Авторизация
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?
Регистрация
Заказать альбом


eng / rus

Хулиганы 80-х.

Хулиганы 80-х вспомнят молодость на выставке в Манеже

Неформалы нашего времени

30 марта в Центральном выставочном зале "Манеж" в рамках фестиваля "Мода и стиль в фотографии-2009" открывается фотовыставка советского андеграунда "Хулиганы 80-х". Историю бунтарей бурных перестроечных лет представят непосредственные "соучастники" событий: почти все фотографии из их личных архивов.

Ностальгическую выставку придумали и воплотили художник-график Михаил Бастер и совладелица фотогалереи "Победа" Ирина Меглинская - люди с большим хулиганским прошлым. За ней последует книга. Выражаясь словами ее автора-составителя Михаила Бастера - "манифест, "черный квадрат" поколения 1980-х".

Впрочем, еще до выхода этой "истории хулиганской Москвы" окунуться в ее атмосферу можно на сайте архива московско-питерских неформальных объединений (www.kompost.ru). Где Бастер с единомышленниками разъясняет непосвященным, что же происходило и происходит в мире неформальных субкультур, и чего хотела и хочет молодежь, наводящая ужас на московских обывателей.

От рокеров к байкерам(ред.)

Здесь, например, подробно описывается, как рокеры мутировали в байекеров(ред.). Хотя, по мнению горожан, все они на одно лицо: гоняют на байках по ночному городу, нарушая покой честных людей, отбывших свою смену на заводе или в офисе. Но, оказывается, рокерами назвали поклонников тяжелого рока, заявивших о себе в сентябре 1984 года на многолюдной сходке в Парке Горького. С них и началась история московских неформальных мотообъединений - мотогэнгов, главным местом сбора которых в начале 80-х считались "Лужа" ("Лужники"), МХАТ (задворки одноименного театра) и Солянка (окрестности Лубянки). А "металлисты" - это поклонники стиля "хеви метал", отечественных групп "99%", "Коррозия металла", "ЭДС" и других, чьи ряды пополнялись чаще всего спортивными фанатами и пэтэушниками. Они тоже сели на мотоциклы, а локализовались изначально в ЦПКиО им Горького, у "Пушки", легендарной "Ямы" (пивбар в Столешниковом) и "Кузни" (район метро "Новокузнецкая"), а к началу 90-х перекочевали на "Горбушку".

Можно также выяснить, что ньювейверы - поклонники электронных экспериментов в музыке - в 80-е тусили в центре, включая "трубу" на станции метро "Пушкинская" и "Ногу" ("Площадь Ногина", нынешняя станция метро "Китай-город"). Столичные неформалы, скрывающиеся под мелодичным названием "рокабиллы" - приверженцы рок-н-ролльного стиля с присущим ему антуражем в виде набриолиненных волос и яркого прикида, собирались в клубе почитателей Элвиса Пресли. А в субкультуре "стиляг" выделялись ленинградские денди, поклонники эстетики, которую в 60-е и 70-е нес в массы эстрадный кумир Муслим Магомаев: они фланировали по центру в шикарных костюмах, плащах и черных очках, а в 1984-м создали "Тедди бойз клуб". Зато среди стиляжных москвичей имелась своя обособленная группа - "широких" или "утесовцев".

Но больше всего сочных и красочных подробностей - про столичных панков. Чьи ирокезы, кожаные куртки и безумное поведение, по мнению комсомольцев, милиции и люберов (кстати, неформалы до сих пор уверены, что молодежь из рабочих пригородов на них намеренно натравливала власть), порочили образ советского гражданина. Хотя сами они считали свои уличные художества веселым балаганом, уличным театром. Чем-то вроде бодрящих проделок Карлсона, откалывавшего фокусы по "низведению" домомучительницы фрекен Бок. Кстати, одной из самых удобных площадок для таких проделок считался главный столичный андеграунд - Московский метрополитен, где населению просто некуда было деться от шутников. И они устраивали под землей настоящие спектакли. Например, подросток панковского вида начинал приставать к пассажирам, граждане обращались за помощью к соседям (а это были переодетые в приличную одежду панки), те старались утихомирить хулигана, а когда за происходящим начинал следить весь вагон, ряженые разоблачались, вызывая гомерический хохот.

Модники с Тишинки

Кстати, для самовыражения в той прошлой жизни требовались не только незаурядное мужество, но и большая изобретательность и подлинный креатив. Чтобы взгляд публики, как и положено в брейк-дансе, фиксировался на движении ног, брейкерам, например, нужна была только белая обувь. И они хлорировали кеды, которые советская промышленность выпускала исключительно в черно-коричневой гамме.

А панки очень кстати открыли для себя Тишинку - Тишинский рынок, где, по воспоминаниям знаковых персонажей, "продавались в то время чекистские формы, жирнейшие польта и всяческие кителя". Отсюда и выросла "тишинская неформальная мода", высоко оцененная и даже возведенная в ранг искусства многочисленными западниками, наводнявшими перестроечную Москву. Так, для одного неприкинутого новобранца из провинции столичные братья-панки раскопали удивительное изделие совпрома - высокие рабочие ботинки липецкого завода, на носу которых был наварен резиновый шар - протектор от падающих на ноги тяжестей. Из этих ботинок торчали его ноги в вареных джинсах с лампасами из английских булавок (непременная деталь панковского прикида тех лет). Утеплили приезжего бесформенным советским пальто чуть ниже колена, а на выбритые виски водрузили кепку-аэродром - характерный атрибут главных модников Москвы тех лет - гостей из солнечной Грузии. От таких комплектов одежды прохожие на улицах впадали в ступор, а на милиционеров они действовали как красная тряпка на быка. Хотя подобные гремучие смеси собирались из привычных в то время предметов советского гардероба.

Вспоминая о том веселом времени, хулиганы, приводившие в трепет столичное население, уже ответили на прошлые "зачем" и "почему". "А что вообще могло быть в те годы, если бы такого артистизма не было? Работа- дом-семья-могила. Ужас безысходности", - объясняют одни. "Мы все старались выглядеть яркими пятнами на фоне унылых московских улиц", - добавляют вторые.

Слева: Руслан Зиггель и питерские стиляги из "Тедди бойз клуба". Пивная на Фонтанке. 1984 год. Фото А.Бойко
В центре: Миша Бастер (слева) и Укроп панкуют. 1988 год.Фото Я.Маева.
Справа: байкеры в ночных "Лужниках", 1988 год. Фото Петры Галл.

Михаил Бастер, автор-составитель книги о хулиганах 80-х, художник-график:
"Юные спасаются от мира взрослых"

вопрос: Хулиганы 80-х для современных неформалов - свои или чужие?

ответ: Для поколения начала 90-х - скорее чужие. Они взрослели в других условиях: у них был свой мирок, своя практически готовая эстрадная клубная субкультура. В 80-е официальной информации о субкультурах вообще не было, они были закрыты для прессы, разве что в фельетонах и под общим названием "неформалы". А в 90-е всех накрыл медиаколпак в виде музыкальной надстройки - рок-эстрады - по радио и телевидению. И молодые росли в новом медийном пространстве, мы им по большому счету не были особенно интересны. Зато поколение, чье взросление пришлось на 1996-2000 годы, понимает нас лучше. Мы как будто вернулись в исходную точку, на позиции 20-летней давности. Общество устаканилось, расслоилось, опять обозначилось дно и верхи. И улица опять стала улицей, как место для коммуникаций и сложения групп. Другой, конечно, но проблемы остались прежние - опять гопники, опять насилие. И отсутствие полезной информации, но теперь уже из-за обилия никчемной и вторичной. Молодые начинают думать, искать нужную информацию, и это приводит к рождению сообществ, которые сами себя оформляют и выражают. Правда, сегодня им труднее находить помещения, пространства для своей деятельности. "Восьмидесятники" могли захватывать сквоты, использовать для своих акций подвалы, художественные мастерские. Сегодня подвалы и мастерские у художников и всевозможных некоммерческих организаций изымают - под офисы, склады, помидоры-баклажаны. И никто не говорит о том, что молодым нужно их пространство, место для общения, где формируется сознание и внутренний мир. Модные клубы для этого не предназначены, там идет консумация. А когда вокруг мало настоящего, это повод для того, чтобы начать его искать.

в: И тут новому поколению бунтарей понадобится опыт хулиганов 80-х?

о: Конечно. Он же колоссальный, в том числе и негативный: очень многие умерли в этой мясорубке. Новому поколению - нашим детям - этот опыт очень нужен, чтобы понять, как не наделать глупостей. Хотя молодежь сильно изменилась. Трудно даже сравнивать их с нами, идеалистами и романтиками, жившими советскими иллюзиями. Сегодня молодые люди знают, чего хотят. И у них есть возможности, которых мы были лишены. Многое из того, что прежде подпадало "под статью", теперь можно делать свободно - например, спокойно производить и реализовывать какую-то свою продукцию, не опасаясь обвинений в спекуляции и получении нетрудовых доходов. Вокруг этого складываются молодежные сообщества, которые уводят и от наркотиков, и от насилия. То есть молодые сами себя спасают от мира взрослых, который им никак не помогает, но использует.

в: Субкультуры 80-х бунтовали против лицемерия власти, мещанской морали, диктата родителей. А против чего выступают нынешние вроде готов и эмо?

о: Это пластмассовые, декоративные субкультуры. Просто люди так самовыражаются: наряжаются, развивают свой вкус и им от этого хорошо. А настоящая субкультура создает творческие продукты. Она самостоятельная и уже поэтому протестная. Не в том смысле, что "мы против всех", а в том, что "мы за себя". По сути это идеология. В неформальном мире давно существует четкое определение DIY (do itself), под это определение подпадают все действенные субкультуры, которые что-то могут и делают. А все остальное - это всего лишь мода, и так везде. В 90-е вслед за субкультурным взрывом возник "супермаркет стилей". Вся субкультурная одежда теперь свободно продается в магазинах. Раньше за нее можно было получить по голове, и это являлось контрольным пунктом для обозначения "свой-чужой", а теперь - иди и покупай.


« вернуться назад
© 2006-2011. Компост. Если вы заблудились - карта сайта в помощь
Рейтинг@Mail.ru