Авторизация
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?
Регистрация
Заказать альбом


eng / rus

Мечта о роскоши.Штерн,1988 год.

Пролог номера.

Чтобы душой прочувствовать и осмыслить страну Перестройки, журналисты и фотографы "Штерна" отправились в Москву и Ленинград, где они обнаружили, что в советской моде появились новые краски. Они разговаривали с дизайнерами, директорами фабрик и деловыми женщинами, которые начали революцию моды в этой стране, одевая красивых девушек в костюмы  минувшего и настоящего. Они познакомились с революционерами моды, которые из пластика и скатертей с цитатами из прошлого создали тренд будущего,  они удивились министру, который, обогнав Мао, почитает женщин не за половину, а за три четверти неба. Они нашли роскошный магазин с товарами класса люкс, который должен стать витриной страны и школой хорошего вкуса,  они присутствовали при том, как в Ленинграде самые красивые пушные звери мира: соболь, рысь и лиса погибают от забоя молотками. Они вернулись домой под впечатлением, что Михаил Горбачев был прав, когда сказал, что "Наше общество созрело для перемен. Оно по ним соскучилось"  

 

МЕЧТА о РОСКОШИ

 

Ресторан бывшей Олимпийской деревни в Москве переделали в "Люкс" - первый советский магазин модной одежды.

 

О чем мечтает директор магазина в Москве? О прибыли? О выполнение гос. плана? Или о том, чтоб в его магазин налетели покупатели? Об этом Мурату Гаджинскому с самого начала не стоило беспокоиться. В предрождественскую неделю давка перед магазином была больше, чем на хоккейном матче, раз в час ему приходилось впускать небольшую партию посетителей из более, чем тысячной толпы.

Свитера, рубашки, блузки, обувь, спортивные костюмы и товары из кожи и кожзаменителя вряд ли могли быть вынесены из магазина площадью 5000 кв. метров быстрей, чем они были распроданы. Вместо 310000 рублей дневной выручки, он насчитывал в кассе до 660000 рублей.  Именно в один из таких вечеров у него появилась мечта: "Мой магазин открыт, а людей в нем очень мало".

Ленивый функционер? Обломов мира вещей? Или может партизан, против перестройки, которая должна  вдохнуть жизнь в экономику и стимулировать частное потребление? Вовсе нет.  40-летний мужчина с фигурой тяжелоатлета, которому, кажется, не хватает спаррингов и бани, хочет только одного: не видеть больше этих бесконечных очередей у касс, и уж тем более не продавать весь этот хлам по цене назначенной главком. От этого он уже достаточно настрадался, будучи директором магазина при фабрике: "Я должен был продавать рубашки, - фыркает он, - из которых максимум две можно повесить в шкаф."

Нет, он мечтает о том, чтобы его магазин стал модной "витриной страны", чтобы побуждать и исполнять желания своих клиентов. Он хотел бы стать шефом "школы хорошего вкуса", и уже сегодня. Дважды в день в зале "Люкса" проходит показ мод. Перед большим экраном с видео-клипами манекенщицы демонстрируют западную и отечественную моду, что бы заложить основу "магазина будущего", "который имел бы шанс на нашем рынке".

«Мы заново открыли для себя реальность богатого красками мира»  Михаил Горбачев

 

А есть ли он вообще, чтобы  сразу избавиться от предрассудков, "рынок" в СССР? Спрос и предложение? Бродишь по Москве, благо, что зима, и как-то не сильно подвергаешься соблазнам. Немногочисленные магазины с их витринами заманчивы не более, чем окно деревенской лавки с ее швейными нитками, вязанными крючком салфетками, парчовыми подушками и корсетами. Есть все цвета, но преобладают серый, темно-серый и серо-коричневый.

Понятно, что на улицах Москвы и Ленинграда игра в моду еще не проявилась, тем более что с зимней погодой даже перестройка справиться не может. Но совсем не обязательно выпить несколько глотков высокопроцентной жидкости, чтоб увидеть, как красивы русские женщины, их лица с высокими скулами, большими, одухотворенными глазами и чувственными губами. В Большом Театре, в Пушкинском Музее, в ресторане юбки такие же короткие и узкие, как в Париже, Милане или Мюнхене, и ноги достаточно длинные и стройные.

"Семьдесят лет - о чем мы только не беспокоились, - говорит Слава Зайцев, - и только сейчас женщина получила право быть красивой". От признанной звезды советской "высокой моды", названного "красным Диором", такие слова вполне ожидаемы, но тут осенило даже зам. министра легкой промышленности: "Мода - это красота, по которой соскучилась люди, и в первую очередь женщины". А так как женщины, по мнению Ивана Гриценко, который превзошел Мао, сказав, что они "не половина неба", а "три четверти", то ему хочется установить хорошие отношения с небесными созданиями своей страны. "Если общество хочет продвинуться вперед,- говорит он, - то ему нужна на рынке мода с ее играми".

О какой моде и каких играх идет речь, выдает название магазина, открытого в прошлом сентябре, директором которого является Мурат Гаджинский: "Люкс". Это слово стоит за той роскошью, которую 9 миллионов москвичей и 3 миллиона гостей столицы безуспешно пытались найти в "ГУМе" и "ЦУМе". Не говоря уж о многомиллионной провинции. Во всей стране насчитывается 150 магазинов старого стиля. "Люкс" же определяется выражением: "В новом платье чувствуешь себя по-новому и на крыльях".

И это не стоит, как было раньше, на транспаранте между серпом и молотом, под головой Ленина. Рекламный слоган, в хорошей западной традиции, поется в конце каждого показа мод, который происходит в "Люксе" дважды в день. Для этого приглашаются дюжина манекенщиц, две дюжины танцовщиц и хореограф, иногда выступают поп-звезды, которые, как и на Западе, являются образцом стиля для советской молодежи.

Для ежедневного театра моды в "Люксе" есть все необходимое: зал на 250 мест, подиум и современное техническое оснащение. Модели фланируют на фоне огромного экрана, на котором транслируются ловко сделанные видеоклипы. Производитель: студия видеоклипов "Люкс", которую Алексей Малинин, " начальник технического отдела рекламы, оснастил за 350000 рублей мониторами, камерами и магнитофонами "Сони".

Современная техника для театра мод: директор "Люкса" Мурат Гаджинский в  видео-студии, оборудованной камерами, мониторами и магнитофонами стоимостью 350000 рублей.

 

Дорога из центра до витрины советской модной индустрии  занимает полчаса, иногда больше, и судя по тому, что у мрачного серого фасада стоят всего лишь 11 лад и москвичей, около тысячи посетителей добираются до бывшего ресторана Олимпийской деревни на метро.  Само здание обладает шармом оптического теракта, который совершается по всему миру с помощью такого материала, как бетон, и 6 миллионов рублей, выделенных на капитальный ремонт, не хватило, чтобы украсить витрины, а заодно добавить цвета в фасад здания.

Но их хватило на мраморные полы, на массивные стеклянные витрины с шубами, на щедро убранный подиум и на колоны с мониторами. Видеоклипы с показов мод Ив Сен Лорана и Пьер Кардена из Парижа транслируются без остановки.  И манекены на высоких пьедесталах одеты в платья и костюмы, которые можно увидеть в любом хорошем западном магазине:  по выкройкам Пьер Кардена, с которым совершен "Joint Venture" (деловое соглашение на коллоборацию прим .ред), и Ив Сен Лоран сквозит в каждый дырке.

 

«НАМ НЕОБХОДИМЫ ТАЛАНТЛИВЫЕ И СВЕТЛЫЕ ЛЮДИ» Михаил Горбачев

 

Прогресс как улитка: несмотря на компьютерную технику в "Люксе" у прилавков, примерочных кабин и касс образуются длинные очереди.

Даже в эпоху перестройки плановая экономика заботится о том, чтобы не иссякал поток посетителей. Более 30 профсоюзов распределяют входные билеты в "Люкс" среди своих членов, и тысячу посетителей, ежечасно проникающих во внутрь, встречают приветливым обещанием: "Если вам не понравится, то мы будем ждать вас всегда, покуда не сможем исполнить все ваши желания".  Всем, в принципе, все нравится, а больше всего - пластиковые пакеты с элегантной луной и логотипом "Люкс" - те, кто уносит с собой  наполненный покупками пакет, испытает на себе западную рекламную стратегию , именуемую "the sharper image" (плутовство прим. ред.), и завистливые взгляды прохожих.

 

«Мы сломаем все застойные  позиции  застрявшие в мертвой точке». Михаил Горбачев

 

 

Конечно, это и в Москве дорогое удовольствие иметь свой собственный вкус. По словам Мурата Гаджинского, "без конкурентности  не возможны преобразования в повседневной жизни", и все при этом должно быть согласованно с рублем. Уже прошли те времена, когда индустрия товаров народного потребления ставила выполнения гос.плана выше желаний потребителя и рассчитывала на то, что убытки  от  такого производства будут покрыты госдотациями.

Текстильные фабрики могут успешно продавать только в том случае, когда они знают, что людям нужно. А нужно им, как мы ( я и стилист Фрэнки Майер), выяснили в бане - часы Ролекс, например. А так как их не купишь ни в одном магазине, то молодой сотрудник мебельной фабрики хотел купить мои часы прямо с моей руки. Ну если не часы, тогда он может выкупить у нас какую-нибудь элегантную зимнюю куртку. Фрэнки предлагает свою, но с условием, что забрать он ее сможет только вечером перед вылетом: "до этого момента она мне самому понадобится". А что за куртка, спрашивает наш товарищ  по сауне. Нет, зеленая на лебяжьем пуху зимняя куртка без фирменного ярлыка ему не нужна. Это должен быть кожаный блузон, "желательно от Армани."

Но такого блузона нельзя купить даже в "Люксе". Для дорогих закупок у торгового дома нет денег. Советская легкая промышленность хочет экспортировать и для улучшения качества собственной продукции заинтересована в "Joint Ventures" с западными фирмами.

В первую очередь надо развивать техническое обеспечение. "У нас есть  ресурсы , говорит Гаджинский, "а технологии для их переработки нам приходится импортировать". Чем может помочь крой от Кардена, когда брюки стоят колом и ткань не "струится". Рубашки и блузки сшиты обыкновенными швами, а не оверлоком, и незакрепленные нитки сбивают с толку редких западный покупателей, которые впервые посетили Москву и Ленинград. Но все они говорят, что дизайнеры не должны прятаться за  спинами своих западных коллег.

Теперь обо всем этом должны узнать еще и простые советские граждане, и не в виде стального сообщение о новых успехах в "Правде" или политических лозунгов на государственных телеканалах. Кто хочет иметь побольше сэкономленных рублей, которые не растрачиваются, так как предметы, приносящие счастье, должны приобретаться постепенно, тому крайне необходим маркетинг - слово, который наш переводчик Никита, прекрасно владеющий немецким (но не современным немецким прим. ред.), никогда не слышал.

Маркетинг начинают постепенно изучать. И не только в "Люксе". Некоторые одежные фабрики тоже стали проводить в своих магазинах показы мод. И посетители могут прямо на шоу выбрать понравившуюся модель и через две недели забрать готовую.

Модный стратег Гаджинский продает "лучший вкус" за цены, примерно на 30 процентов превышающие цены в "ГУМе", несмотря даже на то, что в "Правду" постоянно приходят злобные письма. "Мода должна быть дороже, чем одежда", именно так звучит его кредо. "Мы - современники будущего и наш торговый дом должен быть примером".  Это так же относится и к "качеству сервиса" - еще одно незнакомое иностранное слово в лексиконе нашего Никиты. И в первый день нашего приезда он еще очень сильно удивлялся тому, что женщина уже с утра может начать думать о том, что она оденет вечером, и что подобные размышления могут завести любого мужчину в тупик.

И ему очень понравилось то, что он впервые увидел в "Люксе". Особенно тот факт, что продавщицы больше не общаются с клиентами так, будто они не стой ноги встали. Не удивительно, потому что девушки в светло-голубых халатиках получают премии. Каждая продавщица, а их всего 400, которые работают посменно, должна за день продать товара на 2000 рублей, чтобы к месячной зарплате в размере 125 рублей получить дополнительную премию: 25 процентов за особые отличия на передовом фронте перестройки. Большинство повышают свою зарплату до 250 рублей, некоторые аж до 400. Импортированный из Италии компьютер фирмы Оливетти точно регистрирует, кто, сколько и в какое время наторговал. Начальница отдела, которая отличается тем, что одета не в голубой халатик-китель, а в прекрасный темно-синий костюм, внимательно следит за тем, чтобы культура продавцов была на соответствующем уровне. Это означает, что девушки не отлынивают и не болтают в углу, пока люди стоят в очереди.

Девушку в этом элегантном костюме зовут Ева Буч, и она считает, что его элегантность - плохая компенсация за то, что она на своем посту шефа получает меньше, чем продавщица на ставке. И в "культуре продажи" ей есть что покритиковать. "И не стыдно! - возмущается 22-летняя девушка, - мы специально приобрели компьютер, чтобы можно было быстрее находить товары на складе и соответственно, уменьшить очереди у касс. И что? Мы просто на НЕГО смотрим"

Везде, где продаются блузки, юбки, свитера, рубашки и обувь стоят длинные очереди.  И за загородкой стоят еще десятки, а иногда и сотни людей, терпеливо ожидающих, когда они смогут войти и занять свое место в очереди. Так как вещи не разложены по полкам и не висят на перекладинах, а выставлены только образцы, то каждую модель в отдельности надо заказывать по компьютеру на складе: по цвету и цене. И только после этого может начаться примерка, и покупка длится больше часа - а потом еще получасовое ожидание у кассы.

Но в других магазинах еще медленнее, поэтому не слышно никаких недовольных возгласов. "Здесь по крайней мере можно что-то купить, что понравится моим детям", говорит 40-летняя женщина за перегородкой. Рядом с ней стоит молодая девушка, которая вполне могла быть ее дочерью, и улыбается. Для нее даже "Люкс" не достаточно люксовый.  Если ей нужно что-то из косметики, она пойдет в "Березку". Там можно купить помаду, тени для век, румяна или духи например от Диор.

Когда я это рассказал Марату Гаджинскому, он театрально поднял руки и воскликнул: "Первый блин комом".  Потом он посмотрел на нас и говорит: "Передайте, пожалуйста, вашим читателям, что все, то мы делаем ради перестройки, мы делаем с большой радостью. С такой радостью, которая прежде нам была не знакома.   Я - деловой человек .  И самые крепкие дружеские отношения, которые могут завязаться между странами - это отношения посредством творческих людей и бизнесменов. Мы обязаны показать политикам пример - чтобы потом нашим детям и внукам не было за нас стыдно".

 

И в его словах не было ни капли патетики.

 

Юрген Кестинг.

 


« вернуться назад
© 2006-2011. Компост. Если вы заблудились - карта сайта в помощь
Рейтинг@Mail.ru
1001bilet.ua/1363-koncert_vera_polozkova_v_kieve.html