Авторизация
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?
Регистрация
Заказать альбом


eng / rus

George Marshall, "Spirit of 69"

избивать ментов, которые были вообще ни в чем не виноваты. Но когда на
следующее утро ты открывал газету, в ней была уже совсем другая история.
Начинал уже было сомневаться, а не пишет ли пресса о еще каких-то
беспорядках. Они кричали о "расистских скинхедах, которые бесились после
концерта ультра-правых нацистских групп на съезде NF".
Но нет... на самом деле тут пишут о той же самой Hambrough Tavern, о
том же Southall и тех же самых беспорядках.
Группы не обвинялись прессой в провоцировании беспорядков, совсем нет,
хуже - они были повешены, выпотрошены и четвертованы ими. Только две
газеты, The Times и The Guardian, показали на своих страницах верное
описание того, что происходило на самом деле. Остальные - как будто с цепи
сорвались. Они или были заранее предупреждены обо всем, или им было приятно
смаковать каждую минуту беспорядков, ставших для них событием года.
Больше всего эти события и последующие публикации ударили по будущей
визитной карточке Oi! - группе 4-Skins. В марте они вместе с Infa Riot
появились на страницах Sunday Times в статье о молодежи и фашизме. Группы
дали опровержения, что они не являются фашистами, и сказали, что они совсем
не хотят, чтобы расисты были среди их слушателей, тем более, что Infa Riot
участвовали в концертах, организованных Rock Against Racism.
И так как теперь нельзя было впрямую обвинить группы в расизме, их
обвиняли в том, что они "подстрекали скинхедов" и "выкрикивали со сцены
какие-то лозунги". Ясно, что все эти обвинения не соответствовали
действительности.
Garry Bushell также был назван фашистом за то, что его не было на этом
концерте. Во время событий в Southall он находился в Нькжастле вместе с
Angelic Upstarts. К своему огромному удивлению, даже Cock Sparrer попали на
страницы местных газет как "группа, причастная к началу беспорядков ".
Последним ударом для 4-Skins оказалась перепечатка старой публикации о
скинхедах в Sounds, в которой менеджер группы Gary Hitchcock признается,
что когда-то состоял в British Movement. Однако все опять почему-то
"забыли" о том, как он дальше добавил, что скинхеды, втянутые в политику
просто обмануты, "забыли" и то, что когда данная статья была написана, то
группы 4-Skins еще даже не существовало. И никто из Sounds не давал
разрешения на перепечатку этой статьи.
Следующим классическим примером вранья была фотография, помещенная
сразу в нескольких газетах и представляющая собой пару новых листовок
National Front, лежащих на дымящейся куче развалин Tavern. Одно из двух,
или NF изобрел огнеупорную бумагу, или кто-то привез и подкинул эти
листовки уже на утро. Газеты сообщали, что "во время концерта раздавались
сотни листовок NF", но это было ложью. Никто на концерте не видел этих
бумажек.
Выпущенный накануне сборник "Strenght Thru' Oi!" еще больше подлил
масла в огонь. Мало того, что название пластинки напоминало лозунг
"Strenght Thru' Joy" (что само по себе не принесло никакого вреда таким
группам, как Joy Division), так еще оказалось, что "скинхедом" с его
обложки был Nicky Crane, один из активистов British Movement.
Это был не какой-то политический контекст или провокация, а просто
оплошность, так как первоначально на обложке должен был находиться человек
по имени Carlton Leech, хорошо прикинутый Soul Boy, но его снимок не пришел
вовремя.
Тогда решили использовать фотографию "какого-нибудь скинхеда", а когда
разобрались, что это за фотография, было уже поздно. Именно такую версию
высказал Garry Bushell.
"Как я понял, ОН - не скиновская музыка. Это музыка для панков, у
которых недостаточно мозгов." Darren, регги-скин из Stoke, 1981.
Медиа копались в грязи и поливали грязью всех и каждого, а если ее не
хватало, они начинали копать в другом месте и говорили уже не только о том,
чего не было, но и о том, чего вообще быть не могло. Всего за одну ночь
музыка Oi! перешла с уровня уличной субкультуры на первые полосы газет, а
каждый, кто был связан с ней, воспринимался стадом нормальных людей как
расист.
В то же время политики лезли из кожи вон перед азиатами из Southall.
Они все как один, и Ken Livingstone из G.L.C. (лондонский горсовет), и
премьер Margaret Thatcher, повторили слово в слово все то же самое, что
говорили представители азиатской общины, и никто не был заинтересован в
том, чтобы встретится с музыкантами и услышать их версию произошедшего.
Даже Лейбористская партия, утверждающая, что является партией рабочего
класса, в истине не нуждалась. Грубо говоря, они и раньше знали, что в этот
вечер скинхеды сожгут свой клуб и пойдут валить спокойно попивающих пивко
азиатов.
Даже рассказы самих азиатов о событиях в Southall были искажены и
смешаны с таким количеством домыслов и сплетен, что истинные причины
беспорядков так никому и не стали известны. Эта мысль может кому-то
показаться весьма спорной, но мне известно, что азиаты говорили журналистам
на самом деле. Они утверждали, что скинхедовские группы, выступавшие в
Southall, делали это исключительно ради музыки и обвинять их в беспорядках
весьма глупо. Ни в одной газете этого не было, догадайтесь, почему.
Музыка Oi! оказалась с головы до ног вымазанной в одну большую
свастику, и теперь музыкальный бизнес старался как можно скорее избавиться
от нее. Лейбл Dream отказался от продажи сборника "Strenght Thru' Oi!",
который уже попал в 50 лучших хитов, даже не спросив группы про их версии
событий. Следующий концерт под названием "Oi! Festival", который должен был
пройти в Mayfield в Манчестере, был сперва перенесен на август по причине
"увеличившегося внимания к нему", а после и вовсе отменен. То же самое
случилось и с планами насчет Bradford Tiffany's. Вы будете смеяться, но
человек, который договаривался с городским советом Брадфорда об этом
фестивале, был индийцем, влюбленным в Oi! и читавшим все номера Sounds, и
все звали ero"Oi! The Turban".
Клубы отменяли один концерт за другим, а о том, чтобы попасть на
радио, и речи быть не могло. 4-Skins, так же, как и Business, потеряли
возможность подписать контракты с крупнейшими лейблами. Магазины
отказывались принимать их пластинки, пошел даже слух о том, чтобы они не
подавали в хит-парады сведения о количестве проданных пластинок. У всего
этого была определенная цель - поставить Oi! на колени. (...)
Потеряв все шансы к подписанию любых контрактов, 4-Skins решили
выпустить свою пластинку "One Law For Them" на собственном лейбле Clockwork
Fun. Эта песня была атакой на классовую систему, которая привела к
установлению британской системы правосудия, и она оказалась ответом на то,
что произошло после Southall. Несмотря на отказ большинства магазинов от ее
продажи, она стала одной из самых известных панк-записей того года.
Garry Bushell со своей стороны пытался помочь группам решить эти
проблемы, но дальше разговоров и у него дело не шло. Тем не менее, он смог
получить согласие лейбла Secret на выпуск и продажу будущих пластинок, в
том числе и нового сборника, метко названного "Carry On Oi!" и увидевшего
свет в октябре.
В том же октябре Infa Riot и Business поехали в тур, продвигая свои
пластинки, вместе с Kids of The Eighties и Harry May (оба с Secret). Они
сыграли на двух анти-расистских концертах в Шеффилде и Манчестере. Первый
из этих концертов проходил под лозунгом "Oi! Against Racism, Political
Extremism But Still Against The System" (Oi! против расизма, политического
экстремизма, но все еще против системы) и состоялся через неделю после
такого же концерта Rock Against Racism.
Но не все было так прекрасно, потому что если Infa Riot появились на
обоих этих концертах, то такие группы, как 4-Skins или Business, не хотели
иметь с RAR ничего общего. Для них это было равносильно тому, чтобы идти
прятаться от дождя под водостоком.
Все видели, как Sham 69 сделали все, что от них требовали, и
практически стали просто инструментом в чужих руках. В действительности не
нужно было размахивать флагом троцкистской партии SWP, чтобы доказать, что
ты не являешься расистом.

"Когда появился панк, власти старались устранить все, что казалось им
наибольшей в нем угрозой. Они прилагали все усилия, чтобы направить его в
русло New Wave и втянуть в музыкальный бизнес. Все это продвигалось путем
пропаганды Elvis Costello, Police и им подобных. ОН был восстанием против
всего этого предательства, но тогда они его просто убили". Steve Burgess,
Cock Sparrer.

Одной из наиболее известных Oi!-групп были и остаются Blitz. Из всех,
кто играл Oil, только они, Angelic Upstarts и Cockney Rejects есть на
сборниках 'The History Of Punk" лейбла Anagram Records. Многие говорили,
что Blitz манчестерская группа, хотя в действительности они происходили из
New Mills и Buxton в графстве Derby, из городов вблизи Манчестера. Группа в
составе из четырех человек, двух панков и двух скинов, появилась в марте
1980 и была уже достаточно известной ко времени Southall, потому что ими
постоянно интересовался Garry Bushell. А еще потому, что им нельзя было
выступать в манчестерском клубе Mayflower, после вторжения на сцену во
время исполнения песни 'Tuck You".
В августе 1981 на только что образованном лейбле No Future была
выпущена их первая пластинка. К общему изумлению, как самой группы, так и
лейбла, "All Out Attack" разошлась в количестве 25 000 экземпляров, что
дало группе и лейблу средства для расширения своей деятельности.
В октябре Blitz сыграли в Братфорде на концерте под лозунгом "Право На
Труд" и на организованном No Future концерте "Skunk Day" вместе с
Partisans. Само понятие "skunk" обозначало музыку, одинаково
предназначавшуюся как для панков, так и для скинов. Придумали это слово во
время первого концерта в лондонском Conway Hall, еще до Southall, с целью
остановить драки на концертах между представителями обеих субкультур.
Даже 4-Skins, о которых думали, что после Southall они уже никогда не
смогут выступать, в конце года показались на сцене. Gary Hodges покинул
группу вскоре после концерта в Mottingham, а перед их возвращением в
Brannigan, на концерте в Leeds, уйти решил еще и Steve Pear. Оставшиеся
решили, что группа продолжит свое существование и сохранит свое название.
Бывший менеджер группы Panther стал выполнять обязанности вокалиста, за
гитару взялся John Jacobs, а за ударные сел Peter Abbot, барабанщик
панк-группы Conflict.
Единственной группой, так и не пришедшей в себя после всего этого,
были Last Resort. Повелители джунглей могли бы достичь очень многого если
бы не Southall, так говорил каждый, кто их знал. Но вместо того, чтобы
начать ездить по стране и добывать славу, они продолжали играть в южном
Лондоне все перед теми же пьячугами, как и раньше.
В апреле 82-го все тот же Micky French издал первый и последний их
альбом "A Way of Life - Skinhead Anthems". Он был предназначен для
скинхедов и мог показать им, что их любимцы еще живы. Отсюда и название
пластинки, а из-за спешки - плохое качество записи и включение таких песен,
как "Red, White & Blue" или 'Last Resort Bootboys" вместо "Soul Boys" или
"Johnny Barden".
Очередным разочарованием стала книжка "Oi! A View From The Dead-End of
The Street" (Babylon Books).
Она претендовала на то, чтобы быть правдивой
историей Oil, но ее содержание совершенно не соответствовало такой заявке.
Она была весьма плохо написана и выглядела так, как будто Garry Johnson сел
за нее после пьянки.
"Все эти левые, связанные с панками, считают, что газеты продажны и
лживы, но верят им, когда те говорят о Southall, так как это совпадает с их
собственными стереотипами". Hoxton Tom, 4-Skins.
1982 был настоящим годом взлетов и падений. В феврале Infa Riot
участвовали в открытии клуба Skunx в Islington в Лондоне, ставшим вскоре
тем местом в столице, где постоянно выступали скиновские и панковские
группы. К этому времени Infa Riot сильно отошли от Oi! в сторону панка. Они
ездили с Exploited в их тур Apocalypse Now и выступали с ними и с другими
новыми надеждами панка в Apollo Theatre на концерте под названием
"Gathering Of The Clan", то есть "Сходка клана". Но затем перестали играть
Business, a Blitz распались из-за музыкальных разногласий.
4-Skins выпустили пластинку 'Yesterday's Heroes", а после нее - альбом
'The Good, The Bad & The 4-Skins".
Они подписали контракт с лейблом Secret,
у которого постоянно возникали проблемы с деньгами. Конечный продукт
получился просто никакого качества, и казалось, что их музыка теряет былую
мощь. Хотя несколько вещей были хороши.
Они поехали в тур в поддержку альбома вместе с Combat 84, но к ноябрю
из группы ушли еще два человека - Abbot и Jacobs. На их место пришли Paul
Swain и Ian Davies, которые до того играли в Oil-группе из Хаттфилда под
названием Criminal Damage.
Группа все еще продолжала жить с клеймом Southall. Городские власти
запретили им выступление в Keighley Funhouse с театральной пьесой "Oi! For
England", которую написал Trevor Griffith. Пьеса все же была исполнена, но
позже и в другом месте. Была надежда на поддержку со стороны Students Union
(лондонского Студенческого Союза), но и они отказались ставить ее, так как
тоже считали 4-Skins фашистами. И после этого студентики никак не могут
понять, за что же рабочие парни их так не любят.
После выпуска "Oi! Oi! That's Yer Lot" (последнего Oil-альбома,
вышедшего на Secret) и весьма злободневной статьи Garry под названием "Punk
Is Dead" стало казаться, что Oi! себя полностью исчерпал. Состояние дел
никто не мог улучшить, и даже такие лейблы, как Riot City, занялись
выпуском пластинок с четырьмя могиканами на обложке. (...)
Но никто не хотел сдаваться. Micky Fitz возвратился на сцену и в
начале 83-го возобновил концерты Business, которые выглядели теперь гораздо
лучше. На басу играл Mark Brennan, на гитаре Steve Whale из группы Blackout
из Lewisham, а на ударных Kevin Boyle из той же самой группы. А когда они
записывали на Secret свой альбом "Suburban Rebels", их новым боевым кличем
стал "real punk", то есть "настоящий панк". Пластинка добралась в
хит-параде до 37 места.
Business не шли на компромиссы и ни на дюйм не отклонялись от своего
пути. Они выступали на множестве благотворительных концертов, куда большем,
чем все эти модные левые группы, и всегда отказывались выступать, если
части их слушателей запрещался вход (так было в Marquee, где не пропускали
скинов) или когда цены на билеты и пиво были слишком высокими (так было в
Lyceum). Музыканты Business хорошо понимали дух Oil, "хороший отдых", и это
проявлялось в таких песнях, как "Drinkin' & Drivin'". Было несколько
забойных вещей, вспомнить хотя бы "Guttersnipes", песню против газет в духе
'The Sun Says "группы Cock Sparrer.
Last Resort смогли попасть на сборник "Oi! Oi! That's Yer Lot" с
песней "Horrorshow", сменив название на The Warriors, a Roi Pearce стал
петь в 4-Skins. Он оставался с ними до того времени, пока 4-Skins не
прекратили свою деятельность в 1984 году. Они распрощались со всеми,
выпустив концертную запись "From Chaos To 1984" (Syndicate). Туда попала
вся классика, кроме Sorry, а пластинка выглядела как вознаграждение за все
труды Oi!-группы номер один.
Несмотря на множество печальных событий, этот год тоже не обошелся без
выпуска очередного Oil-сборника. В ноябре 1983 лейбл Syndicate выпустил
пластинку "Son of Oi!", где были собраны несколько песен, унаследованных от
лейбла Secret. Это был не лучший Oil-сборник в истории, и многие группы уже
не существовали в это время, но все еще оставались в живых те, для кого
делался этот альбом.
Немногие давали Oi!-сцене шанс на спасение после Southall, но вопреки
всему эта музыка живет и развивается до сих пор. Лондонские Evening News
величали Oi! даже "наиболее долго существующим общим названием", но они,
как и все остальные, не имели ни малейшего представления о том, что же это
такое.
Все видели только то, что музыка Oi! позволяет скинхедам и панкам
здорово отдохнуть и оттянуться, но было еще что-то более важное. Oi! - это
голос молодежи, голос улиц. Он не будет заглушен никогда, даже после
Southall.

Neither Washington Or Moscow

Что может быть лучше, чем десять минут настоящего мордобоя на экране,
чтобы поднять зрительский рейтинг передачи еще выше? Таковы сами
телезрители, и нет ничего удивительного в том, что камеры все еще
продолжали снимать, когда в Benny's Bar в Harlow начали летать столы и
стулья. Увидеть как враждующие футбольные группировки разносят ночной клуб
в пьяном угаре и заснять все это на пленку - мечта любого кинорежиссера,
ставшая ральностью. Особенно если ваша-точка-зрения с самого начала была
направлена на то, чтобы всех-шокировать.
Камеры оказались на концерте Combat 84 по причине заинтересованности
ВВС, делавших передачу из серии "40 Minutes". До того, как съемочная группа
прицепилась к Combat 84, они встречались еще с несколькими группами, но те
отказались сниматься, а некоторые показались журналистам недостаточно
вызывающими. Все знали, что те же Business были бы лучшим выбором для такой
передачи, они могли хорошо показать и субкультуру и самих себя, но у "40
Minutes" были свои взгляды на этот счет.
После Southall масс-медиа хотели чего-то более вызывающего. В конце
концов, как может программа о скинхедах обойтись без небольшой примеси
расизма и кровавых соплей? И с кем еще встретиться по этому важному поводу,
как не с вокалистом Combat 84, ведь Chubby Chris хорошо известный в городе
расист, фашист, националист, шовинист и просто крыса?
Chubby Chris никогда не скрывал своих взглядов и это постоянно
выходило ему боком. Другие группы, имевшие националистические убеждения и
вовремя скрывшие их, стали весьма большими звездами. Да и бултыхнитесь вы с
головой в левую политику, никому все равно не будет никакого дела до вас.
И когда в очередной раз на концерте в Лондоне случались драки и
потасовки, можно было ставить свой последний пенни на то, что кто-то снова
выдвинет Чабби Криса как главного виновника. Да, парень часто говорил, что
насилие ему нравится, но зачем же было винить его в том, чего не было? Как,
например, в подстрекательстве к дракам на концертах, где Combat 84 не
играли.
В тот раз, когда в Benny's разгорелась драка, то Combat 84 уже
закончили играть и наблюдали за выступлением лондонских The Elite. Более
того, Chris и Garry Hitchcock делали все возможное, чтобы остановить
насилие. Chris даже пытался разнять враждующих в зале, что обычно никто не
делал.
Из-за убеждений Криса некоторые стали называли Combat 84 наци-группой.
Должно быть, это сильно удивляло других участников Combat 84, взглядов
Криса не разделявших. В действительности все уже старались отделять
политику и футбол от своей музыки, и Крис не был каким-то исключением.
Исполнив свои песни, Combat 84 уходили пить пиво с друзьями. Говорить
что-либо на сцене во время концертов было равносильно подписанию себе
смертного приговора, особенно после Southall.
Черту подвел Garry Bushell, опубликовав интервью с ними на страницах
Sounds. Он показал, что Combat 84, как и вся сцена, состоит из отдельных
личностей, и каждый участник группы имеет свои убеждения, никак не
совпадающие с распространяющимися слухами. Басист Deptford John сказал, что
политика его никогда не интересовала и уж точно он никогда не был расистом.
Барабанщик Andy The Greek все-таки им был (да посмотреть хотя бы на его
имя - The Greek). А если говорить насчет Криса, то он больше рассуждал об
образовании, усыновлении и стиральных порошках, чем о политике.
Всегда есть те, кто видит только то, что ему надо видеть. И все равно
Combat 84 стал той соломинкой, за которую держались подобные утопающие по
жизни. Combat 84 закончили тем, что потеряли приглашения на концерты, а
затем и контракты с Secret.
Единственной вещью, которую они никогда не теряли, была та поддержка
простых слушателей, которая помогла группе регулярно собирать по Лондону
аудиторию из панк-кругов. Их пластинка "Orders Of The Day" попала на 11
место в независимых хит-парадах после того, как она набрала свои 5 000
продаж. Совсем неплохо для альбома, вышедшего на собственном лейбле группы
Victory Records, если учесть, что в их силах была лишь минимальная реклама
вроде объявлений на стенах клубов, где собирались скинхеды и панки.
В октябре 83-го, через год после выхода "Skinhead - A Way Of Life",
Combat 84 распались. Deptford John и гитарист Jimmy, знаменитый своими
обезьяньими ушами, устали от обреченности и ушли, чтобы стать участниками
группы поддержи U.K. Subs и помогать им на концертах. Разрушение
субкультуры продолжалось, и Combat 84 стали очередной жертвой.
Каждый несет свой крест в этой жизни, и с конца семидесятых скинхеды
были вынуждены испытывать на себе давление политики. (...) И левые и правые
пытались использовать скинхедов и злоупотреблять ими с различной долей
успеха.
Первые моды и скинхеды не проявляли никакого интереса к организованной
политике, а уж связывать их с крайне правыми ее элементами никому бы и в
голову не пришло. Когда ты молод, у тебя есть время подраться и немного
денег на футбол, то политикам никак не влезть в твою жизнь. Правительство
выберут в любом случае без тебя, и это никогда не будет то правительство,
которое предложит тебе бесплатные стрижки и дешевые ботинки. В 1969 году
политика была на самом последнем месте в списке увлечений скинхедов.
Первыми политику начали насаждать National Front. Немного людей
воспринимали NF всерьез до 78-го, и они просто бродили по каменным
джунглям, издавая крики, к которым мало кто прислушивался. Все изменило
прибытие беженцев из Малави тем летом. Их число было незначительным, но
газеты превратили десятки иммигрантов в нескончаемый поток, начав истерию
про их размещение в пятизвездочных отелях и про крупные государственные
выплаты им.
Национальный Фронт сыграл на расовой карте, вышел из ниоткуда,
выставил сотни кандидатов - и неожиданно для всех получил 250 000 голосов
на местных выборах 78-го. После этого даже стали поговаривать о том, что
вскоре NF заставит потесниться Либералов и станет третьей по влиятельности
силой в британской политике.
Как и все партии, Национальный Фронт много обещал и проводил различную
политику, но она была достаточно однонаправленной и ее, как мне кажется,
можно было бы выразить одним-единственным лозунгом NF тех лет: 'TF THEY ARE
BLACK, SEND THEM BACK". Сразу же после выборов иммиграция стала ключевым
вопросом британской политики. Как раз тогда прьемер-министром стала
Маргарет Тетчер. Выиграв битву в Southall, стерва-министр буквально
выдернула почву из под ног NF, использовав расовый вопрос в своих
собственных интересах и прокричав все то же самое в десять раз сильнее.
Но до этого было еще далеко, и у Фронта оставалось несколько лет на
распространение своих взглядов. Тогда он пользовался заметной общественной
поддержкой, в том числе и среди молодежи. Не только скинхеды отвечали на
призывы NF. Панки, теды, моды, волосатые и даже средний класс - все начали
высказывать свое одобрение Фронту, хотя мало кто из них мог бы сказать хоть
что-то существенное об этой партии, кроме лозунгов. И еще меньше было тех,
кто был достаточно взрослым для того, чтобы за нее голосовать.
Небольшие заигрывания панк-сцены с NF привели к возмущению среди
панков, а затем и к противодействию, выраженному в к формировании Anti-Nazi
League и ее музыкального отделения Rock Against Racism. В конце 70-х это
вряд ли могло что-нибудь изменить, так как панк вскоре и сам был заглушен и
уничтожен. NF уже был на марше и нес в массы свою политику, когда наконец
антифашистские организации начали борьбу за выбивание и уничтожение
интересов NF, особенно в молодежной среде.
К концу 77-го был создан Young National Front. Школы, стадионы, концерты и молодежные клубы стали ареной политической борьбы. Листовки с
символикой и призывами раздавались на каждом матче, а затем уже и не только
футбольные хулиганы, но и все остальные люди стали пешками в игре
противоборящихся сторон.
Среди белой молодежи YNF пользовался определенным влиянием. Для многих
заявлять что ты теперь "патриот" было признаком крутости, особенно когда ты
стоял за спинами здоровых парней на стадионе, выкрикивая "National Front".
Твой болт тогда увеличивался, а это было так важно в период взросления в
этом мире. И когда Anti-Nazi League тоже полезли ко всем со своей
пропагандой, они ничего не изменили: панки просили учителей и всех
нормальных людей выступать против Фронта. Антифа, чурка и быдло - друг,
товарищ и брат. Нет, ну как еще можно было подтолкнуть тебя к тому, чтобы
потратить немного мелочи на газету, издаваемую National Front?
Скинхеды стали объектом вербовки NF еще во времена Sham 69. В то
время, когда все ругали футбольных хулиганов за их ужасное футбольное
хулиганство и другие формы досуга, Young National Front провозглашал их
"воинами трибун " и посвящал им в своей газете раздел "League of Lotus ".
Это была настоящая партия, которая не делала Тебе замечаний, а говорила с
Тобой на равных, она не смотрела на Тебя сверху вниз, а обращалась к Тебе,
Засранцу, как к сливкам молодежи.
Дальше - больше. Как только панки начали выставлять напоказ свою
анархию, скинхеды начали выглядеть в мутных глазах общества как солдаты
Национального Фронта. Ведь разве ты не коммунист, а, ну тогда ты у нас
фашист должен быть, сука. Для большинства это стало великолепным поводом
помахать Union Jack (британским флагом) и показать два средних пальца всем
остальным. И конечно, перспективы возможных драк во время митингов и маршей
с анти-Фронтовскими активистами, в большинстве своем студентами, дали
скинхедам еще один повод поучаствовать в подобных мероприятиях,
покуражиться и повеселиться.
В конце концов Anti-Nazi League стала популярна среди молодежи.
Главную роль в этом сыграло привлечение ими ведущих исполнителей на свои
мероприятия. В апреле 78-го 80 000 человек собрались на их Carnival Against
The Nazis в лондонском парке Hyde, где выступали Clash, Tom Robinson Band и
Steel Pulse. Понятно, что успех концертов Rock Against Racism привел к
тому, что National Front расстался с некоторой суммой, и вскоре YNF создали
все то же самое - Rock Against Communism.
Самой большой ошибкой Anti-Nazi League было то, что они пытались
загнать National Front в угол и добиться их запрещения, а это делало NF еще
более привлекательными для тех, кто хотел стать бунтовщиком и так
позировать перед всеми. NF стали выглядеть, как угнетаемые обществом, а это
совпадало со скиновским "никто не любит нас, а нам вообще на всех насрать".
Но даже во времена своего расцвета численность National Front никогда не
превышала 15 000 человек, и в этом есть определенная заслуга ANL и других
антифашистских организаций.
Ирония в том, что новый образ "арийского скинхеда" стоил Национальному
Фронту больше голосов, чем они сумели набрать. Результаты общих, а не
местных, выборов 79-го не шли ни в какое сравнение с тем, что Фронт сумел
набрать двумя годами ранее. Внутри партии начались какие-то разборки, к
тому же их делам никак не способствовали слухи, в которых лидеры Фронта
представали как педерасты и отсидевшие за педофилию.
Эти слова передавались лишь изустно, но нет дыма без огня, и они,
вероятно, имели некоторые основания. В то время много скинхедов покинуло
Фронт, во многом благодаря тому, о чем было написано только что, а также
из-за того, что появились новые экстремистские организации самой разной
направленности. Членская карточка YNF просто сменялась новой карточкой с
надписью "British Movement "или "Anti-Paki League".
Наибольший приток молодежи получили British Movement. Согласно их
собственным заявлениям, количество их членов приблизилось к 8 000. Это была
откровенно нацистская организация, полностью покрытая правительством
Maggie, и она, к удовлетворению своих участников, была направлена на прямое
действие, а не на ожидание, как член избиркома скажет вам, что вы набрали
326 голосов, на 15 меньше, чем какая-то там, к примеру, The Bring A Bottle
Party (Партия - Каждому По Бутылке).
К тому времени Southall уже стал историей, а поддержка National Front
со стороны скинхедов и футбольных хулиганов пришла в полный упадок. Обе
организации были так вовлечены во внутренние междоусобицы, что вскоре их
рейтинг приблизился к наблюдению за матчем Aldershot против Halifax Town,
который шел под проливным дождем и окончился со счетом 0:0.
Если скинхеды и поддерживали их, то лишь потому, что все вокруг
помешались на них. Как сказал Мах Spoldge, к тому времени, когда парни
становились достаточно взрослыми, чтобы голосовать, они просто вырастали из
всего этого. И речь идет не только о скинах. Всегда были люди, которые
верили в политику NF, как верили и в любую другую. И когда в 1981 все
прекратилось, для тех немногих, кто все еще хотел сражаться за расу и
нацию, возрождение группы Skrewdriver под прикрытием NF стало той
поддержкой, которую многие из них желали.
Летом 1978 группа свернула свою деятельность и вернулась в Lancashire,
полностью разочаровавшись в музыкальном бизнесе. В отличие от Sham, они
отказались внять призыву левых и отдалить себя от расистской части своих
слушателей, и после Southall заплатили за все сполна, лишившись освещения в
прессе, концертов и контрактов на запись пластинок.
В конце 1979 вокалист Ian Stuart и басист Ian McKay перебрались в
Манчестер, где возродили группу, взяв гитариста по имени Glen Jones и
ударника по имени Martin Smith. Они выступали по городу и даже выпустили
пластинку "Built Up, Knocked Down" на местном независимом лейбле TJM. Но
все надежды на какое-то развитие были разрушены, как только обнаружились
связи их вокалиста с National Front, и летом 1980 вторые Skrewdriver
распались еще раз.
Группа снова всплыла в Лондоне в конце 81-го, когда единственный из
бывшего состава вокалист Ian Stuart решил перебраться на юг. Он приехал в
Лондон в августе 1981 и воссоздал Skrewdriver снова, теперь уже в третий
раз. К нему присоединились Mark Neelson, Mark French и Geoff Williams. Двое
последних раньше играли в The Elite, известной в городе правой группе,
никогда не скрывавшей своих взглядов. В начале 82-го они выпустили 'Back
With A Bang" и снова начали проводить концерты, выступая в Big Smoke, Skunx
и 100 Club.
До сих пор оставались некоторые сомнения насчет политических взглядов
группы, но они вскоре были развеяны. Skrewdriver с некоторым удивлением
узнали, что они с самого начала были националистической группой и
поддерживали National Front еще в 1977 году, хотя в то время состав был
другим и никто из участников панк-группы Skrewdriver и не слышал о такой
организации. Как, должно быть, смеялся над этим вокалист группы Ian Stuart,
который вступил во Фронт только после Southall, первого распада Skrewdriver
и возвращения к себе домой в Blackpool.
Музыканты The Elite сами по себе никогда не были чужаками для крайне
правых, и с новым составом и после таких обвинений Skrewdriver третьего
состава совершенно спокойно открыли свою политическую позицию. Они начали
исполнять такие песни, как "Smash The IRA" и 'White Power", то есть 'Белая
Сила". Музыкальная пресса продолжила свои атаки на группу и старалась
заставить клубы отказаться от сотрудничества с ними, чтобы лишить их живых
выступлений, тем более что в перерывах между песнями Ian Stuart выступал со
сцены с обличающими всех, кроме правительства, речами.
Поначалу клубы сопротивлялись, но их ослиное упрямство продолжалось
лишь до тех пор, пока название Skrewdriver не появилось у всех на устах в
связи с дракой, которая произошла летом в 100 Club между музыкантами и
сотней-другой скинхедов, пришедших послушать Infa Riot и не поддерживавших
никакую политику вообще. Клуб и раньше подвергался критике за то, что там
разрешали выступать Skrewdriver и этой ужасной наци-группе Combat 84, но та
драка оказалась последней каплей, потому что скинхеды вывели из строя все
оборудование, до которого смогли дотянуться. И только клуб Skunx продолжал
устраивать концерты Skrewdriver, пока полиция не заставила его закрыться в
конце года.
Лишившись всех мест для выступления, Skrewdriver остались и без
освещения в прессе. Но даже и в этом случае они могли рассчитывать на
поддержку National Front, своих новых и самых верных друзей. Вместе с Young
National Front они возобновили концерты Rock Against Communism, сократив
это название до "RAC". Вместе со Skrewdriver под флагом RAC стали выступать
и другие команды, например, The Ovaltinies, Peter & The Wolves, The
Die-Hards и Brutal Attack. И наконец, чтобы играть по собственным правилам,
NF организовали лейбл White Noise Records и выпустили пластинку Skrewdriver
под названием "White Power". Так что карта Anti-Nazi League была полностью
бита.
В течение 1983-84 значение лейбла White Noise и концертов Rock Against
Communism постепенно возрастало. На концерты приходили уже сотни человек, а
выпуск пластинки 'This Is White Noise" с участием Skrewdriver, ABH и Brutal
Attack еще увеличил этот рост. Пластинка замечательно расходилась по рукам,
так что Brutal Attack до сих пор остаются наиболее известной наци-группой
после Skrewdriver.
Иначе было с группой АВН. До того, как записаться на White Noise
Records и окончательно потерять связь с Oi!-музыкой и своими старыми
слушателями, АВН все же сумели попасть на вторую и последнюю Oil-сборку
лейбла Syndicate со своей песней "Don't Mess With The S.A.S.", но в игре,
которую вела эта группа, это был ход против правил. Из-за стремления
отделиться от NF две выпущенные Syndicate пластинки были достаточно левыми
по содержанию. Там даже был записан мужской хор под названием Xeague Of
Labour Skins", выдавший версию песни "Jerusalem".
Лига Рабочих Парней-Скинов была из тех групп-пятиминуток, которые
появляются только на сборниках, а на сцене их вряд ли где увидишь. То же
самое можно сказать и в отношении никогда не существовавшей организации под
названием Skins Against Nazis, которые были основаны в июле 78-го и
единственным заметным достижением которых стала статья на пол-страницы в
Sounds. В то время поддержку молодежи получал NF, но все равно стоит снять
шляпы перед несколькими скинами из Восточного Лондона, для которых Skins
Against Nazis были на первом месте.
К 84-му году скинхеды уже были разделены на части, и не только из-за
футбола и политики. Разделения шли по музыке и одежде, а также по всему
образу жизни. Все происходившее тогда хорошо отражают два письма,
напечатанные в Sounds как ответ на события, произошедшие на концерте
панк-группы Broken Bones в городе Hereford. Первое письмо было написано
панкушкой, жаловавшейся на то, что скинхеды "били каждого, кто отваживался
танцевать на этом концерте". На что последовал скорый ответ из скинхед-зина
под названием Hard As Nails, где утверждалось что на этом концерте не было
и духа настоящих скинхедов, что во всем виноваты лысые панки, а все
остальные панки, нюхальщики клея, получали, получают и получать будут
всегда.
Фанзин Hard As Nails впервые появился в августе 83-го и его первый
выпуск был продан в количестве всего 75 экземпляров. Главной целью зина
было обратить внимание людей на то, что называлось "sussed skinhead", то
есть на скинах, которые все еще выглядели так же, как и двадцать лет назад,
и которые были ценны для всей субкультуры. Статья о новом фанзине в Sounds
помогла поднять его тираж до нескольких сотен, а самым важным достижением
стало то, что все семь номеров, вышедшие за два года существования фанзина,
стали вдохновением для других зинов, которые ждали своего часа. Backs
Against The Wall, Bovver Boot, Tell Us The Truth, Crophead -
этот список
можно продолжать еще долго.
Hard As Nails стал таким же связующим звеном для скинхедов,
противостоявших расизму, каким были White Noise для расистских "скинхедов".
Проводимая им Кампания За Настоящих Скинхедов и определение "sussed"
позволили более четко, чем когда-либо, провести границу между расистами и
скинхедами. Согласно учению Hard As Nails, настоящие скинхеды должны быть
про-стильными, про-музыкальными и анти-политичными, и бить морды всем
желающим независимо от своих или их взглядов, а те, кто следует за
Skrewdriver и NF, это всего-навсего идейные вырожденцы и верующие
педерасты, по непонятной причине называющие себя скинхедами.
Но даже страницы Hard As Nails не были избавлены от противоречий,
присущих нашей жизни. Для скин-зина, обвиняющего панк в упадке
скинхедовских ценностей, преобладание Oi!-музыки было достаточно
удивительным явлением. Более того, там предоставлялось место таким группам,
как Indecent Exposure, несмотря на их позирования на фоне британских флагов
и выступлений на одной сцене вместе со Skrewdriver. Эти недоразумения
оправдывались утверждениями о том, что группа занимает не расистскую, но
патриотическую позицию.
Дело было скорее всего не в патриотизме, а в попытке зина объединить
скинхед-сцену и привлечь на свою сторону парней без политического мусора в
головах. Но с их злословием и постоянными нападками на Skrewdriver, а также
кивками одобрения в сторону уличных антифашистов Red Action и поддержкой
музыкальных групп вроде Redskins, они, хотели они этого или нет, все равно
втягивали себя в дебри политики. И это уничтожало все надежды когда-либо
возродить единую субкультуру под одной крышей.
Redskins, первоначально называвшиеся No Swastikas, были открыто
политичными с самого начала. Более того, это была далеко не просто
анти-наци позиция. Два участника группы, вокалист Chris Dean и басист
Martin Hewes, были членами SWP, троцкистской Социалистической Рабочей
Партии (Socialist Worker Party) и использовали панк-сцену для пропаганды
своих взглядов.
Поддержка, которую получали Redskins на страницах Hard As Nails, имела
мало общего с политикой, но связь группы с SWP была тем, что раздражало
большинство скинхедов. Они приходили на концерты Redskins ради музыки и
пива, а не за пламенными революционными речами. Все то же самое было и в
годы существования первоначальных Skrewdriver, когда на их концерты
приходили панки и скинхеды без каких-либо предубеждений. Даже сейчас многие
из скинхедов, в жизни которых нет времени на Blood And Honour, оценивают
Skrewdriver 1977 года как заметное явление в панке.
Если посмотреть на слушателей Redskins, то можно увидеть, что они не
были чисто скинхед-группой, несмотря на свое название. В Лондоне на их
концертах было много тедов и рокабиллов, и конечно же в зале всегда было
достаточно студентов из SWP. Точно так же выглядела и публика на их
концертах по всей стране.
Большинство скинхедов считали, что Redskins используют их внешность в
своих целях, да и сама группа в конце концов призналась в том, что они
делали сознательные усилия для того, чтобы представить себя в виде
скинхедов. Барабанщик Paul Hookham начал носить короткую стрижку только
после того, как ушел из поп-группы Woodentops. Так что его никак нельзя
было назвать прирожденным скинхедом.
Коротенькая челка Chris Dean выглядела довольно смешно, хотя
поклонницам Tintin она бы пришлась по вкусу. Его особой фишкой было
надевать на каждый концерт тура куртку Harrington другого цвета, что было
вторым источником для шуток над ним. Ближайшие знакомые группы даже
принимали ставки на то, какой цвет он выберет на этот раз. Но как и Martin
Hewes, он одевался как скинхед целую вечность, так что это не было просто
трюком модника.
После выпуска двух пластинок на лейбле CNT, расположенном в городе
Leeds, группа подписала контракт с Decca и несколько раз засветилась на
нижних строчках хит-парадов с такими песнями, как "Keep On Keping On", 'The
Power Is Yours" и "It Can Be Done". И снова получилось, что если вы левые,
то вам позволено смешивать музыку и политику, а если вы правые, то забудьте
об этом.
Единственной их настоящей заслугой может быть то, что они предложили
скинхедам хоть какое-то свежее звучание, в то время, как вся остальная
музыка для скинхедов оказалась под угрозой вырождения в посредственный
наци-панк с призвякиванием тяжелого металла. На музыкантов Redskins больше
всего повлияла музыка соул, в том числе такие лейблы, как Tamla и Stax, а
также музыка рокабилли и их современники из Новой Волны вроде The Fall.
Были они скинхедами или нет, но стороники White Noise и сторонники
Redskins естественно не любили друг друга, так что требовалось совсем
немного времени, чтобы эта стойкая вражда вылилась в насилие. В июне 1984
Лондонский городской совет проводил массовый фестиваль под названием "Jobs
For A Change" в парке Jubilee Gardens. Там были и Redskins вместе с Billy
Bragg, Aswad и The Smiths, но закончить свое выступление они так и не
смогли.
Во время исполнения 'Ъеап On Me" в группу была брошена бутылка, и это
стало сигналом для около 50 боевиков National Front и футбольных фанатов из
Chelsea Headhunters для того, чтобы начать штурм сцены. Анти-наци скинхеды
и несколько парней из ближайшего окружения Redskins попробовали дать им
отпор, но были сбиты с ног, а большая часть толпы, одетая в модные маечки с
надписями "Free Nelson Mandella", вдруг куда-то бесследно исчезла. Странно,
постойте, а как же ваш знаменитый воинствующий анархо-либертарный коммунизм
ради мира во всем мире? А, понятно, он еще себя покажет. Такая вот
солидарность.
Был прекрасный летний день, светило солнышко, и на улицах вокруг
Jubilee Gardens началось настоящее сражение. Вид избивающих друг друга
скинхедов приводил многих людей в недоумение: а кто сражается за какую
сторону? Драки продолжались в метро на Waterloo Station и даже у ворот
больницы St. Thomas's Hospital, куда были доставлены некоторые
пострадавшие. А ночью леваки, жаждавшие мести, накрыли известный подвал в
Islington.
После отдыха в парке Jubilee Gardens на концертах Redskins всегда
стояла слегка параноидальная атмосфера, особенно в Лондоне, где скинхеды
стояли на входе, вычисляя любого NF-хулигана, который желал заглянуть
внутрь. После всего произошедшего группа старалась для собственной
безопасности играть на студенческих концертах.
Как-то начинает першить в горле, когда слышишь о скинхед-группе,
играющей для студентов, заинтересованность которых в левой политике длится
ровно столько, сколько их чек на обучение. С другой стороны, это позволило
группе сохранить низкими цены на пиво и входные билеты, а также позволило
им собирать деньги на благотворительность, так как студенческие союзы могли
пожертвовать большую часть выручки, чем обычные организаторы концертов.
Никто не сыграл столько благотворительных концертов, как Redskins,
особенно во время шахтерских забастовок. Более того, когда Decca отказались
выпустить "Kick Over The Statues" как благотворительную запись в пользу
организаций против апартеида, группа ушла на лейбл Abstract, где были
прописаны их йоркширские приятели Three Johns.
Осенью 84-го White Noise запланировали провести еще один фестиваль
Rock Against Communism, который должен был состояться на частной территории
где-то в Саффолкской глуши. В тот раз Skrewdriver номер четыре снова
появились с измененным составом: два австрийца и итальянец присоединились к
вечному Яну Стюарту и его барабанщику. Этот новый "международный налет"
подчеркнул тот факт, что "арийский синдром" не ограничивался теперь только
британскими берегами.
Начало восьмидесятых ознаменовалось чем-то вроде кругосветного
путешествия для NF. Арийская раса вывелась теперь уже не только в Европе и
Северной Америке, но даже в таких достаточно экзотических местах, как
Япония и Латинская Америка. Повсюду записывались кассеты и пластинки, а
когда группы узнавали о скинхедах еще что-нибудь, они впадали в еще большее
недоумение, чем их друзья и немногие слушатели. Большинство из тех записей
повторно уже не издавались.
К восьмидесятым даже Австралия получила свою долю расистских
скинхедов, угодивших в ловушку Skrewdriver и принявших их бесноватые
пророчества близко к сердцу. Большинство из них знали совсем мало о
происхождении субкультуры - было очень хорошо, если они хотя бы слышали
название "Sham 69 ".
А так, они полагали, что в общем, все началось с резни в Southall, где
"наши победили", что группы с White Noise "сейчас все возглавляют", а
фашизм воспринимался как часть скинхед-униформы.
С выпуском пластинки 'Invasion" и второго альбома "Hail The New Dawn"
на немецком лейбле Rock-o-rama, Skrewdriver могли с удовольствием
наблюдать, как их борьба за белую расу приобретает мировой размах.
Rock-o-rama предоставили им куда большую раскрутку, чем White Noise
Records, а себе предназначили проценты с продаж. Кроме того, это позволяло
группе проводить массированное вторжение на германскую сцену.
Британские солдаты принесли с собой скинхед-стиль в Западную Германию
еще в славные дни Sham и 2-Топе. Так что во времена Oi! немецкая
скинхед-сцена уже достаточно выросла, а футбольный клуб Гамбурга насчитывал
до 200 скинхедов. Немецкие скинхеды чаще, чем какие-либо иные иностранные
скинхеды могли по выходным выпить пива с британскими военными, но
субкультура все еще оставалась чем-то заморским, вплоть до нашивок с Union
Jack и даже гербов West Ham. (...)
К тому времени все большее число "нормальных людей" узнавали о
скинхедах как о новой разновидности возрожденного гитлерюгенда. Это было
особенно заметно в Восточной Германии, где противостояние коммунизму и
призывы к объединению были выражены наболее ярко, а германское
правительство поставляло газетам бессчетные истории о росте несуществующих
наци-скинхедов и их пользе для общества. В газетах можно было узнать, что
"еще несколько человек было убито скинхедами, включая женщину и детей,
погибших в пожаре после того, как они забросали их дом бутылками с горючей
смесью". При этом настоящая жизнь большого количества скинов, которых
политика никогда не привлекала, попросту замалчивалась.
К середине 80-х повсюду в Европе слово "скинхед" употреблялось для
описания любого, кого телевидение показывало в воскресной программе,
создавая "по-настоящему нависшую угрозу в стране" с таким эффектом
присутствия, что Уолт Дисней с его Микки-Маусом оставался далеко позади. По
телевизору теперь часто можно было увидеть лысых парней, которых медиа
называли "скинхедами", но которые были весьма на них не похожи, так как
смахивали на садомазохистов и повторяли в одежде милитари-стиль. Когда
смотришь подобные репортажи, поневоле задумываешься, что же еще
медиа-империя подает подобным искаженным образом, и сколько вообще
достоверной информации содержится в каждом 30-секундном ролике в передаче
новостей.
Все это приносило пользу Rock-o-rama, а сотрудничество с Rock-o-rama
принесло свои плоды и White Noise Club. Самым сладким из этих плодов стал,
наверное, выпуск совместной сборки под названием "No Surrender".
Представляла она стандартный набор националистических групп, но появилось и
несколько новых лиц, включая странную электро-поп-группу The Final Sound из
города Southampton. Даже если напрячь все свое воображение, сознание
воспротивится назвать банковских служащих из среднего класса "скинхедами",
даже наци.
Наци-группы продолжали появляться, и в конце концов их стало даже
больше, чем было во времена Oil. Публике усиленно предлагался тяжелый
металл, целью которого было вывести националистическую музыку из панка.
Хотя некоторые обозреватели ошибочно называли их музыку словом "Oi!", сами
Skrewdriver видели себя рок-группой, то же самое можно было сказать и о многих других, кто играл вместе с ними. Кавер Skrewdriver песни "Sweet Home
Alabama" группы Lynyrd Skynid и другие песни, вроде версии Skullhead песни
"Silver Machine" группы Hawkwind, провалились бы в скинхед-кругах 69-го как
плавал бы топор, а старый Joe Hawkins, должно быть, уже несколько раз
перевернулся в своей могиле.
Отношения White Noise Club и Rock-o-rama закончились внезапно и очень
плачевно, особенно для вовлеченных в эти отношения групп. В 1986 National
Front снова разделился, и это неожиданным образом привело к тому, что
многие группы оказались кинуты на деньги. Дело в том, что, согласно
своеобразным законам нового арийского порядка, гонорары за пластинки им не
выплачивались, пока записи не расходились по рукам. И вот Rock-o-rama
обнаружили, что они только что выпустили очередную серию White Noise
добровольно и за свой счет, так как три тысячи фунтов за издание этих
записей куда-то бесследно исчезли.
Следствием этого было то, что Rock-o-rama спешно остановили
производство пластинок и отказались выпускать что-либо до тех пор, пока
долг не будет возвращен. Он и не был возвращен, а крайними, как всегда,
оказались те, кто высылал деньги за эти записи. В результате несколько
групп ушли от White Noise, выразив свое отвращение к происходящему.
Разрыв возглавили все те же Skrewdriver вместе с No Remorse и Sudden
Impact, двумя группами из Лондона. Вскоре к ним присоединились и Brutal
Attack, не выступавшие уже более года. И получилось так, что ведущие
лондонские наци-группы начали действовать сами по себе, тогда как почти все
северные остались на лейбле White Noise.
Надо ли говорить, что обе стороны обливали друг друга дерьмом, как
только могли. Skrewdriver обвинили White Noise в "расколе движения",
заявив, что все, что им нужно - зарабатывание денег на светлых идеях и
честных людях. Ответ был коротким: все ушедшие группы, оказывается, были
фашисты, и NF больше не желает быть связанным со Skrewdriver и остальными
каким-либо образом. Похоже, National Front было плевать на убеждения,
главное, чтобы музыканты пополняли партийную кассу. После того, как
субкультура, на которой они паразитировали почти десять лет, окончательно
погибла, они начали грызню между собой.
Дальше история становится все более запутанной. После раскола NF
появились еще две партии, использовавшие название National Front. И одна из
них, сохранившая контроль над White Noise, объявила курс на то, что они
назвали "национальной революцией". Это было удивительно: видеть газету
National Front News со сжатым черным кулаком на обложке и надписью "FIGHT
RACISM". На страницах этой газеты появлялся даже ливийский полковник
Кадаффи в качестве одного из героев.
Но для Skrewdriver с их известностью это стало только еще одной
возможностью сделать себе рекламу. Почему бы и нет? Они и другие отрекшиеся
группы здорово сыграли на этом расколе, их действия можно назвать политикой
третьего пути. От них исходила масса обвинений в том, что хиппи и
извращенцы захватили руководящие посты во Фронте, и они даже прикрепили к
своим лучшим друзьям ярлычок "Nutty Hair Party" (Партия Сумасшедших
Длинноволосых). В конкуренцию NF отделившиеся группы основали Blood And
Honour, то есть "Кровь и Честь " - рыцарский орден белой музыки, но никогда
более не политики, сосредоточенный вокруг одноименного журнала.
Аполитично-музыкальные Blood And Honour и не думали скрывать своих
убеждений, и национал-социализм был для них, как они сами о себе написали
во втором номере своего журнала, "единственно вечным идеалом". Да и как
могло быть иначе, все же знали, что группа No Remorse, например, занимала
наци-позицию еще со времен своего образования в ноябре 87-го, что позволило
им приобрести значительность в кругах, близких к Rock Against Communism, и
недобрую славу вне их.
Рыцарский орден Blood And Honour видел себя ни чем иным, как
независимым голосом Rock Against Communism, и теперь уже без National Front
за спиной приглашал к сотрудничеству все группы, которые "придерживались
националистических, патриотических, антикоммунистических или White Power
взглядов". Предлагая свою поддержку более мелким организациям, В&Н
присоединили к себе возрожденных British Movement, British National Party,
Ku Klux Klan, группировку Flag из NF и еще полтора с половиной человека.
Без поддержки Skrewdriver их больше не друзья White Noise Club сумели
продержаться еще несколько месяцев благодаря поддержке групп и зинов, не
веривших в то, что это продажная и подыхающая организация. Последней
известной группой, все еще связанной с ними, были Skullhead из Consentt,
игравшие с 1984 года. Kev Turner, вокалист Skullhead, находился в тюрьме во
время раскола, и поэтому они оставались частью White Noise. Вернее, группа
отказывалась вмешиваться в словесную войну между NF и Blood And Honour, так
как ее вокалист большую часть времени молчал.
Когда Kev Turner получал отпуск из тюрьмы на выходные, группа
немедленно выступала к ужасу антифашистских организаций и местной полиции.
А затем Kev снова возвращался обратно в тюрьму - и сидел, сидел, сидел!
После его окончательного освобождения группа продолжила выступать на
концертах White Noise Club. Но в конце концов и преданность Skullhead
возимела свой предел, перелом наступил, и NF решил закрыть так хорошо
зарекомендовавший себя лейбл White Noise и создать новую организацию под
названием Counter Culture.
Эта новая организация поставила перед собой цель объединить весь
спектр любителей музыки под своим крылом, паразитируя на всех субкультурах
сразу, пока не поздно. Поэтому Skullhead и другие White Noise группы,
например, Violent Storm из Кардифа, обнаружили себя в одной компании с
театральной оперой и прочими лицедеями. Последним ударом для них было то,
что им предложили сменить привычные черные куртки-бомберы и на более
приличный внешний вид.
Неудивительно, что из Counter Culture так ничего и не вышло. Skulhead
ушли, чтобы организовать лейбл Unity Productions, который не хотел
привязывать себя ни к какой политической организации и высказывал поддержку
только одинизму - нордической языческой религии (то есть поклонению богу
Одину). Этот "независимый лейбл" немедленно присоединился к Blood And
Honour.
Вместе с В&Н они стали проводить совместные концерты, вроде того, что
был в день святого Георгия 1990 года в Ньюкастле, когда Skrewdriver, Brutal
Attack, Skullhead, Squadron, Battlezone, English Rose и Close Shave
выступали перед толпой наци-скинов аж в 400 человек. Давненько такого не
происходило.
Антифашистские организации, вроде Cable Street Beat, Anti-Fascist
Action и журнала Searchlight, делали все возможное, чтобы воспрепятствовать
выступлениям националистических групп, тем самым рекламируя их и провоцируя
всех, кто еще о них не слышал, присоединиться к ним. Blood And Honour не
были каким-то мозговым трестом, и проведение концертов им доставалось не
так уж и легко, как могли подумать какие-нибудь леваки. В большинстве
случаев эти концерты просто запрещались, поэтому наци предварительно
договаривались с несколькими залами, часто используя фальшивые имена, не
называя адрес и время до последнего момента, а также используя пункты
перенаправления собравшихся на концерт людей.
Обстановка, создаваемая Skrewdriver и Brutal Attack на концертах Blood
And Honour, была чем-то вроде Нюрнбергского процесса наоборот. Только
представьте: толпа помешанных, выкрикивающих 'Зиг Хайль! Зиг Хайль!" в
состоянии истерии, а перед ними - сошедший с небес Ian Stuart и великий Ken
McLellan, которые во всю стараются ради Адольфа и страны. При этом,
несмотря на многочисленные слухи, большинство концертов В&Н проходили без
малейшего проявления насилия. Они и так находили жизнь достаточно
красочной.
Были и исключения из этого правила. Например, несостоявшийся концерт
Rock Against Communism в Бресте во Франции в мае 1988. Там ожидались No
Remorse вместе с французскими Brutal Combat, Bunker 84, Legion 88 и
Skinkorps. Полиция отменила концерт за час до начала, оставив несколько
сотен скинхедов, часть которых приехала на концерт из Германии и Британии,
мерзнуть на улице. Злость вылилась в насилие, и ганги скинхедов, многие из
которых считали Skinkorps не более чем Oil-группой, искали мести на улицах
города, что, как и следовало ожидать, привело к нескольким арестам.
Выступления за границей обеспечивали наци-группы самой многочисленной
и горячей аудиторией, поэтому концерты Rock Against Communism проводились в
Германии, Италии, Швеции, Голландии и других европейских странах. Один
концерт даже хотели устроить в США, но только No Remorse смогли выступить
на Aryan Fest в Оклахоме в 1990 году. Skrewdriver и другим группам по ряду
причин было отказано во въезде в Штаты, а в американской прессе было
пролито столько горьких слез, что вспоминать противно.
Янки вообще и их правительство в частности вели себя по отношению к
наци весьма приветливо - как говорится, чем можем, тем и поможем. В течение
80-х расистские нападения постоянно попадали в новости, а начиная с 1988
года американская пресса начала придавать известность любому человеку с
короткой стрижкой и нашивкой со свастикой.
И во всех крупных газетах были посвященные этому статьи. Сначала
независимый музыкальный журнал "Rolling Stone" вышел с грязнейшей статьей
под названием "Skinhead Nation", затем наци стали появляться на
американских "голубых экранах" в самых известных ток-шоу, таких, как шоу
Oprah Winfrey или шоу Geraldo Rivera. Так как в Америке двухпартийная
система, там были сняты два фильма-некрофильма, "Romper Stomper" и
"American History X", а для их показа было выкуплено время на американском
телевидении. После этого американские избиратели, которые, как известно,
все поголовно тупые недоумки, и каждый раз их надо учить, за кого
голосовать, уже вполне самостоятельно могли сделать свой выбор.
Несмотря на общий язык и такую же тоталитарную систему, США
значительно отличаются от U.K. Ботинки Doc Martens CR-10 стоят в Штатах
раза в три дороже, чем в Британии, и многие американские скинхеды - это
ребята из среднего класса, которые могут позволить себе бунтовать.
Неудивительно, что некоторых из них вербовали расистские организации, в том
числе Aryan Nations, White Aryan Resistance, и Ku Klux Klan, в конце
концов.
Другое значительное отличие - это уровень насилия среди скинхедов. В
Великобритании драки на улицах давно уже в порядки вещей, но смерть в
уличной разборке до сих пор остается чем-то, что заставляет тебя задуматься
над происходящим. Зато по другую сторону океана, как только доллар в 1972
обрушился в никуда, ножи из удалых вестернов уступили место бутылкам с
зажигательной смесью.
И конечно же в США путешествия масс-медиа в мир фантазий и
преувеличений привлекли множество сумасшедших. Зачастую медиа проявляют
невежество и оголяют свои "знания" о субкультурах.
Как San Francisco Chronicle, в бреду которых "эти расистские
молодчики моделируют себя по образцу тедди бойс, возникших в Англии в конце
60-х".
И то же самое издание выявило потрясающий факт: "единственное отличие
между американскими и английскими скинхедами состоит в числе пуговиц на
воротниках рубашек Fred Perry ".
Американская пресса воет, что их уже "терроризируют от трех до пяти
тысяч бритоголовых", как будто в мире нет никаких других проблем, только
выборы и скинхеды. До недавнего времени спонсором, вкладывавшим во все это
немалые деньги, были Aryan Youth Movement, молодежное крыло White Aryan
Resistance, еще более странной организации, финансируемой, вероятно,
напрямую из преисподней. Эта секта не была известна даже в наци-кругах до
тех пор, пока название "WAR" (война, ребята, война за белую расу) не
всплыло задницей кверху на задней стороне обложки альбома Skrewdriver.
Подбросив денег для поддержания штанов не носившему подтяжек Яну Стюарту,
White Aryan Resistance сделали достаточно для того, чтобы привлечь к себе
молодежь.
Tom Metzger, основатель и лидер WAR, о скинхедах вообще ничего не
знал. А видел он их не иначе, как "воинов Третьей Мировой Войны" и как
своих "бойцов на переднем крае в грядущем сражении за белое превосходство".
Неудивительно, что очень немногие приняли его предложение начать чистить
улицы от негров, так как это значило больше, чем просто ходить и собирать
мусор. После двух смертей в San Jose и Remo еще один эфиопский студент был
до смерти забит тремя подонками в Portland. Они получили большие сроки, но
суд пошел дальше, он не просто наказал тех, кто вышел на улицу с
бейсбольными битами. Наконец-то справедливый американский суд пришел к
заключению, что WAR были замешаны в портландском убийстве, но не потому,
что они заплатили браткам за голову студента, а потому, что они
"воодушевляли незаконные группировки националистически настроенных
бритоголовых и скинхедов, а также способствовали развитию расового насилия
в этом регионе". Вот и хорошо, теперь все могут увидеть, на что уходят
деньги налогоплательщиков. Все могут убедиться, что правосудие в Штатах все
еще существует, могут и посмотреть, как оно восторжествовало. Семье
погибшего было выплачено 12 миллионов долларов возмещения, что здорово
подорвало финансовое состояние арийца-полукровки Томми Мецгера, так что
пришлось ему снова пойти работать. Сумма совершенно невероятная, а о тех,
кто по его вине пострадал в других городах, судьи даже не вспоминали.
Но даже если в Америке и завелись расистские скинхеды, из тех, у кого
после чтения газет и просмотра передач по телевидению начались небольшие
изменения сознания, это только одна из сторон всей истории. Я не знаю,
сколько скинхедов на самом деле в США, но я совершенно точно знаю, что на
большинство из них влияние оказала не политика, а музыка. Такие группы, как
Agnostic Front и Warzone, собирали на своих концертах настоящих скинхедов
еще с конца семидесятых годов, a Harley Flanagan, вокалист хардкор-группы
Cro-Mags, даже как-то пытался продвигать кришнаитство в нью-йоркских
хардкор-кругах.
В наши дни хардкор продолжает пользоваться поддержкой среди скинхедов,
но их число стало меньше, чем в начале восьмидесятых. Звучание Oi! оказало
влияние на хардкор, и полученная музыка стала тем, что выбирает большинство
скинхедов, так что теперь Америка может похвастаться своей собственной
Oil-сценой. В Нью-Йорке вы можете найти скинхедов любого происхождения и с
любым цветом кожи, а такие группы, как Templars имеют мультирасовые
составы. В Америке много скинхедов, слушающих ска, и все больше людей
привлекает музыка регги и внешний вид скинхедов 60-х годов.
Газеты и телевидение продолжают утверждать: все скинхеды - это
расисты. На самом деле не так уж и много скинхедов обращаются в нацизм,
совсем нет! Это политики внаглую используют скинхедов в своих целях, делая
слова "нацист" и "скинхед" взаимозаменяемыми. А затем негативное
общественное мычание ударяет по всем сразу, и не только по White Power, но
и по тем, кто придерживается традиционных скинхедовских ценностей. Больше
всего страдают от всего этого именно традиционные скинхеды, которым как
политика, так и больное манией преследования стадо совершенно безразличны.
В 1986 году в Миннеаполисе образовалась организация Baldies Against
Racism. Из нее возникли американские Anti-Racist Action, и вскоре по всей
стране появились подобные группы, объединенные на единой анти-расистской
платформе. В Нью-Йорке скинхед по имени Marcus основал Skinheads Against
Racial Prejudice, и вскоре его взгляды распространились по всей стране.
Главным преимуществом SHARP стало то, что они не были политичны. Целью
SHARP было дать понять окружающим, что скинхеды не являются расистами, и
вообще скинхеды - не то, что о них пишут газеты. Многие шарпы гордились
тем, что они американцы, а некоторые даже служили в американской армии, что
привело к непониманию со стороны анти-расистских организаций, которые
считали левую политику единственной вещью, о которой им следует говорить.
(...)
Других разочаровывало то, что шарпы не только не осуждали насилия, но
и постоянно применяли его, причем без какой-либо определенной цели.
Насколько я знаю, многие из них гордились своими битвами не только с наци,
но и с другими гангами, а некоторые участвовали в нападениях на хиппи и
педерастов. Все это было частью образа жизни большинства скинхедов, и
шарпов не беспокоило. Они не хотели уходить в историю как "просто хорошие
парни". Им больше нравилось остаться скинхедами без предрассудков и жить
без печати на лбу.
SHARP привез в Европу вокалист Oil-группы Oppressed из Уэльса Roddy
Moreno. Навещая американские группы по делам своего лейбла Oi! Records, он
увидел листовку SHARP и привез ее домой, а затем отпечатал у себя дома
такие же.
Всем известно, что правые постоянно обвиняют его в том, что он был
коммунистом, но у Roddy не было времени на чью-либо политику. Девизом его
лейбла было "NEITHER RED OR RACIST", и он боролся только с направленностью
медиа на Blood And Honour, когда каждый из нас воспринимался как расистский
головорез.
Вскоре в Великобритании возникло несколько отделений SHARP, множество
скинов поддерживало их, но они никогда не достигли такого успеха, который
имели в Америке. Проблемой было то, что наци все еще продолжали свои игры,
и SHARP U.K. воспринимались всеми как красные, что заставило многих
скинхедов отвернуться от них.
Другой вещью, с которой многие были несогласны, было то, что любой,
кто поддерживал SHARP, мог к ним присоединиться. Так что могли появиться
хиппи и панки, утверждающие, что они тоже SHARP. Это привело ко многим
недопониманиям: если они противостояли расизму, так существовало много
других организаций, куда можно было вступить. Если в каком-нибудь отделении
SHARP будет с десяток членов и только двое из них будут скинами, то
подобные "Skinheads Against Racial Prejudice " окажутся еще дальше от
традиций первых скинхедов, чем рыцарский орден Blood And Honour.

"Настоящие скинхеды не могут быть расистами. Ямайские Rude Boys и
молодежь из британского рабочего класса сделали скинхедов теми, кто мы
есть." Roddy Moreno.

Трудно скинхеду защищать White Power, если его единственная любовь -
ямайская музыка регги, исполняемая черными музыкантами. Вряд ли кто-нибудь
из скинхедов 69-го приветствовал бы хиппи, замаскированных под Hell's
Angels на страницах Blood And Honour. Выкрики "Зиг Хайль!" на концертах им
бы тоже не понравились, так как они гордились тем, что это именно Британия
поставила Гитлера на место во время Второй Мировой.
Последователи Blood And Honour, до сих пор продолжающие называть себя
скинхедами, отошли от наших корней настолько, что слово "bonehead", то есть
"костеголовый", стало использоваться повсеместно традиционными скинхедами
для того стереотипа, что насаждают телевидение и газеты: полудурка,
упакованного в черный бомбер и ботинки высотой до колен, с нашивкой на
рукаве, как будто шарфа ему недостаточно. Говорят, что черные куртки они
носят потому, что видели "свинхедов" только на страницах газет, где все
черно-белое. Это можно было бы считать удачной шуткой, но само это слово
носит презрительный оттенок.
Те, кто пытался разделить скинов на два враждующих лагеря, полностью
игнорировали еще и весь спектр взглядов людей, находящихся между этими
двумя крайними точками. Жизнь не серость, в ней много цветов, а не только
белый и черный.
Все мы знаем, что скинхеды в блестящих ботинках приходят на
регги-вечеринки, но может, где-то есть и наци, одевающиеся так же. Еще
можно встретить лысых ублюдков в 14-дырочных ботинках и черных бомберах,
которые ненавидят Blood And Honour, потому что сейчас уже все так делают.
Даже Ian Stuart, вокалист Skrewdriver, как-то признался в том, что в его
коллекции пластинок есть пара старых троянских записей, хотя регги и
рокстеди они никогда не играли.
Ян Стюарт разбился в автомобильной аварии в 1993 году, и до сих пор
непонятно, как без него пойдут дела у Skrewdriver и Blood And Honour,
учитывая тот факт, что в начале 90-х он и там и там был
центральной фигурой. Nicky Crane с известной обложки, который после
National Front и British Movement был лидером Blood And Honour, умер от
рака в том же году.
Пресса продолжает обвинять их в расизме, да и кого же еще представить
в виде козлов отпущения. Мертвые молчат, а эти всезнайки прыгают и воют,
чтобы все позабыли о том, что вокруг полно проблем кроме расистов в
бомберах. Театр продолжается. Потому и говорят, что Ian Stuart, может, и
умер, но его великое дело все еще живет.
А мы с вами теперь знаем: те, кто красуется перед всеми со своим
враньем о том, что "все скинхеды - фашисты", они просто подстрекают тех
скотов, кто слушает их и мычит в ответ, что да, во-во, как верно он
сказал-то, так им и надо, а то понаехали сюда эти черные бандиты.
Политика никогда не поддерживала скинхедов, и я не уверен, что сможет
когда-нибудь поддержать. Это относится как к левым, так и к правым.
Каким-то образом политика смогла заползти червем в самое сердце
субкультуры, а теперь политиканы разносят слухи, что быть скинхедом это
значит быть фашистом-антифашистом.
Я верю, что придет время, и скинхеды оставят политику. Вспомните, что
наш Джимми говорил о "детях, которые все же когда-нибудь объединятся ".
"If the kids are united then we 'II never be divided! If the kids are
united then we'll never be divided! If the kids are united then we'll never
be divided! If the kids are united then we'll never be divided!"

Skinhead Resurrection

"Мне не просто нравятся скинхеды, которые приходят на мои концерты. Я
люблю скинхедов, Laurel Aitken.
Если вы не сражались за расу и нацию в White Noise Club, то на всех
британских скинхед-фронтах в середине восьмидесятых все было уже закончено.
Oi! и 2-Топе остались не более чем воспоминанием, и если бы не слеты
скутеристов, то все выглядело бы совсем скучно.
Настоящий дух модов никогда не умирал на севере Англии благодаря
музыке соул и скутерским клубам. Клуб Wigan Casino был открыт для тех, кто
слушал северный соул, вплоть до 1981 года, а число их одно время достигало
80 000 человек.
Любой, кто бывал в Wigan Casino, скажет вам, что там внутри все было
не особо привлекательно. Стены было бы неплохо перекрасить, а в сортирах
всегда было дерьма по колено, но не это было важным. Единственной вещью,
которая имела значение, было двигать свои ноги туда, где звучала музыка
соул. В США тогда уже не могли продать все пластинки и история гласит, что
многие из них использовались как балласт на трансатлантических кораблях, а
позже их продавали в Британии для переработки на пуговицы. Но это не
помешало некоторым редким пластинкам подняться в цене до нескольких тысяч
фунтов.
Центральной частью северной соул-сцены были скутерские клубы. Каждый
город в Ланкашире и Йоркшире имел свой скутер-клуб, в котором было не
меньше 200 человек. В течение 70-х они постоянно выезжали на побережье, и к
концу десятилетия эти вылазки превратились в настоящие слеты.
Вскоре их численность немного уменьшилась, так как "пластиковые моды "
сменили свои музыкальные пристрастия, но чувство братства между модами и
скутеристами все равно оставалось сильнее, чем когда-либо. В начале 80-х
многие скутеристы отказались от модовского вида и начали носить более
доступную одежду, но никто из них не хотел бы променять свою Ламбретту или
Веспу на подержанную машину, так что выезды на природу стали домом для
настоящих энтузиастов.
В 80-е число скутеристов снова начало расти и их клубы стали
появляться по всей Британии. И места, где в прошлом году проводили время лишь несколько приятелей, стали местом еженедельного отдыха для тысяч
молодых людей и тех, кто был молод душой. Более того, слеты скутеристов
притянули к себе целый спектр субкультур, перестав быть достоянием
исключительно модов. Их походные лагеря стали домом для скинхедов,
сайкобиллов и еще множества людей. По многочисленным слухам, даже немолодые
люди, никогда не принадлежавшие ни к одной субкультуре, выходили на дорогу
на двух маленьких колесах, следуя этому совершенному итальянскому стилю.
Скутер-скины были частью северной сцены с начала семидесятых, хотя и в
малых количествах. К 1984 во всех крупных скутерских клубах, таких, как
Mansfield Monsters, The Soldiers of Fortune, The Mercenaries или Stafford
Boro Upsetters, были парни с короткими стрижками. Были и чисто
скинхедовские клубы, такие например, как Cardiff Cougars или Union Jack
Club из Cumbria.
Газеты и телевидение никогда не трогали скутеристов, так как их
организация была настолько сильной, что связываться с ними журналистам не
хотелось. Все скутерские слеты проводились в местах, заранее выделяемых
муниципалитетом под такие мероприятия, а на скутерских гонках всех
участников сопровождала служба поддержки, способная оказать помощь на
дороге. Неудивительно, что скутерская сцена вскоре стала притягательна для
всего уличного, а на крупнейшие слеты собиралось до 15 000 человек.
Чем больше были слеты, тем более организованно они проходили, а в их
программу включались такие развлечения, как танцы и выступления групп. В
свою очередь, это притягивало еще больше людей, включая и множество
любителей просто хорошо отдохнуть, у которых не было ни какого интереса к
скутерам, кроме того, как попросить приятеля подбросить тебя на слет и до
дома. Некоторые люди даже и не забивали себе этим голову, прибывая на слеты
на машинах, фургонах или на поездах.
К 1984-1985 годам большой проблемой стало воровство. Вряд ли
скутерские клубы могли пойти на то, чтобы открутить что-нибудь у
соперников, но посторонние не видели ничего предосудительного в том, чтобы
снять со скутера запасное колесо.
Редкие хромированные детали воровали повсюду, точно так же, как и
дорогие выхлопные трубы, боковые панели, да много чего еще.
Если что-то можно было снять с помощью ключа и отвертки, то кто-то мог
это украсть, а если ему не помогал мешок с инструментами, он мог загрузить
весь скутер в фургон и сделать ноги.
Да и насилие всегда похаживало неподалеку. Первыми ласточками стали
несколько бутылок с бензином, брошенные в 84-ом в Keswick в направлении
местной полиции, а в 1986 году начались уже настоящие фейерверки.
Первым слетом в том году был слет весной в Great Yarmouth. Все
проходило просто замечательно для 6 500 скутеристов вплоть до воскресного
вечера. В местном ночном клубе Tiffany's выступал Desmond Decker, и клуб
был набит людьми. Все здорово проводили время, пока Десмонд не начал петь
свой всемирно известный хит "Israelites". В том, что без сомнения было
заранее запланированной атакой, участвовало человек 30 сторонников NF.
Костеголовые "герои" избили звезду регги, а перед тем, как выбежать из
клуба, наподдали еще и нескольким скутеристам.
Все закончилось так быстро, что мало кто успел сообразить, что
все-таки происходит, и поспешить к сцене на помощь. Часть охранников вела
себя так, что для большинства присутствующих их действия выглядели как
помощь вторжению на сцену, а не как попытка остановить его. Следует
сказать, что некоторые охранники старались восстановить порядок, но
получили за это в ответ мало благодарности.
Как обычно, все обвинили в атаке скинхедов. Журнал "Scootering"
написал об этом, но это никак не было правдой. Скинхеды были точно так же
преданы сцене, как и все другие скутеристы. Печальным, однако, было то, что
Great Yarmouth оказался так, просто приятным пикником, по сравнению с тем,
что произошло в августе на Isle of Wight.
Isle всегда был одним из самых посещаемых слетов, и 1986 год не стал
исключением. Даже запрет на приезд машин, дождливая погода и сомнения в
существовании разрешения на проведение слета не остановили толпы
приехавших. Стоянка была все же подготовлена, но стоимость возросла до семи
фунтов с человека. Не радовали и цены на выпивку в стоявшей неподалеку
пивной палатке.
В субботу все было хорошо, выступал любимый скутеристами Edvin Starr,
исполняя классику Motown и новую версию собственной песни 'War". В
воскресенье дела пошли еще лучше, и все здорово напились, чтобы не
простудиться. Звездами вечера стали Business, возобновившие свою
деятельность после тихого 1984-го, вместе с ними играли Vicious Rumours и
Condemned 84. Все они были хорошо известны на панк-сцене, хотя никто из них
не был выбором каждого скутериста на вечер. Концерт прошел безо всяких
осложнений, так что в этот раз скинхедов не стали обвинять в том, что
произошло на следующий день.
Рано утром в понедельник несколько светлых голов, грезивших о
пинте-другой пива, подошли к пивной палатке. Ее хозяин уже успел обобрать
всех до нитки, вот и решили они по примеру Робин Гуда распорядиться его
запасами. Мало кому было до всего этого дело, до тех пор, пока кто-то не
поджег палатку. Еще минуту они стояли вокруг и ждали, когда же палатка
взлетит на воздух, и вот наконец-то рванули газовые баллоны, да так, что
пожарные тут уже не помогли бы.
Если бы на этом все и закончилось, то слезы в тот день проливал бы
один только владелец палатки, да и он, в любом случае, уже успел хорошо
набить свои карманы. Но так как все перепугались, а догнаться было нечем,
некоторые переключили свое внимание на лотки с продуктами и другими
товарами, многие из которых принадлежали самим скутеристам или торговцам,
которые не особо рвались за прибылью. Нравилось это им или нет, но пиво
лилось рекой, а приехавшие пожарные попали под град летящих бутылок. Но и
это еще не все, потому что некоторые вставшие не с той ноги после взрыва
ходили по лагерю и поддавали любому, кто им не нравился или мог быть
виноват в том, что они не выспались в этот день.
Все драки и беспорядки происходили внутри лагеря, поэтому ничего,
кроме газетных сказок о "возобновившихся сражениях модов и Hell's Angels",
до обывателей не дошло. Слеты скутеристов продолжались, но уже и в
Porthcawl и в Margate не обошлось без осложнений, а слет в Stoke был
отменен. В следующем году было решено допускать на стоянки только тех, у
кого есть карточка "National Run Committee " и прекратить концерты, чтобы
слеты собирали только тех, кто ездил на скутерах.
С тех пор число людей на выездах здорово поубавилось, зато воровству,
пьянству и дракам был положен конец. Большинству скутеристов так даже
больше нравилось, хотя некоторым, наверное, было скучновато. Скинхеды
продолжали приезжать на слеты, и кое-кто начал понимать, что не имело
значения, были ли это политичные или не политичные скины, играли группы или
нет. Скутеры с конца шестидесятых стали частью субкультуры, и похоже, что
они останутся с ней на долгие годы.
Нападение на Десмонда Деккера в Yarmouth показало, насколько далеко
ушли отдельные "скинхеды" от своих корней. Если бы все продолжалось так,
как это было у первых скинхедов, то день его рождения мог бы стать
национальным праздником. Более того, много скинхедов на скутерских слетах
до сих пор чувствовали себя именно так и изо всех сил старалось сохранить
субкультуру в ее традиционном виде.
Флаг традиционных скинхедов гордо несли Hard As Nails и другие
фанзины. Без сомнения, те времена были тяжелыми для любого скинхеда,
которого не привлекали правые группы. Особенно сильно это было видно в
Лондоне. Большинство лондонских скинов не видели ничего предосудительного в
том, чтобы слушать Skrewdriver и другие группы с White Noise Records, а
единственной альтернативой им были London Trojan Skins. Только такие
города, как Дублин, Глазго, Ньюкастл, Кардифф и Плимут оставались
единственными действующими оплотами традиционных скинхедов.
Когда численность скинхедов снова пошла на спад, это было даже к
лучшему, так как скинзины стали идеальным средством для распространения
новостей о концертах и вечеринках. Многие из них печатали приходящую почту
и таким образом позволяли людям из разных районов поддерживать постоянные
контакты, так что вскоре их читатели по всей стране уже знали друг друга.
Танцы притягивали скинхедов отовсюду. За два года с 1985 по 1987 в
пабе One Up в Глазго скинхеды из Spy Kids Crew провели несколько десятков
танцевальных вечеров, где звучала музыка 60-х годов, и к ним приезжали со
всей Британии и даже из-за ее пределов. В Кардиффе в пабах Casa Gill и
Lexington no выходным собиралось до 400 скинов, а в обычные дни приходило
около сотни человек.
У тех, кто следовал так называемому "Spirit of '69", было мало
интереса к White Power скинам, они обычно называли их "bonehads" или
"muggies". В свою очередь, помешанные на цвете шнурков White Power называли
традов коммунистическими отбросами. Пропасть была слишком велика, и никто
уже не хотел ее преодолевать. Эти "две половины" жили своими отдельными
жизнями, слушали разные группы, по-разному одевались и следовали совершенно
разным жизненным ценностям. Когда старые скинхеды в 1984 году дрались с
нюхальщиками клея на Barry Island, они делали это уже из-за внешности, а не
из-за политических различий.
Рост числа скинхедов, не связанных с правой политикой, был вызван
возвращением Oi! и появлением молодых ска-исполнителей. Возрождение
Buisiness в 1985 было принято более чем радушно, последовал успех двойного
альбома ^ack To Back" (Wonderful World), а затем была выпущена пластинка
"Drinkin' And Drivin'" и посвящение "ошибкам правосудия " под названием
"Caned And Able ".
Весело было читать о том, как какая-то новая группа решила
подзаработать денег, используя то же самое название, но последовало
короткое признание в одной хорошей статье. Это доказывало то, что Business
с их чувством юмора все еще оставались при деле. Пришли и другие группы,
которые хотели принять эстафету Oil, в том числе Condemned 84 из Ipswich,
Section 5 из Stoke и Betrayed из Folkestone.
После нескольких концертов по британским пабам Condemned смогли
выпустить свою первую пластинку. 'ЪаШе Scarred" заняла 21-е место в
хит-параде, а пластинка "Oi! Ain't Dead" (RFB) добралась до 24 места. 'ЪаШе
Scarred" выпускали Oi! Records, этот лейбл основал Roddy Moreno из группы
Oppressed. В 1984 году Oppressed стали хорошо известны среди скинхедов,
выпустив альбом "Oi! Oi! Music", но беспорядки на концертах заставили их,
как и многих других, свернуть эту деятельность. Roddy использовал этот
перерыв как возможность создать свой собственный лейбл. Для выпуска первых
пластинок он использовал деньги, полученные в качестве страховки за
автомобильную аварию. Еще он получил грант от правительства, но его вскоре
отняли, после того, как он в одном из интервью раскритиковал систему
грантов. То, что они дают тебе одной рукой, они тут же готовы отнять
другой.
В течение пары Oi! Records поддерживал все новые Oil-группы. Лейбл
быстро стал известен благодаря своему продвижению одновременно Oi! и
панк-рока, а также незамысловатым дизайном обложек пластинок. Те, что с
картинками, были еще ничего, но Oi! Records считали, что надписи "Oi!" и
названия группы более чем достаточно.
В 1987 году Mark Brennan, бас-гитарист Business, основал Link Records,
выпустив первый сборник музыки Oi! со времен "Oi! Of Sex" (это если не
считать сборку Roddy под названием 'This is Oil"). Она называлась "Oi! The
Resurrection" и предвещала появление нового лейбла, способного выпускать
панк, Oi! и ска. После пары пластинок к Марку присоединился Lol Pryor,
старый менеджер Business и бывший босс Syndicate Records. Вдвоем они сумели
создать один из крупнейших уличных лейблов всех времен.
Большим преимуществом Link перед Oi! Records была его связь с
первоначальной музыкой Oil, и, таким образом, доступ к ее прошлому. Link
начали неплохо зарабатывать, переиздавая старые альбомы. Большинство денег
вкладывались в сам лейбл, а основными вкладчиками были старые и молодые
уличные группы, причем не только из Великобритании.
В конце 80-х эта музыка пользовалась большим успехом за границей.
Большинство записей расходились в Европе, Японии и Северной Америке. В
такой стране, как Италия, нашлось больше слушателей, чем в самой Британии,
то же было справедливо и для Германии и Франции. Не уступали такие страны,
как Польша, Аргентина и Япония. Даже в Греции было полно скинхедов, и
каждое лето они собирались на отдых на одном из островов. (...)
Без сомнения, музыка Oi! просуществует еще долгие годы, но вряд ли она
достигнет высот 81-го. Ни одна современная группа не может потягаться с
классикой Sham или Sparrer, как и похвастаться таким же числом слушателей.
Долгая борьба Oi! за существование привела к тому, что многие группы
отклонились от первоначального направления в разные стороны. The Burial из
Scarborough разместили две песни на сборнике "Oi! Of Sex", но если одна из
них чем-то напоминала Oil, то другая была смесью со ска. Такую музыку
скорее можно встретить на "Go! Discs, Zarjazz" или на лейбле Respond, хотя
они вряд ли стали бы подписывать контракт с Oi!-группой.
1987 год стал свидетелем возвращения музыки ска. Слово "возрождение"
тут вряд ли подходит, так как всегда оставался кто-то, кто поддерживал ска.
Но в любом случае, это было возрождением удачи для ска. Новые пластинки
появились после того, как Oi! Records основали подразделение под названием
Ska Records. Вскоре оно закончило свою деятельность, выпуская
преимущественно американские ска-группы, такие, как Toasters и Bim Skala
Bim.
Ска-группа Citizens была одной из тех, кто заложил фундамент
сегодняшней ска-сцены в США. Центром ее стал лейбл Moon Ska Records,
руководитель которого Rob Hingley когда-то давно был плимутским скинхедом.
Moon Ska выпускали превосходные группы вроде Hepcat из Калифорнии или
Bigger Thomas из Бостона.
У Link также был свой филиал Skank, выпускавший лучшие британские
ска-группы, например, Hotknives, Riffs и Loafers. Даже модовский лейбл
Unicorn со временем начал выпускать ска. Там выходили германские The
Busters и итальянские Spy Eye, а позже он не прошел мимо таких талантов,
как Laurel Aitken и Derrick Morgan.
И снова старики показали молодым как все следует делать. Даже Prince
Buster появился на концерте International Ska Festival в Sir George Robey,
одном из лучших мест в Лондоне. Хотя, по мне, Finsbury Park все равно
лучше. Было приятно узнать, что и Judge Dread возвращается на сцену. Ночь в
Robbey, как и следующая в Brixton's Fridge, выглядели как начало чего-то
еще большего. Оба концерта были забиты стильно одетыми скинхедами и Rude
Boys, и каждый мог увидеть, что ска снова в строю.
Так и было, хотя никто не знал, в каком направлении идет развитие ска.
Без радио и попаданий в хит-парады пространство для развития сцены было
сильно ограничено. Крупным лейблам эта музыка была неинтересна, а мелкие
лейблы не могли особо помочь, так как выпускали все подряд. Многие из
пластинок были не более чем демо-кассетами, переведенными на винил. Еще
можно рассказать о группах, которые должны были полностью оплатить запись
до того, как их пускали в студию.
Группы, которые могли достичь какого-то коммерческого успеха,
добивались его в Штатах или Германии, и честно говоря, многие лондонские
концерты были бы почти пустыми, если бы на них не приезжали иностранцы.
Теперь, когда сцену поддерживали фанзины, ска-группа могла устроить
достойный концерт и без попадания в хит-парады, а самые лучшие концерты
прошли еще до того, как кто-либо начал задумываться о местах в 'Top Of The
Pops". Выступления Potato 5 в 1986-1987 годах были ничем не хуже
последующих.
"Картошки", возможно, были лучшей ска-группой, когда-либо
существовавшей в Британии, считая и весь состав 2-Топе. После первого
альбома на Gaz's Rockin' Records их считали самым заметным явлением на
сцене, а на их первых концертах было полно отлично одетых скинхедов и их
подружек. Они носили костюмы из тоника, рубашки Ben Sherman, красные
ботинки, и даже платки в карманах. Более того, там была такая отличная
атмосфера, что ты чувствовал каждого чуть ли не лучшим другом. Potato 5
оставили сцену в 1990 году, как раз тогда, когда достигли настоящего
признания. В то время все говорили, что это было огромной ошибкой.
Другие лондонские группы, такие, как Maroon Town, Deltones или
Trojans, получили меньше доверия, чем заслуживали. Может, если бы Gaz
Mayall, вокалист Trojans, сын блюзмена Джона и главный двигатель
великолепных "тысячи и одной ночи" в клубе Gaz's Rockin' Blues на
лондонской улице Dean Street, поменял свою знаменитую черную шляпу на
манчестерский акцент, то они, возможно, и до сих пор ходили бы в звездах.
В любом случае, новое поколение скинхедов смогло вкусить прелестей
ямайской музыки, и она осталась с ними на долгие времена. Более того,
субкультура сумела закрепиться в городах по всему миру, да так, что в
некоторых из них она сейчас чувствует себя более устойчиво, чем на
британских улицах.
В начале 90-х в Британии скинхед стал чем-то вроде блудного сына.
Плохой парень стал хорошим. Молодежные субкультуры появлялись и исчезали,
но ни одна из них не могла продолжать существовать без своего времени. И
несмотря на сильно испорченную репутацию, этот факт не остался незамеченным
рекламными агентствами. "Может, они не были такими уж плохими, ребята из
соседних домов, так как насчет покупки стирального порошка для его
рубашек" - этот ролик показывают по ТВ до сих пор. Это невероятно, но все
же лучше, чем видеть рекламу, где панки с зелеными ирокезами открывают
банковские счета. Скинхеды, которые советуют вам читать Guardian и покупать
хлопья Weetabix на завтрак, страшно далеки от жизни улиц, но к этому мы
пришли. (...).
Музыка все еще звучит, а значит, история продолжается. Ска, Oi! и панк
до сих пор живы, хотя медиа стараются их не замечать, разве что вспомнят
иногда как об экзотике. Так ведь это даже к лучшему, иначе они тоже станут
частью рекламы - кроссовок и прочего, что мы никогда не носили.
Субкультура прошла огромный путь от своего зарождения на улицах
Британии начала 60-х. Времена менялись, а вместе с ними менялись и
скинхеды, иногда к лучшему, но чаще к худшему. Конечно, многие первые
скинхеды не подадут руки некоторым своим подражателям. Но кто будет их
винить? Мало кто мог бы поверить, что и через 25 лет парни будут получать
удовольствие от ботинок и подтяжек.
Но есть вещь, о которой скинхеды не забудут никогда. Скинхеды всегда
выступали за гордость. Гордость за себя самого, гордость за свою семью и
друзей, гордость за свой город, гордость за свой класс и гордость за свою
страну. Может быть, вам не очень везет в той игре, которую Бог в шутку
назвал жизнью, но никто не сможет отнять у вас вашу гордость, если вы сами
не бросите ее.
Вы можете принести тедам, модам и панкам все, что захотите, но не было
и не будет никого, кто мог бы как-то повлиять на вас. И этого не случится
до тех пор, пока скинхеды помнят свои традиции и следуют им. Продолжайте
верить и да здравствует Spirit of 69!

Одежда скинхеда от А до Z

Быть скинхедом никогда не означало быть привязанным к определенным
маркам одежды, и этот обзор не является попыткой написания закона о том,
что вы должны носить, а что нет. Это просто перечисление того, что
распространено среди скинхедов сейчас и что носили раньше.
Если даже у тебя есть полный шкаф костюмов из тоника и рубашек Brutus,
это не делает тебя лучше любого парня, у которого всего одно поло Fred
Perry и пара красных ботинок. Каждая задница, набитая деньгами, может
выглядеть как картинка, но значение имеет только то, что у тебя в сердце.
Airtex - производитель рубашек.
Astronauts - распространенные одно время высокие ботинки с 11
дырочками. Получили свое название из-за подошвы "air wair", так как
хождение в них чем-то напоминало "прогулки по Луне". Есть такие же
современные Doc Martens в 10 дырочек высотой.
Blazers - костюмы с серебряными пуговицами. Блейзеры были любимы
сьюидхедами. Часто встречались костюмы цветов футбольных клубов с гербом на
нагрудном кармане.
Blooding - тому, кто одевал новые ботинки, грозил "blooding", когда
все его приятели изо всех сил старались наступать ему на ноги, чтобы эти
ботинки запачкать. Такое развлечение называли также "christening", то есть
"боевое крещение".
Bomber Jacket - ветровка-бомбер, смотри Flight Jacket, это ее
настоящее название.
Boots - высокие ботинки со стальными носами, в том числе NCB, Monkey,
или все, что можно было достать. Со временем наиболее предпочтительным
выбором стали DM Astronauts, так как стальные стаканы снаружи были
причислены полицией к холодному оружию. Распространенными цветами были
черешневый (cherry red) и глянцевый черный, хотя черные ботинки потеряли
свою привлекательность, когда стали рабочей обувью. Еще носили коричневые
(brown) и светло-коричневые (tan) ботинки с блестящими дырочками для
шнурков.
Bowler Hat - высокая шляпа. Головной убор сьюидхеда и Алекса в
"Clockwork Orange".
Braces - тонкие подтяжки. Они должны были поддерживать штаны, но
обычно их носили для красоты. Никто и не говорит, что ради удобства, ведь
большую часть времени они давили на яйца. Первоначально они были шире, чем
распространенные сейчас четверть дюйма. Носили полудюймовые, дюймовые и
даже двухдюймовые подтяжки. Раньше их всегда носили на плечах, а спускать
на задницу начали только с приходом панка.
Brogues - полуботинки на шнурках с узором из маленьких дырочек на
носке и по бокам. Были распространены черные, коричневые и бордовые цвета
красного вина (burgundy). В Штатах их носили агенты ФБР. Есть еще очень
стильные полуботинки такого вида, они называются Oxfords.
Brutus - производитель рубашек, они делали великолепные рубашки в
клетку под названием Brutus Gold. Еще они выпускали джинсы, но они не были
распространены в скинхед-кругах.
Cardigan - женская шерстяная кофта на пуговицах и без воротника. В
народе просто Cardy. Их выпускали Fred Perry, так что многие девчонки их
носили. Лучше всего выглядят лохматые кофты с карманами.
Combats - когда-то скинхеды носили темно-зеленые армейские куртки и
штаны, их можно было видеть на футбольных трибунах, а теперь считается, что
это милитари-стиль. Пусть остается для исторической справедливости.
Печально.
Combs - с нашей прической тебе не нужна расческа. Но в 60-е прически
были еще достаточно длинными, поэтому расчески у скинхедов были тоже.
Предпочитали стальные расчески, так как если их заточить, то получается
полезный инструмент. Иногда их носили в заднем кармане штанов, чтобы все
терялись в догадках, к чему бы это.
Corduroy - вельветовые куртки и штаны, выпускаемые Levi's и Wrangler,
были весьма популярны в начале 70-х. Сейчас они редкость.
Cravats - галстуки, обычно заправленные под воротник рубашки. Узкие
галстуки надевали только на свадьбы, похороны и, если заставляли, то в
школу.
Crombie - что бы вы ни прочитали раньше, черные пальто были одеждой не
только сьюидхедов и носить их стали не после 1970. Раньше их десятилетиями
носили теневые дельцы и гангстеры, а скинхеды приняли их еще в 1968 году.
Если вы мне не верите, посмотрите фильм 'Bronco Bullfrog" 1969 года, он был
снят в East End возле Страдфорда всего за шесть недель. Были распространены
недорогие пальто с подкладкой из красного сатина, а сегодня есть и
качественные, и неудачные бразцы. Выбирайте солидно выглядящие, с карманом на груди, откуда может быть
виден носовой платок. Еще хорошо смотрятся вельветовые воротники.
Donkey Jacket - черные куртки, были хороши для докеров, шахтеров и
рабочих, а также подходили их сыновьям. У лучших из этих курток были нашиты
на плечах водонепроницаемые оранжевые или черные пластины, а хорошим
дополнением была отштампованная на них надпись "NCB " или вроде того. На
этих пластинах часто выбивали имена. Дешевые, теплые куртки, и с глубокими
карманами.
Earrings - в начале семидесятых парни начали пробивать одно ухо, затем
оба. У девчонок было до восьми дырок в одном ухе. Еще до наступления панка
некоторые скины из Sunderland носили маленькие колечки в носу. Как прикол,
можно рассказать о скинхедах из Maidstone, которые как-то целое лето в
начале семидесятых разгуливали по своему городу с большими пластмассовыми
ушами, вроде тех, что продаются в магазинах шуточных товаров.
Palmers - разновидность мешковатых джинсов, они же "бананы ".
Feathercut - девичья прическа, первоначально была длиннее и намного
утонченнее чем прически а-ля братец Тук, которые можно иногда встретить
теперь. Верх делался ножницами, а не машинкой. Пряди окрашивались в разные
цвета.
Harry Fenton - известный в шестидесятые годы портной, создавший
приличный покрой для мужских рубашек на клетчатом узоре.
Fishnet Stockings - сетчатые чулки у девчонок, все то, из чего состоят
мечты настоящего скинхеда. Носили и темные чулки. На них надевали носочки,
обычно белые, и носили с полуботинками Monkey.
Flat Cap - клетчатая кепка. В ней не мерзнет голова, зато другие парни
все знают, так что ты ничего не теряешь. Обязательна для каждого владельца
собаки и фана Andy Сарр.
Flight Jacket - куртка летчика, еще называется Bomber Jacket или
Flighty.
Наиболее распространены оливково-зеленые, хотя White Power
предпочитают черные. Куртка имеет застежку-молнию, удобный карман на левом
плече, внутренние карманы и хорошо прилегающие воротник и манжеты. Она
лучше выглядит безо всяких украшений, но ее часто покрывают скутерскими и
другими нашивками и значками. Все говорят своим друзьям, что эти куртки еще
можно выворачивать, чтобы по яркой оранжевой подкладке тебя было легче
найти после того, как ты выпрыгнешь с самолета, так что помни об этом, если
собираешься куда-нибудь лететь.
Gloves - перчатки. Подходят к черным пальто зимой. Есть еще такие
перчатки, которые скинхеды надевают на боксерском ринге, но это совсем
другие.
Handkerchiefs - носовой платок в нагрудном кармане вашего пиджака или
пальто, последний штрих в вашем костюме. Лучше всего платок из шелка.
Платки складываются множеством способов и закрепляются в кармане заколкой,
часто с гербом футбольного клуба.
Harrington - легкая куртка, названная в честь Rodney Harrington, героя
сериала Peyton Place, который носил такую же. У нее есть молния, но
воротник застегивается пуговицами. Должна быть подкладка в шотландскую
клетку. Всегда было множество цветов, а больше всего распространены черный,
красный и желто-коричневый. Одно время такие куртки выпускались в
расцветках Tonic и Prince Of Wales. Сьюиды любили их, но уже к середине
семидесятых они стали одеждой с High Street.
Identity Bracelets - браслеты с именами, были распространены во
времена первых скинхедов, но тогда их носили все кто угодно.
Jaytex - производитель рубашек с отличной клетчатой расцветкой.
Laces - длинные шнурки для высоких ботинок. Их цвета вызывают столько
споров, а еще разные цвета означают в разных местах разные вещи. В Монреале
желтый цвет означает "убийцу полицейских", хотя ясно, что он совпадает с
цветом надписи "AirWair" на красных ботинках. Вместе с черными ботинками
носят еще красные, бордовые, черные и белые шнурки. Всегда найдутся
теоретики, которые считают, что знают все на свете, но не понимают, что
есть много вещей поважнее, чем цвет шнурков.
Lambswool Jumpers - свитеры из овечьей шерсти, очень красивые и очень
удобные.
Lee - джинсы, распространенные на севере до того, как Levi's стали там
доступны. Ничем их не хуже.
Levi 's 501 - джинсы с красным лейблом и разглаженными швами, полезная
вещь в гардеробе каждого скинхеда. У современных еще и петли для ремня
ставятся прямо на швы, чтобы не так-то просто было их подделать. На 505 с
красным лейблом сделали молнию, но все предпочитают стальные пуговицы.
Джинсы с оранжевыми лейблами недолюбливают в определенных кругах, непонятно
почему. Раньше джинсы были более мешковатыми, со времен панка они стали
облегающими. Вместе с ними продаются еще и куртки с двумя карманами на
груди.
Loafers - мокасины без шнурков, обычно с бахромой и с парой маленьких
бусин, завязанных, как шнурки. И всегда одна из этих бусин отваливалась.
Наиболее распространенными стали черные, вероятно, благодаря 2-Топе.
Девчонки делали из них Penny Loafers, прикрепляя вместо бусин блестящие
монетки. Если вам нужен бренд, то попробуйте мокасины Frank Wright.
Lonsdale - производитель боксерского снаряжения. Их куртки стали
популярны у модов и скинов благодаря тому, что магазин Lonsdale находился
рядом с Carnaby Street. Современный логотип сделан в виде ромба.
Мае - плащ модовских времен, подходит для осени. Больше носился
сьюидами и никогда не был распространен среди скинхедов.
Doc Martens - высокие ботинки, еще называются DM или Docs, знамениты
своими подошвами "air wair", изобретенными одним добрым австрийским
доктором. Очень удобны для продолжительных прогулок, отсюда их
распространенность среди скинхедов. Доступны 8, 10, 12, 14 и даже
20-дырочные, всех размеров, даже для скиновских детей. Скинхеды носят
ботинки с 8 или 10 дырочками. Цвета - красный и глянцевый черный.
Mini-Skirts - мы теперь говорим про мини-юбки! Джинсовые, с узором
dogstooth в кирпичик, цветов Prince Of Wales, одноцветные, из тоника, да
какие угодно. Если правильно подобрать верх, юбку и чулки, то будет
выглядеть очень здорово, и ни один парень не сможет устоять.
Mohair - дорогая ткань из ангорской шерсти. Из него получаются
отличные костюмы, если у вас хватит денег заплатить за один из них.
Monkey Boots - низкие, по щиколотку ботинки со словом "monkey" на
подошве. Популярны у девчонок, так как доступны их малые размеры, и белые
носочки видны.
Norwegians - полуботинки с плетением, их носили смузы. Если быть
честным, они выглядят просто ужасно.
Oxfords - обычные гладкие полуботинки с квадратными носами, похожие на
Brogues.
Arnold Palmer - производитель рубашек. Обычно в клетку, но не у всех
были воротники на пуговицах.
Permanent Press - производитель рубашек. У них получались отличные
рубашки для девчонок из дорогой ткани. Еще они производили брюки, которые
не надо было разглаживать утюгом.
Fred Perry - различная теннисная одежда, названная в честь величайшего
британского теннисиста. У модов в шестидесятые были поло FP, и они до сих
пор остаются одеждой для традиционных скинхедов. Сначала на них было четыре
пуговицы, потом три, а сейчас у них обычно по две пуговицы и сделаны они из
более тонкой ткани.
Расцветка когда-то была достаточно неброской, но смотрелись они просто
великолепно благодаря тонким полоскам на воротнике и рукавах. Кроме поло FP
производят еще шерстяные кофты Cardingans для девчонок, свитеры для парней,
куртки Harrington и много другой одежды со знаменитым лавровым венком.
Polish - да ладно вам, ребята, достаточно немного поплевать и все,
обувь уже сверкает. Я хотел было написать, что никто не любит чистить
ботинки, но я знаю пару скинхедов, которые просто помешаны на этом. Если
тебе не все равно, как ты выглядишь, то ты никогда не появишься на улице в
грязных ботинках, даже если их через пару часов затопчут на концерте.
Pork Рое Hat - черная фетровая шляпа с узкими полями, ее носили Rude
Boys. Иногда ее называют Blue Beat Hat или Stingy Brim. Приличная шляпа
прослужит много лет, не то, что дешевая разновидность.
Royals - компания Faith Royal начала первой выпускать полуботинки
Brogues, поэтому их называют так до сих пор.
Scarf- шарф, он так необходим зимой, конечно, если вы не живете
где-нибудь на Гавайях (а что тут удивительного, там живет порядочно
скинов). Многие скинхеды носят футбольные шарфы, а больше всего ценятся
Gillingham F.C.
Shaver - электрические машинки для стрижки, еще их называют Barber's
Clippers. Широко распространены и окупают себя после десятка стрижек.
Ведущий производитель - Wahl (как всегда, куда скинхедам без брендов).
Машинки продаются с набором пластиковых насадок, так что вы можете выбирать
длину волос номер один, два, три или четыре. У дорогих машинок есть
рукоятка для изменения длины ножей, кому надо, тот знает, зачем это надо.
Хорошо смазывайте их ножи перед стрижкой легким машинным маслом, тогда они
прослужат дольше.
Sheepskin - шкуры носят дикари по всему миру, а что говорить о тысячах
скинхедов. Дороговаты, но они того стоят, к тому же их можно найти в
магазинах second-hand. Самый популярные - длиной до бедер и с широким
воротником. В основном носят дубленки желто-коричневого и темно-коричневого
цвета.
Ben Sherman - одноцветные и клетчатые рубашки для скинхедов. Ben
Sherman был канадским лесорубом, который начал продавать рубашки в начале
шестидесятых. Их носили моды, но именно скинхеды были теми, кто раскрутил
этого парня. Воротник имеет пуговицы сбоку, есть третья пуговица сзади, а
еще накладка, петелька и складки на спине. Эти признаки и нагрудный карман
с левой стороны стали отличительными чертами скинхед-стиля. Такие рубашки
еще называют Bennies.
Shirts - рубашки в северо-американском стиле с воротником на
пуговицах. Их всегда носят с расстегнутой верхней пуговицей, а длинные
рукава подкатываются несколько раз.
Scull Caps - зимние шерстяные шапки, чтобы не мерзла голова. Их еще
называют Benny Hats в честь одного из героев сериала Crossroads, который
когда-то смотрело много скинхедов из-за жарких любовных сцен. Где вы
теперь, мисс Диана?
Socks - спортивные носки носили все и всегда, в высоких ботинках без
них не обойтись.
Sta-Prest - штаны, которые не надо гладить. Их выпускает несколько
компаний, но ничто не может сравниться с Levi's. Еще один производитель -
Ever-prest.
Steelies - ботинки со стальными носами, были распространены на
футбольных трибунах. С тех пор, как их признали наступательным оружием
(offencive weapon), скинхеды стали носить другие виды ботинок.
Style - то, что излучает хорошо одетый скинхед.
Suits - модовские и скинхедовские костюмы, имеют обычно три или четыре
пуговицы. Приятно выглядит еще и нагрудный кармашек. Соревнование за лучший
костюм привело к тому, что начали добавляться дополнительные кармашки, так
что у тебя становилось два нагрудных кармана с одной стороны и один с
другой, а потом вообще три с одной и два с другой, и так далее. Еще одним
признаком стиля было количество пуговиц на рукавах, три или больше, а у
некоторых пуговицы поднимались аж до локтя! Вначале шили одноцветные
костюмы из мохера или более дешевой ткани Trevira, потом был узор в
кирпичики dogstooth, затем клетка Prince of Wales и тоник.
Летом носили темно-зеленые и темно-синие костюмы, зимой - черные и
коричневые.
T-shirt - молодежь носила майки еще с пятидесятых, и скинхеды не были
исключением. Носили майки с названиями групп, футбольных команд, раскраской
под Union Jack и прочими вещами.
Tank Top - мужской свитер без рукавов с треугольным воротником.
Tattoos - у многих скинхедов есть татуировки. Футбольные клубы,
группы, любимые девушки (сколько бы их ни было), да вообще все, что угодно.
Татуировки могут выглядеть как здорово, так и ужасно, все зависит от того,
кто их делал. Ты должен иметь в виду, что они останутся с тобою на всю
жизнь, так что набивать их или нет - твой личный выбор.
Tonic - двухцветная ткань, которая меняет цвет на свету. Подходит для
костюмов.
Trevira - ткань, похожая на мохер. Тоже для костюмов.
Trim Fit - рубашка, производимая Brutus. He подходит для пивных
животов.
Umbrella - боевой зонт с заостренным наконечником, оружие сьюидхеда.
Union Shirt - рубашка без воротника, ее часто еще называют Granddad
Shirt. Воспоминание о тех временах, когда воротнички отстегивались и
тяжелую физическую работу выполняли без них. Обычно выпускаются одноцветные
или в полоску, с левым нагрудным карманом.
Windcheater - легкая рубашка для лета, покроем похожая на пиджак.
Сейчас ее уже вряд ли где встретишь. По идее, она должна была быть теплой и
непромокаемой, но дождь и ветер спокойно проникали через нее.
Wrangler - еще один производитель джинсов и курток.
You - Ты. Гордись тем, как ты выглядишь, и не ошибешься...

-" Приложения к "Spirit of '69" <-

Вот моды, моды... и мир модов. Статья, которую написал в 1969 году
Chris Welch из Melody Maker, еще один любитель шокировать общественность,
показывала читателям субкультуру под названием "моды".
Как нетрудно догадаться, речь в ней идет о первых скинхедах, которых
тогда еще время от времени называли "hard mods", или жестокими модами.
Некоторые названия в этой статье могут указывать на места их
распространения в 1969. Недорогие бары Wimpy располагались в разных
городах, в том числе в Hersham, Surrey. А недалеко, в городе Dagenham,
Essex производились моторы для фордовских автомашин. В то время парней в
такой одежде было довольно много, а пластинка "Skinhead Moonstomp" уже
запечатлела их внешний вид с новым названием, так что Chris Welch был не
первым, кто их заметил. Зато он был первым, кто сообщил о них, как об
угрозе.
"Кто такие моды? У модов нет корней и традиций. В этом их отличие от
других известных племен, живущих в общественных джунглях. Этим они
отличаются от рокеров.
Моды не заинтересованы в сохранении рок-н-ролла и сотворении кумиров.
Hell's Angels ездят на мотоциклах, а моды ездят на итальянских скутерах, но
не знают, что такое любовь к своим моторам.
Они совершенно безразличны, вплоть до невежества, в отношении
рок-н-ролла. Они никому не поклоняются и не имеют никаких идолов. Моды
часто путешествуют, и выбираются за город всей стаей, на автобусе,
скутерах, или на последней модели грузовика Ford под названием Zephyr.
Они живут сегодняшним днем, у них нет высоких целей. Хиппи полны
заботы о будущем, рокеры страдают о прошлом, а моды стремятся хорошо
прожить настоящее.
Модов можно условно разделить на две разновидности (простите за это
определение), агрессивных и неагрессивных.
Первые больше заняты совершением актов бессмысленного насилия, в то
время, как вторые заинтересованы хорошей одеждой и проявляют свои симпатии
к музыке и стимулирующим таблеткам.
Интересно, что каждый судья, редактор газеты, директор школы или
какой-нибудь другой столп нашего общества хочет посетовать на беспокойную
молодежь, он начинает кипеть от злости при виде волосатых нерях, всех этих
студентов, хиппи и прочего.
Однако лично у меня вид коротко остриженных голов и топот тяжелых
ботинок, входящих в полночь в зал для танцев в Wimpy Bar, становится
причиной для действительно неприятных ощущений в желудке.
Ужасный шум ножниц, стригущих их головы, полная брани речь,
неудержимая веселость и смех без чувства юмора, черные, вытаращенные глаза
их очередной жертвы - это должно беспокоить наших лордов-хранителей больше,
чем мирные хиппи и рядовые рокеры.
Но господа протекторы, которые сильны на Fleet Street и в Палате
Общин, знают только об активистах, которые могут писать и читать, о
верхушке молодежной общественности.
Мрачные орды модов находятся вне их сознания, как тучи, предвещающие
грозу, которые собираются над территориями модов в восточном и южном
Лондоне.
Не все моды полны насилия в слове и деле, но их одежда дает многим
молодым людям способ выражения своей злости и разочарованности, помогает им
создать личную самоидентификацию.
Чтобы стать хиппи, ты должен быть учеником средней школы и иметь
предрасположенность к чтению тяжелых книг.
Чтобы стать Fribbles ты должен любить яблочное вино, старый джаз,
Marty Feldman и куртки Candystriped.
Но для того, чтобы стать модом, тебе необходима только пара тяжелых
ботинок.
Как еще можно распознать мода? Лучше пожалуйся на это серьезно
замученным юристам и главным редакторам газет.
Характерная одежда мода - отбеленные джинсы с красными подтяжками и
тяжелые ботинки со стальными носами. Еще носят джинсовые куртки и грубые
штаны Levi's марки Sta-Press, не требующие глажения. Те моды, что любят
скутеры, носят куртки с именами, например, с "Dave Dagenham" на спине.
Старшие моды предпочитают синие мохеровые костюмы, их часто так и
называют - Suits. Обычно они весьма опасны. Особенно поразительно выглядят
Suits, которые носят ужасные очки, чтобы придать себе "образованный вид".
Короткие волосы обязательны. Эта стрижка считается признаком
мужественности. К тому же каждый из них уверен, что любой человек с
длинными волосами является чужим, и поэтому - подозрительным.
Их язык весьма ограничен. Хотя битники из фильмов пользуются словами
вроде "бить лицо" и тому подобное, настоящие моды говорят просто - "дать по
морде".
Их любимые наркотики - это стимулирующие таблетки и крепкое темное
пиво. Suits выпивают много виски. Марихуана известна своим умиротворяющим
действием - как можно применять насилие, если ощущаешь полнейшую лень.
Их музыкальные пристрастия - это соул и ска. Соул ценят несмотря на
то, что это уже немного устаревшая музыка, но лучшая музыка для топающих
ботинок - Blue Beat, Reggae, Rocksteady и Ska.
Что самое удивительное, так это то, что моды раньше других успокоятся
и приспособятся, так как они ни во что не верят, кроме как в то, чтобы быть
модом. Может, именно поэтому общество и предпочитает их длинноволосым
мыслителям."

The Paint House

Никто не знает, появились ли первые скинхеды в East End в восточном
Лондоне, или где-то еще, но в любом случае, это место хорошо подходит для
определения территории зарождения субкультуры.
В 1972 издательство Penguin опубликовало книжку под названием The
Painthouse, рассказывающую об уличной банде скинхедов с Bethnal Green. Это
было время, когда субкультура переживала значительный упадок, но книжка
была не описанием субкультуры, а напоминала скорее социологическое
исследование. Она является одной из немногих стоящих записей про первых
скинхедов, и хотя бы поэтому ей стоит посвятить пару свободных часов.
Основной темой книги являются рассуждения и поведение скинов из
Collinwood Crew - их банда была названа так из-за района, в котором они
жили. The Painthouse был молодежным домом культуры, который был закрыт, а
затем стал вторым домом для скинов из Collinwood.
Они носили типичную скиновскую одежду, которая состояла из ботинок,
джинсов с подтяжками, рубашек Ben Sherman, свитеров-безрукавок Tank Tops и
пальто Crombie, и одевались так с 1968 года. Collinwood Crew существовали
уже давно и были одной из первых скиновских банд в Восточном Лондоне, но не
самой первой, как считают авторы. Сами скинхеды признаются, что подражают
стилю старших парней, модов.
Книжка затрагивает различные стороны жизни их банды, от школы до
стадиона, от драк до отношения к иммигрантам. При этом разрушается много
мифов о скинах, в том числе и тот, что скинхеды с самого начала были
расистами. Paki-bashing проходил тут как и в других местах, но в ганге были
и черные. К сожалению, книга сама создает несколько стереотипов, особенно
для тех, кто считает ее чем-то в качестве точного анализа субкультуры.
Однако у авторов книги не было подобных намерений. А мнения парней
Collinwood во многом совпадают с мнением всех остальных уличных парней.
Необязательно иметь короткие волосы для того, чтобы не любить школы или
дать кому-нибудь в лоб во время матча. Скинхеды из Collinwood были рабочей
молодежью и хорошо проводили время вместе. А то, что у болельщиков
Tottenham было не так много времени для того, чтобы слушать регги, совсем
не значит, что так поступал и каждый скинхед, все было не совсем так.
Великие регги-войны. Музыка регги многим обязана своим самым верным
слушателям, скинхедам, которые приняли эту музыку как свою собственную.
Такая песня, как "Wet Dream", получила успех в пабах и кафе за много
месяцев до того, как попала в национальные хит-парады.
Звуковые установки, которые содержали такие люди, как Sir Neville The
Enchanter, быстро начали работать вне общин карибских иммигрантов. Они
часто попадали в клубы, где большинство составляли белые, и ставили там
пластинки. В эти клубы приходили и Rude Boys, и таким образом, белая и
черная молодежь могла танцевать вместе всю ночь, безо всяких проблем.
Но этот мир не продержался слишком долго. В 1970 году в подобных
клубах в течение 9 месяцев бушевала так называемая "великая война регги".
Случалось даже, что в ней участвовали девушки.
В одном южно-лондонском клубе скинхеды в ответ на песню Bob & Marcia
под названием "Young, Gifted & Black" перерезали шнур ножом и начали драку.
Они пели свою версию этой песни, звучавшую как "Young, Gifted & White " и
выступление так и не состоялось.
С 1971 регги начало терять свою привлекательность для них, так как
музыканты начали петь о Вавилоне, Джа и Африке, и большинство скинхедов
начали чувствовать себя оставленными вне игры. С тех пор распространение
ямайской музыки вновь стало ограничено общинами карибских иммигрантов.

Сладкая музыка соул

В 60-е годы черные американские музыканты, игравшие соул, владели
сердцами и танцующими ногами скинхедов вместе с ямайскими звездами. Ночи
регги и соул проходили по всей Британии, и даже многие ямайские исполнители
играли со сцены каверы соул. До 1969 года Jimmy Cliff считался соул
исполнителем, а свои мелодии регги он передавал другим артистам,
выпускавшимся на лейбле Trojan.
У соул и регги было очень много общего, они начали развиваться от
одной общей музыки, ритм-н-блюза. В те времена, когда рок-н-ролл покорял
мир, американский ритм-н-блюз развился в соул, а ямайская музыка развилась
в ска, рокстеди и регги.
Каждый крупный американский город мог похвастаться своим собственным
звучанием. В Детройте был лейбл Tamla Motown, который был очень популярен в
середине 60-х. В Мемфисе было создано металлическое звучание лейбла Stax,
который принял под свои крылья таких будущих звезд, как Otis Redding или
Booker T & The MGs.
В начале 70-х соул снова стали слушать в U.K., по всей стране
проходили концерты, а в хит-парадах было много классики соул. В 70-е
слушателей соул называли Soul Boys и Soul Girls.

Нет, нет и еще раз нет

Десять причин, почему ты не можешь войти в клуб:

1.Проваливай!
2.Я тоже был скином, но...
3.Пусть это вам, ребята, даже не снится.
4.Если бы все зависело от меня...
5.Извините, но у нас переучет.
6.Сегодня вход только для членов клуба.
7.Вход только с девушками.
8.Вам здесь не понравится.
9.Только с галстуками.
10. Нет!

Sunder/and против Newcastle

Вчера ганг скинхедов пытался переправить оружие на один из наиболее
важных матчей этого сезона. Всего было найдено около 50 единиц оружия, в
том числе бутылки, ножи, гвозди, вилки, ножницы, стамески, молотки и куски
газовых труб. Целью скинхедов была драка во время матча AFC Sunderland и
Newcastle United. Мешок с оружием был переброшен через 4-х метровый забор
стадиона за 5 часов до начала матча.
Планы хулиганов провалились благодаря полицейскому водителю. Он начал

что-то подозревать, когда увидел группу из десятка молодых людей, стоявших
возле ограждения. Водитель остановился и в это время молодые люди в
красно-белых шарфах Sunderland стремительно убежали. Полицейский тут же
обыскал территорию стадиона и обнаружил мешок с оружием.
Как сообщил позже комиссар Ronald Kell, 'Это была действительно
поразительная коллекция. В недобрых руках она могла бы причинить
значительный ущерб и серьезные раны". Еще один полицейский добавил, что
"Самой удивительной вещью была деревянная толкушка для картошки,
заостренная таким образом, чтобы наносить раны при метании".
Другие виды оружия, включая цепи и ремни с плоскими пряжками, залитыми
свинцом, пополнили эту коллекцию после полицейской проверки на входе. Перед
матчем несовершеннолетний фан Newcastle ворвался в супермаркет, и, когда не
смог попасть в кафетерий на первом этаже, начал бросаться пивными банками.
Разбито 5 стекол. Зато во время матча, который завершился со счетом 1:1,
никто из 51 950 болельщиков не создавал никаких проблем.
Johnny Reggae выходит на тропу войны. Для большинства людей
музыкальный критик Jonathan King был не более чем известным болтуном, но
ему следует отдать должное. В конце концов, он всегда говорил то, что хотел
сказать, а не то, что другие хотели услышать, и хотя бы поэтому он
заслуживает немного уважения.
В конце 60-х годов King проявил подозрительный интерес к музыке. В то
время, как старые профессионалы работали над содержанием своих альбомов,
господин Кинг выдал огромное количество звонких поп хитов. У него было
больше псевдонимов, чем оладий, которые съедает обычный человек за свою
жизнь.
В 1970 одним из самых популярных хитов, получившим в хит-параде 3
место, была песня "Johnny Reggae", исполняемая группой The Piglets (лейбл
Bell). Это была песня о "действительно элегантном взрослом парне ", который
носил "одежду в двухцветную полоску " и смотрел в глаза своей девушки,
когда "стрелял". Вне студии The Piglets не играли, а если внимательно
вчитаться в надписи на обложке пластинки, там можно обнаружить, что запись
была "придумана, создана и издана под руководством Джонатана Кинга".
Группа была не более чем начинающей певицей, подражавшей лондонскому
говору кокни и изображавшей из себя 13-летнюю девочку. Но что самое
смешное, Кинг считал, что эта запись будет последним гвоздем в гроб регги.
А сейчас, по иронии судьбы, скинхеды считают ее классикой регги.
Услышав ее, музыкальный критик С. Brooks заявил следующее: "Ну
наконец-то мистер Кинг показал нам, чего он стоит! Не понимаю, как он может
хвалить скинхедов за то, что они чисты и прямолинейны, если мы каждый день
читаем в газетах, как банды этих "безвиннных" бьют нормальных людей. Что ж,
если он так любит скинов, то пусть приходит на стадион Shed и станет среди
болельщиков Chelsea в шарфе приезжающей команды. Я бы охотно пришел
полюбоваться на то, что тогда произойдет. Встаньте, хиппи, пусть все
увидят, сколько нас есть!" Richard Allen
Похоже, самым знаменитым скинхедом всех времен был и остается Joe
Hawkins. Совсем неплохо для Bovver Boy (обозначение представителей таких
субкультур, как теды, моды или скинхеды, происходящее от слова "bother", то
есть "беспокоить", произносимого на кокни как "bovver"), существовавшего
только на страницах книжек сомнительного качества, написанных его
создателем, которого звали Richard Allen.
В первый раз Joe появляется в 1970 году в романе "Skinhead", изданном
New English Library. Субкультура была тогда на самой вершине своего
развития, и приключения старого Joe должны были быть прочитаны каждым
уважающим себя скинхедом. Тираж книги шел на тысячи, а сопровождающий ее
резонанс только увеличил спрос. К концу года роман "Skinhead" был в первой
десятке самых продаваемых книг, а больше всего с этого получил сам Richard
Allen (настоящее его имя - Richard James).
Вскоре Allen издал продолжение под названием "Suedehead", в котором
Joe, согласно веянию времени, меняется вместе со всей субкультурой. И затем
каждые пару месяцев выходила новая книжка, где Richard Allen отражал самые
свежие молодежные фантазии. От "Smoothies", "Boot Boys", 'Terrace Terror"
(не то "футбольный террор", не то "ужас на трибунах") до "Punk Rock" и даже
"Mod Rule".
Сейчас эти романы не более чем мусор. Если Джо не в постели с
подружкой, то он, надо полагать, попал в уличную драку. Если он не
устраивает Paki-bashing, то он уж точно планирует кражу или что-нибудь в
этом роде.
Не знаю, как он мог еще найти время, чтобы убить мента. Но к концу
каждого
романа ты мог быть совершенно точно уверен, что старый Джо со всем
этим справится, и что все это закончится для него хорошо.
Множество героев этих книг попадает под простые правила этого
двумерного мира. Особенно это касается женских персонажей, у большинства из
которых были слишком скользкие ноги, так что все, что они могли сделать -
так это упасть под ноги Джо.
Ясно, что вымысел есть вымысел, и кому было бы интересно читать про
то, как Джо снова идет в кафе, а оно снова закрыто. Так что истории раз за
разом становились все более фантастическими.
В 'Top Gear Skins" автор зашел далеко за границы реальности. Роман
рассказывает об американском парне по имени Roy Baird, который начинает
покровительствовать гангу скинхедов и втягивает их в автогонки. Все эти
разговоры о чистке цилиндров... Но к тому времени романы Ричарда Аллена
стали частью "поп-культуры", и попали даже в список литературы для школьных
сочинений на вольную тему.
Сейчас можно легко выбросить все это, но в начале 70-х это были самые
лучшие книжки, которые можно было достать скинам. Читать в каждой главе о
том, как Джо занимается сексом, а в перерывах с кем-то бьется, было лучшим
выражением скиновских мечтаний. А когда тебе от 10 до 21, то тебе и не надо
больше.
"Джо гордился своими ботинками - с толстой подошвой, подкованной так,
что их тяжело было носить. Но еще тяжелее было получить ими под ребра".
Richard Allen, "Skinhead".
Отдадим Аллену должное. Он сумел продраться через лабиринт субкультуры
и показать ее развитие во времени, даже если его книги и не обращали
особого внимания на музыку и одежду. Но так ли важно, что звучало в клубах
в то время, когда ты получал свою порцию soft porno, читая, с каким
удовольствием Джо залазил на свою очередную добычу.
Вот романы Ричарда Аллена: "Skinhead", "Suedehead", "Skinhead
Escapes", "Skinhead Girls", "Boot Boys", "Smoothies", 'Trouble For
Skinhead", "Sorts", 'Top Gear Skins", "Demo", "Skinhead Farewell", "Glam",
'Terrace Terror", "Dragon Skins", "Knuckle Girls", "Punk Rock "и 'Mod
Rule". Football Guide
Далее следуют фрагменты путеводителя для футбольных хулиганов,
написанного одним старым лондонским скинхедом. Когда Chris Lightbrown
вырос, он работал в спортивном отделе Sunday Times.
"LIVERPOOL. Все, что ты слышал о болельщиках Ливерпуля и их ганге The
Кор - правда, правда, и ничего, кроме правды. Они дружелюбны, гостеприимны
и вежливы. Тут где-то 30 000 рыл, которые могут, собравшись пьянствовать,
объяснить тебе, почему твоя команда будет разгромлена этим вечером. Но
извините, ребята, есть такие сволочи, как The Young Кор, которые занимаются
набегами на вокзал Lime Street до и после матча, чтобы вас побеспокоить. Да
ты не бойся, в самом Ливерпуле еще страшнее, так что для этого города они
не так опасны, и могут быть еще менее склонны к риску, когда их
придерживает мегафон на Lime Street, вещающий: "Убедительно просим
болельщиков из Лондона выходить только на восьмом перроне".
EVERTON. Полная противоположность своим соседям, от которых их
отделяет 500 метров парка Stanley. Приезжаешь на Goddison и проводишь вечер
в компании самых жалких людей в первой лиге. Их хулиганские мобы так
разобщены, что не могут собраться вместе и завалить приезжих кокни или
других дорогих гостей. Похоже, что ты мог бы даже залезть на их трибуну!
Субботний вечер на Goddison - это как чашечка чаю.
NEWCASTLE. Это находится где-то в центре Страны под названием Нигде.
Кто-то, в конце концов, мог бы им и сказать, что скинхеды уже закончились.
А то приезжий с юга чувствует себя попавшим на три года в прошлое, особенно
если учесть ужасную поездку и стоимость билетов. Кроме того, у них там все
наоборот - ты можешь попасть в опасность из-за того, что ты не с той
стороны от 30 летнего возраста. Драки там начинаются только тогда, когда
парни, которые в других местах только в юном возрасте и могут быть
хулиганами, вырастают и становятся взрослыми мужчинами.
MANCHESTER UNITED. Самое опасное место в Англии. Когда ты приезжаешь
на вокзал Piccadilly, тебе надо быстро сваливать оттуда. Когда идешь на
стадион - ни в коем случае не иди через Stratford End, это как раз то
место, где каннибализм на Британских островах наиболее реален. Следи за
пабами и ни в коем случае в бары не заходи. Не носи никакого шарфа, а если
говоришь с лондонским акцентом, то забудь о нем на вечер. И возьми с собою
в дорогу англо-манчестерский словарь..."


← предыдущая страница  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  следующая страница →
© 2006-2011. Компост. Если вы заблудились - карта сайта в помощь
Рейтинг@Mail.ru