI» — это их компания звукозаписи.

Сегодняшнее шоу должно состояться в Политехническом Институте в Лидсе. Менеджер группы Малькольм Макларен сказал, что главным пунктом программы станет песня, которая начинается следующими словами: «Боже, благослови Королеву и ее фашистский режим».

Передовица Дейли Миррор, 6 дек. 76

 

МИССИС ЛАЙДОН: ... эти советники раздражают меня, потому что только и знают, что заседать, они делают совсем не ту работу, какую им положено. Они отстраняются от молодежи, которая хочет им посмотреть в глаза, они не переселяют людей в новые дома, бросают их на улицах, без крыши над головой, и сквоттеры — это результат.. А потом опять заседают и говорят: «Эта группа имеет право выступать, та группа не имеет права, потому что якобы насилие». А я думаю больше насилия там, на улицах, где у людей нет крыши над головой.

 

Сегодня панк-рок осудил один из старейших основателей рок-н-ролла — Билл Хейли.

В аэропорту Хитроу, улетая в Нью-Йорк, Хейли сказал репортерам: «Я думаю, все зашло уже слишком далеко».

Скандальный фильм Хейли «Рок круглые сутки» продемонстрировал нам стиляг, дергавшихся в проходах, и оторванные и изрезанные спинки стульев — в духе 50-х. Некоторые неприятности имели место и в его настоящем турне.

Но по крайней мере он не принимает грязной лексики панка. «Я за развлечения всякого рода, но у меня десятилетняя дочь, и я не хотел, чтобы она слышала что-то из того языка, который используют эти парни», — сказал он.

Ивнинг-стандарт, 6 дек 76

 

7 Дек 76

... странные и ядовитые заметки Тони Коллинза в Ивнинг-стандарте. Что такое? М просит меня попытаться что-то там урегулировать. Полная беспомощность. Как можно влиять на людей, когда ты понятия не имеешь кто они? Я сделаю все, что смогу...

Генеральное собрание на EMI продолжается. Джек и Нора меня информируют — сэр Джон (глава EMI) касается нашего вопроса, но я не думаю, что контракт ставится под сомнение. По Новостям очень милое замечание о людях, которые пытаются бороться с системой: «Конечно, мы согласны с тем, что надо что-то менять». В общем, если угрозы усилятся, EMI бросит их ради общественного спокойствия. Пока они чувствуют: все не так страшно, и оказывают им поддержку, я так думаю.

 

ЧТО ТЫ СКАЖЕШЬ ОБ ЭТИХ ПАНКАХ

Мне одиннадцать лет и когда я увидела этих людей в Миррор с булавками, продетыми через ноздри, меня чуть не вытошнило. Если я встречу их когда-нибудь, я обязательно им скажу, как это опасно и как глупо это выглядит.

Джулия Хьюнс, Мэнсфилд Ноттс, Дейли Миррор 8 декабря 76

 

13 дек 76

... М влетел около пол-первого. Текущие разборки — деньги, то, се, пятое, десятое. Я раздражена, потому что не могу объяснить себе, что происходит. Малькольм обалдевший, потому что голова его кишит идеями. Пришел Глен, дала ему немного денег. Между разговорами по телефону потрепались на тему как выбраться из дерьма — турне накрылось, EMI настроена прохладно и мне сложно представить себе, что они — наша компания. Все они дрожат от пяток до макушки. Играют в хороших мальчиков, боятся полететь с работы. М. сказал — Джон Бэгнел (человек с EMI) снова одел клеш, сорвал булавки и в пятницу никому, не удалось с ним поговорить. Все говорят разом и ни от кого не добиться прямого ответа, — это тяжело, особенно если раньше все шло хорошо, а сейчас все только и говорят: «Лично я...», а меня интересует общий курс, общая политика? — и все как воды в рот набрали. Пришел Пол со Стивом — долгие дебаты, оставаться с EMI или порвать. Все совершенно обалдевшие, однако дискуссии в полном разгаре. Явились Корки с Майклом. Хаос. Как мне работать в комнате 10 на 10, где тусуются 7 человек и непрерывно звонят 2 телефона? Кое-как все утряслось, кроме денег. М. идет в EMI надеясь получить от них что-то. В чем я глубоко сомневаюсь. Но по крайней мере будет чёткий критерий и по нему будем судить: оставаться с ними или нет. Нам нужна компания, которая могла бы давать нам деньги.

Бернардо хочет, чтобы мы поднапряглись и схватили прессу за горло. Но им совсем не интересно, что у нас есть сказать по-серьезному. И нам надо думать, думать — как быть дальше. Есть опасения, что Секс Пистолз запросто могут накрыться, проложив дорогу другим командам, которые сейчас начинают.

 

14 дек 76

... в оффисе остается только трепаться. Моя работа маленькая. Серия звонков в EMI. Кажется они там поостыли и все ОК. Утром М. сказал, что они готовы дать денег для турне...

 

15 дек 76

М. пришел около 5 — задерганный. Звонки, звонки. Кажется Лиза Робинсон (она дает колонки для 127 газет США и Австралии) нас облажала. Я ни о чем не волнуюсь в отличие от Джеми и Малькольма.

 

17 дек 76

... Роджер Скотт по радио Кэпитал сказал: «У Секс Пистолз с их записью полная беда, им пришлось даже звать на помощь музыкантов со студии. И запись (они ее отказались играть) вовсе и не их запись». Из «достоверного» источника. Гнев, Суматошные действия. Отказываясь от своих слов, он сказал: «Через 5 секунд как я сделал это заявление, мне позвонил Малькольм Макларен и сказал, что это неверно. Глубоко извиняюсь, Малькольм. Можешь улыбаться». Что за дерьмо. М. раздражает меня своими приставаниями. Стив молодец, сказал ему: «Заканчивай к ней лезть». Но я в любом случае двигаюсь в сторону пива. В остальном смысла нет. Что можно изменит о? Приняла пинту в Корабле и с собой еще принесла. Заморочки с аппаратчиками, осветителями, все хотят денег. В итоге М. заплатил, пока я сидела в углу надутая, ничего не делая. Стив тоже сердитый. В итоге я изрядно накачалась. Сделала кружок по Эрлз-Корт, посмотрела Кинг Конга с Хартбрейкерами, заняла у них пятерку. Там тоже все очень мрачно. Дома в 9. Джеми говорит, что звонил Малькольм и извинялся. Он дома. Все ОК. Я правда его люблю.

 

20 дек 76

... Ингам сказал мне массу интересного, что ему сказал Сеймор — они еще покажут всем и это будет не массовая жвачка. Кажется, по фонографу объявили, что они не поедут в турне с The RAMONES, потому что это будет турне RAMONES плюс кто-то еще. Взяточничество...

... мне очень хреново, совсем нет денег. Чувствую себя совершенно потерянной. Сны, полные сновидений — как и вчера, шпионские истории, техника какая-то.

 

22 дек 76

... Позвонила М. перед тем как уходить (на концерт в Плимонте). Он сказал не надо. Но я решила уже, что пойду. Пришла в оффис. Кое-какие недоделки, но я должна идти. В 11.30 села на поезд и в 3.30 была в Плимонте. В город меня подвезли — цивилизованные люди среднего класса, как мои родители. Очень приятные. Я не сказала им, что собираюсь в... Вудс к 9-ти.

Только около 10-ти люди стали собираться. Умудрилась успокоить Энди (водитель автобуса) на счет его расходов, обманывая всех, что у меня нет ни пенса. Ясно стало, что больше никто не появится и CLASH вышли и отыграли изумительно. Потом HEARTBREAKERS. Секс Пистолз играли хорошо, но со звуком полная засада. Дейв (звукооператор) кажется неслабо отъехал от своих колес. Ниле так разозлился, что взял на замену Кейта — еще хуже вышло. Мрачно ехали в отель. Бэгнелл дал нам сендвичей. Все очень пьяные, тусуемся. У меня все закончилось на серьезном разговоре с Гленом.

 

23 дек 76

... около 10-ти. Сижу в вестибюле, легкая паранойя и депрессия. Глен вкатился смущенный. Я осторожно растолкала Мика. Фредди (ответственный за безопасность турне) пытается всех собрать. Заморочки. Комната осветителей слегка разъебана. Плавательный бассейн. Похоже ночью выходили поплавать. Микки (звукооператор КЛЭШ) разшиб себе голову, нырнув на мелком месте. Один из осветителей выглядит явно побитым. Другой поранил ногу о битое стекло. Мик и Фредди улаживают все с администрацией. К счастью, М. не подписал чек на 500 ф.

 

24 дек 76

... к 10-ти в оффисе. Делать больше нечего. С банком договорено. Деньги — к Рождеству. Люди приходят и уходят. EMI прислала рождественскую корзинку. Пьянство начинается.

 

27 дек 76

... встала в 9 ч к родителям. Никак не вспомнить — закрыла я оффис в Сочельник или нет, поэтому сначала туда. Кто-то взломал дверь. Какое-никакое утешение. Звоню Джеми, потом М. Группа сегодня записывается. Мне нужно ждать полицейского — приятный парень. Очень интересуется Пистолз. Я в панике, боюсь, что украли доверенность на машину, но все на месте. Исчезло только самое очевидное — джинсы и ботинки Вив, радио и т.д. Позже ланч с папой и мамой в Элизабет Нимс на площади Монтегю.

 

29 дек 76

... в оффисе рано, жду CID (криминальная полиция — п. п.). Настоящий мороз. Никто не звонит. Занимаюсь бухгалтерией. В итоге пришел Малькольм. Долгие разговоры с Моббсом. Ни к чему не пришли. Голландское турне начинает оформляться. Майлс (Коупленд) наезжает на мозги с этим оборудованием и т.д. Это же минутная работа. М. обещал вернуться вечером и повидать Джеми, но не пришел. Джеми, Пит и я сидим в пабе. Влетели Хайртбрейкеры и так же вылетели — встречаться с Ли (менеджер Heartbreakers) на площади Луизы. У Джонни спазмы в животе и мы обращаемся с ним нежно, по-матерински. Горячительное поставит все на места.

 

4 янв 77

... около 7-ми выхожу в сумерки будить Стива и Пола — а также Шарона, Трейси и Дебби, если они там. Наверху у них тепло и чудесно. Просыпаются они вечность. Болтаю с Шароном, который нравится мне больше всех. В итоге появляется Глен с машиной. Звоню Малькольму, чья тревога таинственно мешает работать. Джон влез в старый Ваксхаулл, с друзьями, сам на подъеме. Стив явно настроен беспощадно. Никто не удивился, когда я услышала от Майлса позднее, что они устроили там скандал с этой рвотой. Снова газеты.

 

ЭТИ ВОЗМУТИТЕЛЬНЫЕ ПЕРСОНЫ! СЕКС ПИСТОЛЕТЫ В АЭРОПОРТУ

Сегодня возмутительная панк-группа Секс Пистолз устроила беспорядки в Хитроу.

Во время полета в Амстердам они блевали и плевались в салоне, шокируя пассажиров и летный персонал и внушая им отвращение.

Девушка из билетной кассы сказала: «Более омерзительных людей, чем эта группа, мне видеть еще не доводилось. Они вели себя отвратительно, глупо и мерзко».

Девушка, не назвавшая своего имени, добавила: «Группа обзывала нас грязными словами и всех оскорбляла».

«Одного из них стошнило на трапе, ведущем к самолету. Потом он повторил это в мусорное ведерко. А остальные в это время плевались в потолок и друг в друга. Это было омерзительно».

Одна из пассажирок, наблюдавшая «представление» группы в Хитроу, миссис Фреда ван Ройден из Роттердама, сказала: «До сих пор я ничего не слышала о Секс Пистолз, но после этого я забуду их не скоро.

Это просто недоразвитые дети — больших дегенератов я еще в жизни своей не встречала. Кажется, все это время они выпивали. Кстати, выглядели они так, словно им нужна хорошая ванна».

Ивнинг Ньюс, 4 января 77

 

ЛЕСЛИ ХИЛЛ (EMI): ... и рассказы эти в прессе, которые (смеется) не могут быть подтверждены фактами. Думаю, что инцидент в Хитроу, для начала, что называют «блевали и плевали», его просто не было. С ними каждую минуту был наш человек и ничего такого не было. Вся эта история с девушкой в билетной кассе, ссора или что-то там такое. Но они не были у билетной кассы, потому что опаздывали на самолет, и наш человек ходил в кассу и покупал им билеты.

 

 

EMI УВОЛЬНЯЕТ PISTOLS

 

6 янв 77

Встала рано, купила новый свитер и в оффис опоздала. Саймон зашел. Все очень спокойно и я чувствую в себе конструктивный заряд — сделать то-то и то-то. Саймон пошел делать ксероксы всех газет, которых у нас нет. Кто-то из «Ивнинг Ньюс» позвонил, спросил: какова ваша реакция на то, что EMI вас уволила? ЧТО???! Впервые об этом слышим. Позвонила Стивену, говорит — глупости, просто ходят слухи — я отзвонила и опровергла. Потом Стив Хавос звонит — слышал новости по радио, потом Тони Роуз (бухгалтер Пистолз). Затем начали звонить из газет. Я в восторге. Том Нолан (пресс-аташе EMI) ничего не знает... Все успокоилось, и я немного зла, что М. мне даже не позвонил.

 

 

НОВОСТИ КОМПАНИИ EMI

 

6 января 1977

 

EMI и СЕКС ПИСТОЛЗ

 

EMI и группа Секс Пистолз пришли к обоюдному соглашению расторгнуть их контракт по звукозаписи.

EMI считает невозможным для себя устраивать записям этой группы международную рекламу в связи с неблагоприятной для группы прессой, которая имела место в последние два месяца, несмотря на то, что недавние заявления в прессе о поведении Секс Пистолз кажутся несколько преувеличенными.

Разрыв контракта с Секс Пистолз ни в коей мере не влияет на намерения компании EMI поддерживать свою активность во всех областях музыкального бизнеса.

 

 

 

ЛЕСЛИ ХИЛЛ: Давайте я попытаюсь вам объяснить — некоторые вещи достаточно трудно понять — как все именно так получилось. Когда все это появилось (плохая пресса), мы надеялись, что от этого и следа не останется, да и от группы будет меньше провокаций. Они же не успокоились. С Малькольмом Маклареном мы сидели в оффисе бессчетное количество раз, и я о многом с ним говорил. Я думаю... люди из EMI и не только из EMI протестовали по разным причинам. Были протесты из-за употребления мата по ТВ; протесты из-за элемента насилия в целом; протесты из-за слова «анти-Христ» в песне. То есть где-то пять-шесть пунктов, по которым люди протестовали. И... мы не могли прокатывать их сингл в такой ситуации.

Предположим, к примеру, у них проходит турне и мы делаем то, что обычно делаем в период турне — то есть под конец турне устраиваем что-то вроде пресс-конференции. И вы представляете, что могло бы произойти? Настоящий бунт мог начаться. Понимаете, появились бы люди со стороны с протестами, везде были бы фотографы, пресса. Это не тот контингент, с которым мы можем вести себя как подобает.

Вот я и говорил им: «Смотрите, вы разве не понимаете, что если вы будете собирать такую прессу, ваши записи будет трудно прокатывать, мы не сможем просто делать то, что нужно. Как мы, к примеру, будем вас выставлять за границей, если все что мы имеем — газетные вырезки, а там ваши непристойности и ярость Дейли Миррор. Понимаете, при таком положении трудно прокатывать ваши записи». И это все, что у нас имелось (смеется), все, к чему мы пришли...

Что я пытался сделать, так это сесть с ними и попытаться объяснить им — мы хотим прокатывать и продавать музыку, а не вот это все. Чтобы выйти из сложившейся ситуации, им надо было действительно с нами сотрудничать, им надо было перейти на более мягкий профиль. В общем, мы хотели от них хорошего паблисити, а не всю эту многозначительность.

И реально ответ был такой, после десятка дискуссий, не с ними, конечно, с людьми на фирме, ответ был такой: они не могут с нами сотрудничать, мы им в этом смысле не помощники.

В общем, всем дошло до крайней точки, и я персонально половину своего времени проводил — я думаю... понимаете, скандал был, пресса висела у меня на телефоне. Я не могу проводить по полдня, разговаривая с прессой обо всех этих вещах. Это сказывалось на моем времени. Знаете, у нас есть сотни групп и сотни вещей вдобавок. И все шло к тому, что начнутся крупные неприятности.

Они звонили нам и говорили: «Смотрите, если вы не можете прокатывать наши записи, дайте нам что-то еще». И я однажды позвонил им и сказал: «Смотрите, ситуация с каждым днем все хуже, не лучше. Вы предлагаете нам разорвать контракт? Мы сделаем то, что в наших интересах». И я сказал им: «Идите на маленькую компанию» — правда, так и сказал им, сам сказал им: «Идите на Верджин, туда или в другое место, не в такой как у нас солидный лейбл, именно Верджин, не А & М», и я отвел их туда и сам их представил, потому что «маленькой компании, знаете, с вами легче справиться — с тем, что вы делаете и кем хотите быть».

Все заняло около 6 или 7 недель и главный пункт был в том — и здесь мы возвращаемся к слову «консенсус» — что скажи я «вон» на день позже, мы бы имели много заявлений об отставках, потому что на втором этаже у нас много людей, которые проявляли большой энтузиазм относительно этой музыки и этой группы, желали им успеха.

Я считаю, что сопоставил все точки зрения в нашей организации: точки зрения людей с EMI-Рекордз, людей, работавших в других частях EMI...

В: А что это за другие части?

ЛХ: Ну просто все остальные. Я просто хотел собрать точки зрения всех людей. Хотел знать, что все они думают об этом.

К примеру, одна из вспомогательных компаний на EMI — по крайней мере, один или два ее главных менеджера держались очень строгой линии по этому вопросу: «Мы действительно не знали с кем мы связались и никогда не думали, что можем связаться с такими людьми».

Из-за газетного гвалта у нас на фабрике появились женщины, которые говорили: «Мы не хотим иметь никакого отношения к этим записям». И они отказывались проводить упаковочные работы. Вот почему записи некоторое время не распространялись. А с такими вещами как этот сингл, ты не знал сколько его будет продаваться и нужно было быстро реагировать на изменение ситуации. А поскольку лэди забастовали, начались трудности с доставкой, и магазины вовремя не получили сингл.

У них было там свое собрание и в итоге они решили дать обратный ход и сделать переплет записям. Другими словами, это хороший пример, эти лэди сами пребывали в неуверенности — они что-то читали в газетах, были этим недовольны, вот они сели и поговорили об этом, и решили, что может дальше все будет не так плохо. И они дали задний ход и упаковали сингл.

И это типичные чувства, которые были внутри EMI. Однажды группа людей написала письмо в EMI-Ньюс — жаловались, что EMI связалась с Секс Пистолз. С другой стороны, многие люди на EMI отлично знали и понимали шоу-бизнес, они говорили: «Между ними и РОЛЛИНГ СТОУНЗ середины 60-х нет особенной разницы». Итак, у нас был тотальный раскол...

Но по-настоящему суть не в этом. Думаю, мы разорвали контракт — это важно понять, между нами была взаимная договоренность, что бы ни говорил впоследствии Малькольм Макларен. Я звонил ему в Амстердам и Ларри Холл был со мной и я сказал ему: «Я хочу чтобы ты сказал то же самое, что я сейчас скажу, мне нужен свидетель — тому, что я сейчас скажу по телефону». И Ларри Холл сделал это. А Малькольм Макларен впоследствие изменил свое мнение...

Что мы хотели от Малькольма (смеется), немного охладить их. Мы сказали: «Просто немного охлади их. Перейдите на более спокойный профиль. Вся эта накипь сойдет, а мы тем временем сосредоточимся на прокате группы и ее музыки». Но так не получилось. Я не знаю, но он не произвел на меня такого впечатления, что он недоволен ходом событий. Он примерно вот что говорил: «Я не управляю их жизнями». «Они сами себе агенты, и я не собираюсь их контролировать, не хочу и не могу», и все в этом роде, «Они должны делать то, что должны. И быть на том месте, где они есть, потому что все уже зашло достаточно далеко».

В: А вы довольны своим решением?

ЛХ: (пауза). Знаете, мне трудно сказать вам «Да»... Ответ фактически «Да». Я думаю, мы не приняли бы такое решение не будь мы уверены, что оно единственно верное. И если по-честному, когда я увидел, что случилось впоследствии, ммм, я был еще больше рад, потому что мы обходились с ними очень снисходительно, мы дали им время, мы не паниковали.

Да, я думаю, что крайне доволен тем как все повернулось, потому что никто в нашей компании не подал в отставку — люди, которые были очень резко настроены. И я думаю, знаете, что у нас все стало нормализовываться...

Знаете, мы не могли — я не мог просто тратить свое время, занимаясь этим родом вещей. В самом начале — и здесь немало иронии — перед тем как мы начали записывать Секс Пистолз, Малькольм Макларен позвонил мне и сказал, что хочет зайти и встретиться со мной. Я ответил: «Извини, Малькольм, но я не могу». Он говорит: «Почему?»

Я отвечаю: «Потому что это большая компания и я не решаю ничего по вопросам звукозаписи. Я с удовольствием как-нибудь встречусь с тобой, но сейчас извини, я не могу устраивать частную встречу». Я не мог проводить с ним половину своего времени. Я не мог ехать в Амстердам на ДВА ДНЯ, я не мог полвечера ждать, когда он придет и ПОВИДАЕТ меня. Знаете (смеется) выгода тут небольшая.

 

В: Сыграл ли какую-то роль в разрыве контракта тот факт, что следующим их синглом должна была стать песня «Боже, храни Королеву»?

ЛАРРИ ХОЛЛ: Нет, никакой роли, никакой. В: Потому, что я думаю, люди задают такой вопрос. Это был юбилейный год и когда появилась запись, это был единственный голос, выражавший какое-то негодование. И я думаю, что в юбилейный год этого негодования просто не допустили бы — я говорю о медиа. ЛХ: Я честно вам скажу, что в течение двух-трех недель перед разрывом контракта такие разговоры даже не велись.

В: Один из моментов, как мне представляется, из-за которого контракт был расторгнут, заключался в том, что EMI — солидный концерн с большим числом занятых, а Малькольм Макларен как менеджер — он немного анархист, необычный человек; можно сказать просто: индивидуалист, и может быть здесь конфликт между творцами-новаторами и консервативными людьми?

ЛХ: Я полностью отвергаю мысль, что мы использовали власть большой фирмы EMI, чтобы задавить маленького Малькольма Макларена. Такого просто не было. С нами работает множество менеджеров и представителей групп того же разряда, что и Макларен и ни с кем не было таких проблем. И это, несомненно, наша работа — искать связь с теми, кого называют новаторами. Полагаю, это что-то объясняет. Мы в музыкальном бизнесе. Ммм, Секс Пистолз просто такая особая ситуация, когда обе стороны пришли к тому, что далее сотрудничать решительно невозможно.

В: А было ли какое-то давление со стороны других артистов на EMI? Явилось ли это серьезным фактором?

ЛХ: (пауза): Мне следует ответить «нет», не было давления, хотя конечно многие артисты могли выражать свое неудовольствие, но никто из них не был настроен непримиримо. И были такие артисты, которые считали, что нам надо отбить все атаки медиа и остаться с группой.

В: А кто был за, а кто против? Какой-то определенный тип артистов?

ЛХ: Ну это слишком сильно сказано — за или против. Если вы их хорошенько расспросите — а у них у всех обязательно есть свое мнение — мм... я так себе примерно представляю: поп-артисты в основном были «за», а классическая сторона «против».

В: Я говорила с Джонни Роттеном и он считает, что поведение поп-групп не должно быть контролируемо со стороны компаний, он считает, что работа компаний — выпускать пластинки. Можете ли вы это прокомментировать?

ЛХ: Все правильно. В любом случае это не наша работа — цензура там, попытки контролировать их поведение, говорить поп-группам, что они должны делать, а что не должны, нет и нет, в период нашей работы с Секс Пистолз мы этим не занимались. То чем они занимаются в свободное от записей для нашей компании время — это их личные заботы. Но, к сожалению, хорошо это или нет, когда они нарывались на прессу, пресса их блокировала, преувеличивала или искажала факты — EMI как их компания несла какую-то ответственность за этот род активности — но в целом мы не контролируем эту сторону и не хотим контролировать.

 

8 янв 77

Вытащила себя из постели в 10.30 и в прачечную. Там тихо и спокойно, Джеми ходит по магазинам. Поговорила с Патом о реорганизации нашего быта. Надо успеть разменяться с ним квартирами, пока М. не позвонил с тысячью вещей — аэропорт, транспорт, пресса. Итак. Конец тихого дня дома. Разобрать то, что пронеслось — все равно что пытаться остановить только что пронесшийся 137 автобус. По Найтсбридж ехала полчаса, Оксфорд-стрит перекрыта как на Рождество. Откуда взять деньги?

8 оффисе я делаю, что в моих силах. (Странные сны прошлой ночью, как будто я краду что-то из магазина одежды — множество каких-то ключей, перекладываю их на другие места. Какие-то спрятанные люди или друзья где-то совсем не там, где надо. В конце концов занимаюсь любовью на полу, на деревянных досках, с Джерри. В честь чего это?)

 

9 янв 77

Джеми будит меня. Вылезаю из кровати, как раз приходят Вальтер и Джерри (Heartbreakers). Трепемся за завтраком. Они берут у Элен ее транквизизаторы и идут спать, а мы в паб. Появляется Элен. Пьем у нее кофе — очень приятно. Чувства и мысли сдвинуты, словно в тумане.

Все приуныли, поэтому тащу всех на Spiders Stratagem. Кажется, дома было менее скучно. Прекрасные фото хорошая идея. Все длилось 20 минут, а казалось, что все 100. Дом. Паб. Кровать.

 

10 янв 77

Не могу подняться. В оффисе около пол-одиннадцатого. Пришел Тед, денег просит. Потом Вив с М., я пошла в банк. Все утро разговоры с музыкальной прееой, Малькольм схватил грипп и это сказывается на наших отношениях.

 

11 янв 77

все думаю об этой строчке, ситуационист, наверное: «Большинство мужчин и женщин живут в тихом отчаянии» — моя жизнь, Секс Пистолз, может быть особенно Heartbreakers — это громкое отчаяние. Мы кричим, выставляем наши раны, тычем ими людям в лицо.

В итоге Джеми вернулся. Джерри позвонил — я должна разбудить Вальтера, который не в лучшей форме из-за кашля. Нашла ему таблетки с витамином С. Джеми и Вальтер вышли около 6. Я слоняюсь, наслаждаюсь одиночеством, читаю, не сдерживаю себя в выборе музыки и громкости.

 

16 янв 77

... еду в оффис, должен позвонить Берни. Оба мы немного на нервах. Он едет в ICA искать кого-то из своих друзей, Майка, которого только что выгнали оттуда из-за политики, он заведовал там театрами. ICA — отвратительное место и Майк больше там не работает, едем к нему в Ноттинг Хилл... Майк, вот кто мне по сердцу — марксист без партии, без членства, но упорно изучающий все это и не либерал.

 

17 янв 77

Опять поздно встала. Такси до работы. Малькольм позвонил из магазина наконец. Сегодня не могу никого видеть и ни с кем говорить. Саймон получил 125 копий сингла от EMI — здорово. Я начинаю присматривать другой оффис и квартиры для мальчиков. Настоящая обуза. Джеми названивает. Ребята пришли с видеозаписью Грюнди — наконец-то. Ли с Джулианом появились, наконец-то у меня есть бренди. С ними умрешь от смеха. Между собой мы решаем, что Финляндия должна пройти на ура назло М. и всем вместе взятым. Потом в студию. Джона еще нет, а так все хорошо. Джон расстроен из-за Малькольма, тот сказал, что он не будет жить в Эдмонтоне, где он что-то себе подыскал. Говнисто.

 

20 янв 77

Доехала до оффиса быстро. Малькольма нет, он осматривает с остальными А&М-Рекордз. Одно сплошное Ватерлоо. В эти дни, когда он хочет кого-то увидеть, он тащит его с собой в кафе, а все остальные просто болтаются без дела. Разобрала кое-что, сначала записи Дейва, затем взяла ему билеты, чтобы он летел в Мидем в Канны. Вив нанесла визит, ребята из группы, Ли и т.д. и т.п., я глубоко надеюсь, что М. завтра уедет и я смогу сделать несколько вещей. Найти кого-нибудь из оффиса занимает уйму времени.

 

24 янв 77

... большую часть дня провела, разбираясь со счетами и сходя с ума. Утром позвонил М. слегка злой, но бодрый. У нас состоялся долгий бесцельный разговор, какие всегда у нас случаются, когда он за границей, обстоятельный и бессвязный... он говорил о происходящих мелочах. Очень мило, со счетами, естественно, все запутанно, но не так уж плохо. Думаю, все будет ОК. Я в постоянном беспокойстве. Наконец, отложила дела в студии, чтобы разобраться с деньгами, потому что этот парень записи не отдаст, пока с деньгами не будет в порядке. Очень нервный парень. У него была операция на глаза, похоже, косметическая, синяки под глазами, усталый вид. Сама записи еще не слышала, но Стив и Пол довольны. 6 дорожек полностью. Как нельзя лучше.

 

25 янв 77

Все сражаюсь со счетами. Буги сшивается неподалеку. Большую часть своего времени он проводит в оффисе, в тревогах. Часто говорить с ним трудновато. Турне медленно оформляется — организационные дела, перевозки, переговоры с компанией РЕЙ и т.д. Малькольм вернулся около 3. Говорит: «Турне накрылось. Никак не договориться с «Секундой» (компания). Думаю я согласна с тем, что надо оградить себя от Heartbreakers, хотя это и тяжело (лично для меня, дело не в бизнесе). Встретила Джеми и Малькольма... пошли есть, они беседовали. Я прислушиваюсь. М. думает, что может выйти по-настоящему большое дело, можно попасть в кино и тд. Думаю, Джону это не очень понравится. М. определенно с головой ушел в творчески-созидательный менеджмент.

 

26 янв 77

... М. пришел около 2. Вроде вчера с Уорнер Бр. все прошло неважно. Тянется проблема с Гленом. Между тем Майлс (он хочет отсрочить турне) продолжает надоедать до такой степени, что это становится смешно. Пришел Стив и долго разговаривал с М. и Джоном по телефону. Я решительно настроена немного отдохнуть. Придя, М. глубоко погрузился в телефонную беседу с Мэйлом Бушем (промоутер). Кто он? Берни подписал контракт с CBS. Бедный старик Пол-идор — опять пролет. Малькольм считает, что дела с Майлсом нас укрепят. Это верно, что я плаваю в таких вещах даже если мне не нравится человек, я не могу не чувствовать к нему жалости. Это моя очевидная слабость, я всегда идентифицирую себя с теми, кого на хуй посылают, пытаюсь смягчить что-то для них — сама всегда жду, что и со мной это когда-то случится. Я пытаюсь пройти в студию, но тщетно. Встретила М. в оффисе в 7, немного поговорили о возможностях. Он поправляется — как-то он сказал, что главный его недостаток в том, что он не умеет как следует объяснить людям, что творится в его голове. Возможно, он понял наконец, что он за булавочный король, и что власть уходит у него из рук.

 

27-28 янв 77

Четверг вышел пустым. В группе ситуация тяжелая — останется Глен или нет? Позиция Джона ясна, дело в других, которым нужно дать ответ. Четверг и Пятницу провела, отгоняя от себя Майлса и устроив обструкцию Нилсу и Ли. М. мудро исчез и не сообщал мне, что происходит. Я провела кучу времени, корпя над счетами, которые, все-таки не в полном хаосе, и они хорошая отговорка, почему я тогда отсутствовала в их назойливой компании. В четверг в середине дня зашел Джон с Карлсбергом, посидели-потрепались. Он попросил меня придти к нему завтра на вечеринку, для него это будет реальная поддержка. Договорились встретиться с М. в «Кембридже» в 8.30 — провела интересное время, закусывая и выпивая с Джоном, который становился все лучше и лучше. Около 9 разошлись, разозлившись, что М. не проявился. Потом — курс на «Корабль», где я нашла Джеми — (с Нилсом, Ли, Сьюкси и Стивом) — совершенно убитым после интервью с Секундой, которая предложила ему сдельную работу, плюс про-_цент с каждой сделанной афиши. Я держусь дипломатически, все сглаживаю.

 

1 февр 77

Я ищу оффисы, Саймон [Саймон Бейкер, ассистент в оф-фисе] квартиры. После нескольких неудачных попыток (по трущобам Грик-стрит), нашла один подходящий на Рид-жент-стрит, 5 этаж, мансарда. У Саймона ничего хорошего. Уже слишком поздно. Вернулся М., потом Джон. Сидели — беседовали о проблемах. В основном о Глене, который сегодня купил Санбим Альпин (дерьмо-машина), о контрактах, записях. Роджер Бейн, продюсировавший Black Sabbath, пришел поговорить о продукции. Работы ни на пол-пенни. Пошли-поели, встретили Джеми и Грея. Ужас. Грей, похоже, в страшной депрессии. Музыкальный проигрыватель изрыгал сопливые ирландские мелодии, Джон был озорной и очень милый, М. чувствовал, что надо уходить и говорил с Саймоном, Джеми был молчалив, а я раздражительна и просто хотела, чтобы кто-то что-то придумал, да побыстрее. В конце концов ушла в оффис, немного попечатала в пьяном виде, но все вышло ОК.

 

3 февр 77

Медленный день, думаю, многого уже не вспомнить. Уоббл и Джон зашли днем и устроили бардак — кто бы ни звонил, брали трубку и орали туда «отъебись». Пол со Стивом, наконец, выбрали себе время для своих каникул. Они уезжают в Субботу. Глен, купив Санбим Альпин — перламутровый — разбирается со страховкой перед отъездом на свой грязный уикенд с X. Мальколька днем не было, встречался со Стивеном, Саймон был в студии, ждал водопроводчика. Я сижу в оффисе и думаю над счетами. Звонит Эл поговорить о майках, но тут как раз я заметила — над Центр-Пойнт взошла прекрасная радуга — яркая, хватает даже на целых две радуги. Потрясающе. Она делает наш разговор слегка затруднительным.

 

4 февр 77

... пришел Берни, дал немного денег для турне, не очень охотно. Но деньги есть и мы вручили их Корки. Остаток дня провела пригвожденная к этой чепухе, гадая что же происходит. Я думаю денег я дала им черезчур. Я вспомнила, вчера я набросилась на Стива с Полом, которые истратили экстренные деньги безо всякой расписки — они увернулись от разговора, перешли на шуточки, сказали, что я дура, потому что не люблю ТВ.

Малькольм вернулся около 5.30 повидать группу и поговорить о Глене. Я встретила их в Централе около 6.30. Кандидатура Сида серьезно обсуждалась.

 

ГЛЕН ПОКИДАЕТ БЭНД, СИД ВСТУПАЕТ В НЕГО

 

В: Когда Глен и Джон стали нападать друг на друга? С самого начала?

ПОЛ КУК: Мм (пауза), нет. В начале с ними было все в порядке. Но затем — не знаю точно когда — Глен начал отрываться от группы. Он же совсем из другой среды. Знаешь, его родители и наши — большая разница... да и ходил он сначала в среднюю школу, потом в художественную школу, в общем он был другим, чем мы трое, с самого начала. И разрыв только увеличивался. И он начал расти, становился все больше и больше, пока все не оборвалось.

 

В: Ты говоришь вы с Джоном не поладили. Ты можешь вспомнить какой-нибудь инцидент?

ГЛЕН МЭТЛОК: Это было что-то вроде постоянной битвы. Я терпеть не мог, как он с людьми разговаривал. Как он говорил, например: «По фигу». Он это не говорил прямо, но каждая его фраза подразумевала: «По фигу». И это надоедает тебе, когда ты репетируешь с человеком и все, что он может сказать, это «По фигу», а как он поет его мало беспокоит. На репетициях он вел себя как на сцене. Он мог прийти со своими приятелями, приятелями не из группы, это чистая правда. Мог прийти пьяным, и с ним нужно было ладить. А в остальное время он постоянно откалывал свои номера. Это было как игра какая-то и он набирал себе очки таким образом. Вел войну против нас, чтобы доказать, что он лучше всех. А я не люблю такие соревнования. Это нонсенс какой-то, я считаю. Просто трата времени. Поэтому я и знать обо всем не хотел. Но он постоянно этим занимался и это просто надоело мне.

Зачем все это было нужно — я не понимаю. Думаю, в чем-то на него нельзя положиться. И постоянно он кому-то что-то доказывал. Не знаю почему. Знаешь, говорят, из-за своего происхождения, ему правда тяжело было от этого. Возможно, материальные причины. Может из-за своих родителей, он же был маменькин любимчик, правда. Она чистила ему каждое перышко: «Посмотрите, какой он славный» и все такое. И он правда был немного «тряпкой». Он очень избалованный парень. Всегда хотел все по-своему, очень эгоистично вел себя, а если тебе это не нравилось... Знаешь, если я с чем-то не согласен, я скажу: «Отлично, у каждой медали всегда есть две стороны». Он же всегда хотел только побеждать, а если нет, то по-настоящему обижался, приходил в ярость.

 

В: Я хочу спросить тебя — я знаю, что вы с Гленом не особенно ладили, он сам говорил мне об этом и раз уж он мне сказал до некоторой степени,, что он о тебе думает, я хотела бы тебя спросить — в чем ты с ним несогласен? Потому что, мне кажется, он не подходил группе в целом...

ДЖОННИ РОТТЕН: Он никогда не вписывался, с самого начала. Потому что Пол и Стив спокойные люди, которые никуда не лезли. Просто двигались рука об руку. А если что им не нравилось, они стояли на своем. Глен был такой, самовлюбенный наблюдатель, очень неприятный. Всегда во все совался. Плюс еще Малькольм слишком его любил. Когда нужно было привести нормальный довод, он всегда говорил: «Нет, нет, это его стиль. Ты должен понять». Ррр, (пауза), Глену по-настоящему я никогда не нравился. Из-за песен, которые я писал, из-за моих мыслей... его идея группы была — такой попсовый бэнд с невинными песенками, которые везде были и до нас. Я всегда хотел делать что-то принципально другое. То, что я реально думаю. И что думают Пол и Стив. Ему не нравилось все это. «Анархию», к примеру он вообще презирал, слова ненавидел. Говорил, что они ужасны. Не хотел с ними работать. «Боже, храни Королеву» он вообще бы вживую никогда не играл.

ПРИЯТЕЛЬ: И помнишь еще на этом, на интервью с Биллом Грюнди. Сидел просто там, на интервью с Биллом Грюнди, сам не свой, и морщился от того, что происходит: качал головой все время...

ДР: С Гленом тут классовая штука. Все очень понятно. Из-за мамочки его. Оборвала мне телефон — мол я совращаю ее дорогого мальчика. Спаси-помилуй, это же настоящие штучки среднего класса. Что бы мы ни устраивали, вечно он стонал, потому что не мог пройти по улице без того, чтобы не стыдиться своих соседей.

В: Скажи, а твоя мать, например, она не испытывает никакой неловкости?

ДР: Никогда в жизни. Ей насрать на всех своих соседей вместе взятых.

 

В: Почему ты решил покинуть Пистолз?

ГЛЕН МЭТЛОК: Я с 16 лет работал с Малькольмом и продолжаю с ним работать, и ничего кроме этого. С Джоном я совсем не могу ужиться. А Стив и Пол просто стали похожи на таких трудяг, они как на работе. Просто пришло время что-то менять. Я почувствовал просто, что все установилось, идея отработана. С ней больше нечего делать. А так просто все куда-то двигалось, но для меня это уже было неинтересно. Интерес был в том, чтобы поставить все на ноги, создать все целиком. Мне больше интересны сами идеи, чем их продажа. А я думаю — сейчас идет именно продажа. Чисто коммерческие вещи пошли.

В: А были какие-то события конкретно, заставившие тебя покинуть группу?

ГМ: Не знаю. Просто так все вышло. Думаю, Джон уйдет из группы еще раз. Я уже уходил из группы. Пол уходил. Где-то раз в три месяца такое случалось. И довольно много раз. Когда мы были в Голландии, я совсем не мог поладить с Джоном. Понимаешь, если ты торчишь в номере гостиницы, в чужой стране, и единственные люди, с кем ты общаешься — это люди из группы, и ты с ними еще и не ладишь, тебе становится очень хреново. Да, так оно и есть. Просто подумал: хватит так хватит. Потерял всякий интерес.

Все оказалось немного не в наших руках. Даже Малькольм понимал лучше нас, что происходит. Пресса возводила все в такую степень, что дальше держать ситуацию на контроле стало невозможно. Идея устоялась, и что бы ты ни сказал сверх того, ее это никак не могло изменить. Я думаю, после шоу с Грюнди, неважно что ты там говорил в газетах на следующий день, ты уже превратился в матерного грубияна, который что-то там изрыгает, и все в этом духе. И неважно: говоришь ты что-то интересное, по существу или нет, — все уже схвачено, идея устоялась и изменить что-то невозможно. Думаю, идея была вот в чем: мы — это нечто дикое. Все, идея устоялась, и зачем тогда продолжать тянуть эту канитель. Делай что-то другое. В: А как ты думаешь, Сид для группы это то, что нужно? ГМ: Да. Не вижу почему бы и нет. Неважно кто есть в группе, кроме Джона. Любой подойдет, если он не полный идиот. А Сид, думаю, не идиот. С ним все в порядке. Но, знаешь, все это одна видимость. Потому что практически неважно кто и что. И это еще одна причина почему я откололся. Идея оформилась так: Джон и больше никого. А я всегда так думал: группа — это четверо ребят, работающих вместе.

 

В: Хочу спросить тебя, ты ведь пришел в группу достаточно поздно, с твоим приходом что-то изменилось в группе?

СИД ВИШИУС: Что, в группе? Да, все круто изменилось.

В: В какую сторону?

СВ: Группа стала еще прекраснее, для начала.

В: (смеется).

СВ: Да, это факт. И мы начали играть быстрее. Я же по-другому, играю чем обычно Глен. Последнее время я мало играл, пока не пришел в группу, а сейчас думаю буду играть больше. И то, что я вместо Глена, заставляет всех остальных немного перестраиваться. Им нужно адаптироваться ко мне, привыкнуть немного, понимаешь что я имею в виду? Поэтому, да, я думаю, всегда что-то меняется, перемены есть перемены... Следующий вопрос.

 

7 февр. 77

... Малькольм немного в мрачном настроении. Слишком много думает о компаниях. Я продолжаю возиться с пустяковыми расходами, пока он сидит и беспорядочно звонит — один важный звонок Питеру Куку (автор комедий и сценарист), несколько Стивену (адвокат Пистолз). Все качается между CBS и А & М. Распространение А & М по Европе идет через CBS, поэтому больше вероятности, что все-таки CBS... Малькольм рассказывает мне об этих компаниях. Президент CBS — Киссинджер, это очень кошерная фирма и большая. А & М — крепкий семейный концерн, находится в Лос-Анджелесе, прелести Западного Побережья. Нью-Йоркские евреи. Выбор мрачный. Я просто хочу домой, но нужно сидеть и ждать звонка из Л. А.

 

8 февр. 77

В воскресную ночь — прекрасные сны, застрявшие во мне на весь день — Калифорния, у меня велосипед с моторчиком, учусь его водить, ночь, но светло. Медленно выезжаю на открытый холм и езжу кругами — слишком много людей, ищу другое свободное место — а там сплошные деревья. Я езжу там и вдруг понимаю, что это не что иное как бассейн — прекрасный, но неподходящий для того, чтобы учиться ездить на моторчике. Возвращаюсь домой — собрать велосипед (гадаю почему они у меня оба оказались?)... Позвонила Барбара и предложила совместный ланч. Очень мило. Мы идем в «Корабль» и болтаем о панке, о женщинах в музыке, семьях, связях, будущем, потом перемещаемся в «Звезду» и говорим о политике, пока Барбаре не приходит в голову, что это не очень-то хорошо — говорить так много и так громко. Но правда было очень мило. До 4.30 в оффис не вернулась и плевать. Чувствую себя очень счастливой. М. все что-то решает на счет компаний — кажется, все-таки CBS — по крайней мере я так думала, начиная писать это предложение — а сейчас кажется, что А & М. Слоняюсь в ожидании Джона. Мы должны что-то решить с Сидом, прежде чем двигаться дальше. Они пошли есть и встречаться с Сидом. Я — домой.

 

10 февр 77

дела с компанией сейчас зависят только от Моббса. Джон за CBS, если они пойдут туда. Возможно, дела CBS по распространению в Европе будут вестись вместе с EMI. Напряжение растет. Джон и М. пошли на встречу с Питером Куком — удачи им!

 

11 февр 77

М. приехал в неуверенности — поедет он в Л. А. или нет. Я получила деньги и разбираюсь со счетами. Саймон сидит и смеется над нами.

 

13 февр 77

Оторвала себя от постели, чтобы узнать, что происходит с М. Ничего. Снова легла. Прошло 10 минут, он собирается и мне нужно ехать на Денмарк-стрит сказать Полу, чтобы он позвонил.

 

15 февр 77

... пришел Глен и исчез с Буги. Джон пришел за деньгами, потом Нора появилась, бормотала что-то, потом опять Буги с Гленом зашли, большой напряг, все в смущении? Конечно нелегко. Ничего толком не ясно. Думаю, все перемелется. Чувствую себя где-то в стороне, словно занята чем-то другим. Почему? Ничему я так и не научилась. Чувствую изоляцию, бесполезность всего, бессмысленность. Пришла домой, не знаю, что с собой делать. Ничего не пишется, чувства на нуле, съезжаю в никуда. 25 лет и сплошные неудовлетворенные амбиции. Депрессия, так это называется? Пришел Джеми, напустил с собой холоду. Разговаривать не могу. Ненавижу это место, всех ненавижу. Не могу решить куда двигаться. Не могу смотреть на пары. Снова изоляция. Не могу уехать из Лондона. Не верю, что буду жить в спальном районе. Детей не хочу. Будущего нет.

 

16 февр 77

— Саймон вернулся с музыкальными газетами. Скука. Все ушли, не знаю, что с собой делать. Много читаю Джеймса Джойса. Гораздо легче большими кусками. Текст такой фрагментарный, что если читаешь на автобусных остановках, все нити теряются... Пытаюсь представить свое будущее. Чувствую, что очень избалована, до сего времени от жизни я была защищена, даже когда все было плохо, я знала, что есть тот, кто мне поможет, что всегда есть неопределенные привлекательные возможности. Сейчас, кроме как на себя, мне не на кого опереться, мое будущее в моих руках, я испугана и одинока. Я забыла уже чувство, когда с тобой все в порядке, я каждый раз просыпаюсь, чтобы напомнить себе как все ужасно. Ближе к утру я немного расслабилась и появились хорошие сны, — шикарный дом, мы с Джеми на кухне, Элен где-то наверху. Многоцветные пестрые птицы — мы с Джеми думаем выпускать их из клетки или нет, вокруг коты. Мы выпускаем их, они летят, кружатся. В итоге они летят мне прямо в лицо и... пуфф! исчезли. Приятная неожиданность.

 

17 февр 77

... Прочла журнал «Private Eye» от корки до корки. Саймон пришел и ушел. Позвонила Берни, спросила как там с 1.000 ф. Вместо денег он прочел мне лекцию, с которой в целом я согласна, но Малькольму не стоит — о том, как все бессвязно и глупо, что бизнесом никто так и не овладел, поворота не случилось, дела на нуле, компании звукозаписи просто сборища мудаков, потом о шизофрении Малькольма, который хочет быть одновременно бунтарем и анархистом (?) и одновременно крутым бизнесменом, о том, сколько пропадает энергии и энтузиазма, обо всех торговцах слухами. Я-то согласна, но Малькольму соглашаться не стоит.

 

20 февр 77

Встала поздно. Саймон пришел сразу. Поэтому почитать газеты времени нет. Позвонил Джон, сказал, что Малькольм вернулся. Музыкальная пресса подтверждает слухи о Сиде. Я все отрицаю.

 

23 февр 77

... Вив появилась, требуя денег, что мы ей должны, мне нужно идти в банк, она рвет и мечет. Вот напасть. У меня депрессия, все валится из рук, с ума схожу от скуки, сидя в оффисе, депрессия между прочим из-за Глена, с которым полностью разобрались. Дерек Грин и еще один из А & М тут как тут — люблю их, но не очень. Грин с прилизанной круглой бородкой, похож на настоящий орех, хихикает над гадкими штучками, которые наши отмачивают. Парень-промоутер — такой круглолицый крепыш-бизнесмен. Ненавижу их манеру говорить, поэтому сижу с каменным лицом.

 

1-8 марта 77

Прошла долгая неделя, ничего не случилось. Сид репетирует, но, исключая вторник, никто его не видел уже 4 дня, небольшая паника. Кажется, он схватил грипп. Четверг и пятница, группа вероятно в своей бардачной студии, все ненавидят Криса Томаса (продюссер). Стив взял бас, дублирует гитару, поддерживает вокал — на все руки! В оф-фисе тяжелые дни — дела с А & М вероятно обломятся, но сейчас я думаю, что они пойдут на компромисс. В субботу Малькольм устроил фото-сессию, но не было фотографа. Наконец они с Джеми наняли человека из ПЕНТАКС — все вышло плохо. Сид и Джон выдрючиваются, всех достали.

 


← предыдущая страница  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  следующая страница →
© 2006-2011. Компост. Если вы заблудились - карта сайта в помощь
Рейтинг@Mail.ru