Авторизация
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?
Регистрация
Заказать альбом


eng / rus

George Marshall, "Spirit of 69"


Angels With Dirty Faces


"Обманутым? Нет... Скорее я чувствую себя преданным. Все выглядит так,
как если бы все вернулось к тому, что было в 74-ом или 75-ом. Но что-то
снова начинается в Восточном Лондоне. Все возвращается". Micky Geggus,
Cockney Rejects, 1979.
День, когда панки начали свой крестовый поход за изменение
миропорядка, был, наверное, праздником или воскресеньем. Панк, вопреки
выросшим вокруг него мифам, никогда не был спонтанным уличным восстанием.
Он был скорее каким-то воскресным упражнением в шокировании окружающих,
происходившим из какой-то общей моды, когда кто-то один начинал что-нибудь
делать, и все за ним повторяли то же самое. И все это было на расстоянии
миллионов километров от парней, слишком занятых игрой в футбольный мяч,
чтобы присоединиться к панк-бригаде.
Сколько проклятий вызвало спокойное с любой точки зрения интервью Sex
Pistols для лондонской воскресной телепрограммы Today, хотя там не было
никакого нарушения законности и порядка, a Billy Grundy задавал панкам
самые обычные вопросы. Сходите на стадион ближайшей начальной школы - вы
услышите там слова куда похуже. Но и того, что было сказано, вполне
хватило, чтобы Sex Pistols оказались на первой странице каждой газеты, а их
песня "Anarchy In The UK" заскочила в списки хитов. Неплохо для группы,
которую Malcolm McLaren собрал для того, чтобы давать концерты по школам и
рекламировать его магазин дорогой одежды "Sex" на улице King's Road.
Нет и не может быть ничего удивительного в том, что средний класс
сожрал их всех и даже не подавился. Панк очень скоро стал просто частью
установленного порядка, к которому поначалу он сам же относился с таким
презрением.
Когда он стал одеждой с High Street с ценниками уровня High Street, он
стал доступен только тем, кто мог себе его позволить, а не тем, кто мог
по-настоящему почувствовать его. Покупку готовых, уже драных штанов с
King's Road за 30 фунтов трудно назвать борьбой с системой, как и платить 5
фунтов за то, чтобы тебе порвали и залатали твою праздничную рубашку. Я сам
когда-то был почти панком, но я никогда не носил нашивок с анархией.
К 1978 году все уже было ясно. "PUNK IS DEAD" - именно так, большими
буквами. Еще одно продавшееся перо в шляпе музыкального бизнеса. Мода на
группы - не бунт против общества.
Ее даже перестали называть панком. Последним писком моды стала Новая
Волна, соединившая панковское звучание с бессмысленными поп-текстами.
Уже появились Sham 69, но вдохновлявший панков фанзин Sniffin' Glue
группы ATV (Action Time Vision - Действие Время Видение) выпустил свой
последний номер. Клуб Roxy навсегда закрыл свои двери. На концерты в
Roundhouse собирались влюбленные хиппи, a Johnny Rotten на последнем
концерте Sex Pistols в Сан-Франциско подвел итог всему, спрашивая у
публики: "Ever get the feeling, you've been cheated?".
Так было ли у вас когда-нибудь на самом деле то чувство, что у вас
было? Даже такие группы, как Stranglers, давшие нам панк-гимн "No More
Heroes", покинули клубы для того, чтобы играть в Ally Pally, где можно было
собрать 6 000 жирных леммингов с набитыми кошельками в карманах.
История панка могла бы на этом и закончиться, но панк поддержали
тысячи людей, оставшихся в строю. Талоны на двухнедельное питание не могут
стать пропуском в новую жизнь, и они не ушли из панка. Предательство вождей
не имело для них значения, потому что горстка исполнителей все еще играла
панк таким, как если бы он был жив. И ни одна из них не кричала об
"Ан-Ар-Ки", ни одна не играла в кузове грузовика, имея в гостинице
телевизор и ванну горячей воды (такие известные группы, как Clash, часто
играли на грузовиках, которые ехали во главе каких-либо маршей или
демонстраций). Настоящий панк исходил из сердец музыкантов, игравших в Cock
Sparrer и Sham 69, в Skrewdriver в составе "АИ Skrewed Up" 1977 года, в
лондонских Menace и манчестерских Slaughter & The Dogs.
Без сомнения, Cock Sparrer войдут в историю как лучшая уличная группа
всех времен. Они не получили того признания, которое заслужили, но каждый,
кто читает все это и кого не увлекает такая их классика, как "Argy Bargy",
'Working", "England Belongs To Me", "Sun Says", "Riot Sqad" и другие
бесчисленные уличные гимны, наверное, просто не жил.
Sparrer начали в 74 и первоначально назывались Cock Sparrow. Они были
панк-группой задолго до того, как это название было придумано, и выступали
уже больше года, когда Sex Pistols только начали подумывать о том, чтобы
собраться вместе. К сожалению, во время панк-революции именно это
обстоятельство и работало против них - лейблы не хотели иметь с ними дела,
считая их "недостаточно новыми". И только выступления вместе с Motor/head и
Small Faces привели к тому, что лейбл Decca все же выпустил их песню
"Rimnin' Riot".
Названия таких групп, как Sparrer и Menace, размещались на афишах
обычно где-то в самом низу, и они разделяли судьбу большинства групп
поддержки. Путь в никуда. Но нельзя было так легко оставить без внимания
эти веселые банды. Они приходили к тебе как бейсбольная бита, и когда в
конце 77-го года настало время Jimmy Pursey и его Sham 69, они начали
заполнять клубы по своим собственным правилам, играя панк таким, каким он и
должен был стать с самого начала.
Приход "уличного панка" означал и возвращение детей улицы - скинхедов.
Они не были точной копией своих предшественников и не имели ничего общего с
тем, что было в 69-ом. Новые скинхеды начинали как панки, которые решили
зайти в своем шокировании общественности на пару шагов вперед, и стали
называться так для того, чтобы отделить себя от "пластикового панка" из
среднего класса.
Много воды утекло со времен регги, и новое поколение соответствовало
времени, в котором жило. Вместо коротких волос (вторая или третья насадки)
стали встречаться первая насадка (3 мм) или даже полностью лысые головы,
обработанные не только машинкой, но и бритвой. Как и раньше, скинхеды
носили высокие ботинки, но теперь они подкатывали штаны до верха ботинка.
Кое-кто носил даже 22-дырочные ботинки, которые доставали до колен. Это
была уже нелепость - пока ты их полностью зашнуруешь, тебе уже поздно будет
куда-либо идти.
Вместо рисунков на плечах в субкультуру вторглись тюремные паутины и
кричащие надписи на лицах. Ясно, что татуировка - дело личного выбора, но
надо отметить, что те, кто набил себе поперек лба 'MADE IN BRITAIN" или
что-то подобное, после сильно жалели о своем решении. Еще хуже то, что в
большинстве профессиональных студий рисунки на лицах делать отказывались

так что много татуировок было сделано не очень талантливыми типами из
подворотен и закоулков. Дела могли пойти еще хуже, если ты разрешал взяться
за дело с иглой и бутылкой туши в руках своему пьяному дружку. При
татуировках у тебя не было второго шанса, и, если была сделана какая-нибудь
ошибка или отступы были выбраны неудачно, все заканчивалось тем, что на
лице у тебя оставалось сильно сжатое под конец слово.

"А вот песня для тебя!" - и Джимми Перси указал пальцем на студента,
одетого с King's Road, от которого так и несло духом среднего класса. Песня
называлась "Hey Little Rich Boy"
Tony Parson, NME, 1977.

Хождение в драных джинсах, закапанной клеем майке и с надписью "I AM
BRITISH" поперек лба не принесло скинхедам славы. Оно годилось только для
придания еще большей правдоподобности поражающим воображение газетным
сплетням. По правде, некоторые из тех, кто выглядел так, должны были бы
набить на своих узких лбах свои адреса - на случай, если они забудут, где
живут. Лысые панки, бонхеды, бритые, тупоголовые, костеголовые - называй
эту мразь как хочешь. У них не было ничего общего с "духом 69-го", который
заключался в том, чтобы одеваться резко (sharp) и при этом выглядеть
превосходно, привлекая к себе всеобщее внимание.
Разумеется, те немногие скинхеды, что смогли пережить все эти пустые
годы глэма, диско и рока, не хотели иметь с этим ничего общего. Субкультура
никогда не исчезала полностью, но даже в таком большом городе, как Лондон,
встретить скина, которого ты не знал, было так же невозможно, как выиграть
в лотерею. И если такое вдруг случалось, вы откладывали все свои дела, и у
вас после двух-трех кружек горького пива начиналась беседа, продолжавшаяся
за полночь. Но никакой подобной учтивости никогда не проявлялось в
отношении скинхедов, связанных с панком. Если кто-то из них случайно
приползал в паб традиционных скинов, то ему быстро объясняли, где там
двери. И чаще всего он выходил головой вперед. У настоящих скинхедов было
достаточно гордости за то, кто они такие, и они не могли смотреть спокойно
на юного оборванца, который пользовался их видом для того, чтобы пугать
почтенных старушек или стрелять десятипенсовики у прохожих.
Джимми Перси из Sham 69 как-то сказал, что если бы панк появился
где-то в 1969, скины могли бы и полюбить его, но скорее всего, они отвергли
бы его, как сделали с музыкой грисеров (greasers) и хиппи.
Так что и десять лет назад каждый тип в кожаной куртке, рваных джинсах
и солдафонских говноступах получал бы пинка под зад во время скиновских
развлечений по случаю праздника.
Похоже, ничто так не раздражало хорошо одетого теда или мода, как
паршивый оборванец, который шатается вокруг в помятой и драной куртке со
множеством булавок, скрепляющих края дыр. А ведь оба были продуктами
Малькольма МакЛарена, у которого осталось множество одежды для тедов и
модов с тех времен, когда "Sex" еще не был переименован в "Let It Rock" и
еще не начал обслуживать малолетних бунтовщиков.

"Вот настоящая любовь и настоящая злость взбунтовавшейся молодежи!"
Adrian Thrills, рассказ о Jimmy Pursey, NME, 1978.

Летом 1977, когда битвы между панками и тедами на King's Road по
выходным стали достопримечательностью туристических маршрутов, старые скины
часто помогали тедам, тогда как новое поколение принимало сторону панков.
Гордость и традиция против отрицания всех и вся. Полиция не трогала ни тех
ни других, и обычно все заканчивалось множеством взаимных обвинений, но
журналисты из музыкальной прессы все равно раздували их до масштабов
третьей мировой войны.
Одной группой, которая, похоже, всю жизнь жалела о том, что они тем
летом не остались дома, были панки из Blackpool - Skrewdriver. Это был их
первый тур, и когда они грузили оборудование в машину после концерта в
Roxy, на них напала уличная банда скинхедов и тедов. Сильнее всего
пострадал их ударник Grinton - ему сделали 23 шва и он к тому же получил
микрофонной стойкой по зубам. На следующий день неизвестные люди угнали
машину группы со всем их оборудованием, а вокалист Ian и остальные остались
с 82 пенсами без транспорта и возможности вернуться домой. Ничего
удивительного в том, что свою следующую песню "Anti-Social" они посвятили
тедам.
"Skrewdriver появились на нашем концерте в Camden вскоре после того,
как они приехали в Лондон, и выглядели они как сраные хиппи. А в следующий
раз, когда мы их увидели, они были уже в подтяжках". Steve Burgess, Cock
Sparrer.
Прошли месяцы, и как только панк стал хорошо приниматься повсюду,
новое поколение скинхедов стало отдаляться от него, требуя для себя
возможности самоопределения. Возвращался старый стиль, и вскоре черные
пальто и клетчатые рубашки начали встречаться столь же часто, как и высокие
ботинки и отбеленные джинсы. Образ 69-го с подчеркиванием 77-го. Одеваясь
так и глядя на себя в зеркало, каждый начинал черпать все больше гордости
из того, как он выглядит, и скинхеды 77 года все больше предпочитали
элегантность 69-го. Многие открыли для себя музыку регги, и она звучала на
концертах в клубах в перерывах между выступлениями.
Внимание нового поколения скинов привлекали группы, игравшие уличный
панк. С начала 1978 к ним начали присоединяться лишенные иллюзий панки,
которые тоже начали стричься коротко, чтобы показать свою поддержку таким
группам, как Sham 69. Их одежда состояла из куртки-косухи, балахона,
подвернутых джинсов и высоких ботинок. Она дожила до нашего времени и
сегодня известна как "streetpunk style ".
Иногда на концертах скинхеды составляли меньшинство, а большинством
были панки и херберты (Herberts - просто уличные парни, которым нравилась
эта музыка, но которые не хотели называть себя ни панками, ни скинами). И
ни одна панк-группа не называла себя скинхедами. Никто не тянул это
название на себя и не кричал "мы, скинхеды". Музыканты Cock Sparrer,
которых многие считают создателями стрит-панка, часто появлялись на сцене в
высоких ботинках и Sta-press, но их волосы никогда не были коротко
пострижены. Точно так же вел себя и Джимми Перси, который был скином
задолго до основания Sham 69, но если бы вся его группа вдруг стала
одеваться под скинов, каждый бы понял, что это не более чем позерство. Sham
69 никогда не были чисто скиновской группой. Они хотели быть понятными
простой молодежи - неважно, стриженой или нет. Только Skrewdriver
отказались от длинных волос, одевались как скинхеды и похоже, делали это
сознательно, чтобы как можно сильнее воздействовать на скинов.
Скинхеды приняли стрит-панк группы как свои собственные, а самой
любимой их группой были сыновья города Hersham. Попытка рассказать о Sham
69 на страницах такой книжки подобна попытке
заставить Джимми Перси заткнуться навсегда - на обе вещи не хватило бы и
всей жизни, и из всего этого ничего успешного бы не получилось.
Тексты таких песен, как "Borstal Breakout" и "If The Kids Are United",
могут показаться слишком простыми и наивными на бумаге, но они не были
написаны для участия в поэтическом конкурсе и только вживую могли играть
свою роль. Увлеченность, гордость и любовь, с которыми Джимми выкрикивал
свои трехминутные шедевры, и то, как эти слова повторяли его слушатели,
показывают это так хорошо, как только можно. И когда ты приходил на концерт
Sham, это давало тебе чувство какой-то общности, ты чувствовал себя частью
Sham - наверное, лучшей группы, которая когда-либо рассказывала о том, что
происходит на твоих улицах. И если ты не можешь понять мысли человека, на
спине куртки которого написано "SHAM ARMY " - ты никогда не жил на улице.
"Я спросил как-то у первого состава группы: "Слушайте, а вы и в правду
верите в то, о чем мы поем?". Они ответили мне, что нет. Что ж, я не мог
этого принять. Я делаю это, потому, что верю... иначе бы просто не делал
этого". Jimmy Pursey.
Ничто больше так не показывает характер Sham, как тот концерт, что они
играли на открытии лондонского панк-клуба Vortex на улице Han way Street в
декабре 1977. Джимми и его группа вылезли на крышу, чтобы спеть такие
песни, как "George Davis Is Innocent" (они еще пели эту песенку как
"Cockney Kids", "Glasgow Kids" или даже как "Sham 69 Is Innocent") и 'What
Have We Got?", что привело к общей радости собравшихся внизу панков и
скинов, а также работников расположенных рядом контор, которые повылазили
из окон. К несчастью, здание не принадлежало клубу Vortex, а его владельцы
и полиция не были предупреждены группой заранее, поэтому сразу же после
выступления Джимми был оштрафован за общественно опасное поведение на
крыше. Впрочем, это не помешало их пластинке "I Don't Wanna", которая была
выпущена лейблом Small Wonder в этот же день.
Название группы произошло от надписи на стене, которая читалась как
"HER SHAM 69 ". После первых репетиций они начали свою жизнь на сцене в
кинотеатре Walton's в ноябре 1976-го. В следующем году они играли как
группа поддержки перед более известными группами, но вскоре приобрели
известность и славу одной из лучших живых групп на сцене, в основном
благодаря своему лидеру Джимми Перси. У них все начало складываться
достаточно хорошо с июня этого года, когда Джимми разогнал большую часть
состава и принял гитариста по имени Dave Parsons и барабанщика по имени
Mark Cain. Через несколько месяцев Dave Tregann взял бас-гитару, а бывший
бас-гитарист Alby Slider стал менеджером группы.
Сделать все это было довольно просто, потому что один Джимми Перси и
был почти всем Sham 69. Тут никак не уменьшается роль других музыкантов, но
они и сами признавали, что не претендуют на многое. Просто, правда такова,
что без этого маленького большеротого человека не было бы Sham 69.
Рот Джимми был не только его главным козырем, но и главной его
проблемой. Он мог открыть его и запросто выложить все, что у него было на
сердце. Что хуже, часто он мог нести какую-то бессмыслицу, это был
хронический болтун. Но это не было его виной. У него не было даже
нормального образования, а он пытался рассуждать о проблемах, от решения
которых политики в течение последних 30 лет просто устранялись. Конечно,
Джимми всегда мог ответить на заданные ему вопросы, но насколько
правильными оказывались его ответы, зависело от случая. Кто-нибудь мог
задать ему какой-то вопрос, а потом минут 5 вслушиваться в каждое слово
ответа, в то время как наш Джимми мог нести полную чушь. Если бы был
какой-то перерыв, то он, может, и смог бы все понять и обдумать, но зачем
загружать свою голову, если твой язык может работать как пулемет?
"Я знаю, что не смогу изменить мир. Единственное, что я могу сделать,
так это выйти на сцену и петь, принося радость людям, которые меня слушают.
Я не политик, я не лидер - просто человек, который вышел на сцену и поет
рок-н-ролл". Jimmy Pursey.
Но когда Джимми появлялся на сцене, это было уже совсем другое дело.
Он был там просто естественным, все время в движении, всегда полон сил.
Песня за песней о жизни на самом дне, о том, какая она на самом деле,
а публика поддерживала его так, как если бы все происходило на футбольных
трибунах.
Sham Army придавали сил Джимми. 'Tell Us The Truth", "Hurry Up Harry",
"I Don't Wanna", 'The Cockney Kids Are Innocent".
Каждая из этих песен была
самой лучшей, но по отдельности каждая из них была бы только вершиной
айсберга под названием Sham 69. Когда он кричал "What Have We Got?", его
маленькие "ангелочки с грязными лицами" кричали в ответ "Fuck All!".
Появлялись даже сомнения в том, не вкладывал ли Джимми слишком много сердца
в то, что делал. Но никто не может винить его за то, что он слишком доверял
своим слушателям. Похоже, в глубине своего огромного сердца он все же верил
в то, что Sham способны что-то изменить, хотя изменялось все только на
полтора часа концерта, а всю остальную неделю продолжалась обычная жизнь в
мире без будущего.
Любовь скинхедов к Sham 69 не имела ничего общего с тем, как
поклонялись "нормальные люди" звездам рока. Когда Sham приезжали в
небольшой город, их концерты были похожи на воссоединение семьи. Каждый пел
вместе с группой, и концерты обычно заканчивались тем, что большая часть
публики забиралась к музыкантам на сцену. Даже в гримерку можно было пройти
в любое время, а пиво и еда, предназначенные для группы, исчезали очень
быстро, так как каждый мог ими угоститься. И Джимми сидел в гримерке еще по
несколько часов после концерта, разговаривал и спорил с панками и скинами.
Никогда больше не было второй такой группы как Sham 69, ни по размаху,
ни по взглядам на жизнь, с такими преданными слушателями, как проказники из
Hersham - но все хорошее заканчивается. Вторжения на сцену начали выходить
из под контроля, поэтому организаторы стали ставить металлические барьеры
перед сценой. Скинхеды платили последние деньги за то, чтобы увидеть Sham,
а видели какого-то пьяного ублюдка, который висел на худом и длинном Джимми
и которому казалось, что он знает слова и поет вместе с группой.
"Власти нравятся все эти разделения. Когда теды дерутся с Hell's
Angels, когда скинхеды бьются между собой и так далее, и так далее... Если
бы вы, ребята, когда-нибудь подумали, что молодежь спокойно может
отличаться одеждой и убеждениями, и направили себя исключительно против
единственной вещи - властей, то вот это поразило бы их. А так, когда у нас
есть 27 разных "движений", мы заранее знаем, что власти нас победят". Jimmy
Pursey.
Драки на концертах возникали все чаще, особенно в Лондоне и
окрестностях. Концерты в Kingston, The London School of Economics,
Middlesex Poly и других местах прерывались с пугающим постоянством. В
августе 78-го на фестивале в Reading Джимми ушел со сцены в слезах, а его
выступление превратилось в огромную потасовку.
Джимми делал все, что мог, чтобы не допустить драк, но концерты Sham
стали превращаться в поля битв, где каждый должен был получить из-за своего
города, футбольного клуба или политических убеждений. Поскольку на
панк-концертах было позволено все, что угодно, часть молодежи появлялась
там только для того, чтобы начать драку или влезть в нее. Так было, когда
U.K. Subs выступали в Лондоне, Poison Girls играли в Стратфорде или на
концерте Ian Dury в Оксфорде.
Когда Cock Sparrer играли свой последний концерт в Fulham Grayhound,
какие-то идиоты подожгли обои еще до того, как группа вышла на сцену, а
после того музыканты покинули клуб, сцена была разрушена, а на улице Cock
Sparrer обнаружили, что у их машины проколоты шины. То же самое видели на
своих концертах Menace и другие исполнители, даже те, кто вообще не был
связан со скинхедами и панк-сценой. Настали смутные времена, когда многие
стали побаиваться ходить на концерты своих любимых групп.
Если драки начинались скинхедами, то найти повод для них было
нетрудно. Как только на концерте начиналась потасовка, скины с радостью
лезли в нее и она разгоралась еще сильнее. Не все, и даже не большинство
скинхедов развлекали себя так, они платили деньги за то, чтобы послушать
музыку, а не за то, чтобы получить во время драки. Но хватит и ложки дегтя,
чтобы испортить бочку меда. Было еще много скинхедов, которые и
скинхедами-то не были, но всегда были готовы двинуть кому угодно, если им
не нравилось его лицо, прическа или значок. Любимым их занятием было валить
и модов, и панков, и тедов, так что мечта Джимми об объединении молодежи
так и осталась мечтой.
"Теперь стриженые волосы означают фана Sham, но это позорит все то, за
что я боролся". Jimmy Pursey.
Посмотрите на старые фотки концертов Sham - вас удивит количество
людей с длинными волосами, но тогда на это не обращали никакого внимания.
Sham стали известны как скиновская группа, и доходило до все большего
насилия на их концертах. Каждый кретин вместе со своим псом шел покупать
билет, когда Sham приезжали в его город. Некоторые ходили туда только для
того, чтобы постоять в сторонке и посмотреть, как десять ублюдков избивают
одного, и уходили разочарованными, если ничего такого не происходило.
Большую часть всех этих проблем можно было бы избежать. Но в London
School of Economics, где был причинен ущерб почти на 8 000 фунтов, вообще
не было охраны кроме пары нервных и слабых добровольцев студентов, а пиво
продавали не в пластмассовых стаканах, а в стеклянных бокалах. Джимми тогда
приложил все усилия, чтобы внутрь запустили всех, кто стоял на улице, хотя
там и так было полно народа. Скинхеды и лондонская Финансовая Академия были
плохо совместимы между собой, а присутствие камер ВВС и прибытие
дополнительных подразделений полиции, известных своим неповторимым
воспитанием, никак не могли остановить потасовку.
Однако легкая соломинка, переломившая хребет Sham, не была только
насилием. Начиналось направление насилия во имя политики, и это было уже
совсем другое дело. Некоторые скинхеды, которые приходили на концерты Sham,
поддерживали крайне правые организации, National Front и British Movement,
которые в то время тешились ростом своей популярности. Поначалу их
настроения можно было бы считать чем-то не более опасным, чем курение на
перемене за школой, но власти требовали от Sham, чтобы те убрали их со
своих концертов вон.
Все знали, что Sham 69 не нужна была политика в трактовке NF и ВМ, и
что группа не делала ничего для того, чтобы привлечь их членов на свои
концерты. Все знали, что Джимми и его группа делали то же, что и остальные,
чтобы их остановить. Но Джимми не хотел отказываться ни от одного из своих
фанов, не хотел запрещать кому-то вход на свои концерты. Он хотел говорить
с ними как на сцене, так и вне ее, в надежде, что он сможет их убедить.
"Таким людям, как Тот Robinson, легко петь о том, что они против
нацистов. А мне приходится стоять лицом к тысяче скинхедов, которые с
ножами приперли меня к стенке гримерки после того, как эти пророки объявили
им, что я коммунист!" Jimmy Pursey.
Можно спорить о том, был ли в действиях Джимми хоть какой-то смысл, но
в любом случае, это было лучше, чем позиция левых, которые привлекали к
себе и без того уже привлеченных. Привязаться к толпе людей со значками
Rock Against Racism, конечно, хорошо и красиво, но мало кого можно привлечь
на свою сторону таким образом.
В любом случае, левым тогда не хватало поддержки со стороны молодежи.
Музыкальные журналы, левые организации и другие всезнающие доброжелатели
хотели, чтобы Sham 69 и другие панк-группы участвовали в концертах Rock
Against Racism, а те, кто не хотел присоединяться к ним, должны были
распрощаться с интервью в прессе, временем на радио, участием в
фестивалях - словом, со всем. Если ты следил за всем этим, тебе и самому
уже становилось интересно - кто же, в конце концов, окажется настоящим
фашистом?
Джимми не устоял, и группа сыграла на бесплатном концерте RAR вместе с
группой Misty In Roots в Central London Polytechnics в феврале 78. В апреле
Джимми помогал на сцене Clash на концерте в Hackney, организованном
Anti-Nazi League, но к концу года группа все же отказалась от участия в
подобных акциях, так как их появление там ни к чему не приводило, и
вызывало еще больше разговоров и слухов. Sham поняли, что им лучше
оставаться вдали от всего этого. Участие в подобных карнавалах означало
просто, что вместо правых их использовали левые. А теми, кто проигрывал,
были они сами.

"Меня возмущает то, что делает National Front. Это касается как меня
самого, так и молодежи. Но я могу понять причины роста их популярности. Я
хочу сказать: легко быть анти-наци, когда ты сам ни разу не получал от
черных и когда у тебя нет таких соседей." Jimmy Pursey.

С началом сотрудничества группы с RAR для Sham настали темные времена.
Число стычек на концертах еще увеличилось, и на удивление сильно возросло
влияние правых, особенно в Лондоне, где у NF и ВМ была самая сильная
поддержка. Самое печальное было в том, что скинхеды оказались в самом
центре этих разборок - ими пользовались как пешками в политических битвах,
которые затем должны были проходить уже не на концертах, а на предвыборных
митингах.
Те, кто мог бы устроить концерты, бежали от Sham 69, как от огня, а
там, где им разрешалось играть, посещаемость стала куда меньшей, чем могла
быть. Хотя группе было разрешено показываться в 'Top Of The Pops", их дни
уже были сочтены. Джимми призывал своих слушателей прекратить драки, но эти
призывы были подобны битью головой о стену. Группа не могла спокойно играть
в U.K., а Джимми не хотел выступать за границей, поэтому было принято
решение о прекращении деятельности.
Прощальный концерт Sham был намечен в клубе Apollo в Glasgow, а за
несколько дней до него говорилось о еще двух концертах - одном в Лондоне и
одном в Финляндии. Шотландские Sham Army давали группе немало причин для
гордости, так как скины, панки и херберты смогли преодолеть существующие
различия и доказать, что они могут объединиться. Sham поддержали Jones и
Cook, что стало поводом для слухов об образовании новой группы Sham
Pistols.
Когда Sham выходили на сцену лондонского Rainbow Theatre под звуки
музыки к фильму "Космическая Одиссея 2001", все поняли, что концерт станет
еще одной страницей в "Книге прощальных выступлений" Garry Glitter. Двум
группам поддержки Little Roosters и Low Numbers пришлось во время
выступления нелегко, но самое худшее ожидало Sham 69.
То, что должно было стать лучшими полутора часами в истории Sham 69,
начиналось вполне хорошо. Группа играла как всегда здорово. Выступление
началось с 'What Have We Got?", но уже на четвертой песне "Angels With
Dirty Faces" дела начали принимать тревожный оборот. Снова началась драка,
а Джимми, чтобы все прекратить, позволил какому-то нацисту забраться на
сцену и покричать свои бесноватые лозунги, хотя к концерту они не имели
никакого отношения. Мысли о том, что весь этот коммунизм надо немедленно
прекратить, стали поводом для штурма заграждений - через несколько
мгновений охранники были сбиты с ног, а музыканты сделали несколько шагов
назад. Еще через минуту они ушли со сцены.
Все, что творилось в течение следующих 20 минут, не поддается никакому
определению. Несколько человек, организованных, похоже, British Movement,
начали ходить взад-вперед по залу наподобие паровозика и раздавать удары
направо и налево, тогда как еще часть присоединилась к нацистским выкрикам
тех, кто повылазил на сцену. Когда Sham Army смогли вывести их из строя и
вынести их из клуба и настал какой-никакой порядок, Sham вернулись на сцену
и попробовали продолжить выступление, но оно снова было прервано
несколькими засранцами, пытавшимися прорваться на сцену и выступить вместо
них.
И тогда Джимми не выдержал - сломав барабанную установку, он начал
кричать в микрофон: "Я вас, суки, любил! Я все делал для вас! А вы... все,
что вам было надо - это драки!".
Последний концерт Sham стал действительно последним, а Джимми получил
настоящий удар в спину. Он хотел дать этим концертом Лондону еще один шанс,
но... они просто плюнули ему в лицо, выбросив самую лучшую вещь, которая у
них когда-либо была. А на следующий день несколько десятков нацистов
разогнали концерт 'Работу - молодым", организованный Young Socialists, на
котором играли панки The Ruts и растаманы Misty In Roots.
"В конце хочу сказать. Я пытался что-то делать, а вы просто плевали
мне в лицо". Jimmy Pursey.
Потом начались словесные нападки. Говорили, что Sham 69 продались, что
Джимми Перси на самом деле из среднего класса. Ходили сплетни о том, что он
купил себе дворец за 130 000 фунтов. Ну да, Джимми не вырос в рабочих
кварталах Восточного Лондона - и что из этого? Ни от кого нельзя
отказываться только из-за места его рождения. Ведь сам он жил в трейлере,
хотя его родители смогли накопить денег на собственный дом. В том, где он
родился, нет ничего плохого. Где написано, что рабочий класс должен быть

раз и навсегда связан с трущобами и обедами для безработных? Приходит
время, и некоторые из нас встают с колен и находят себя. А что до денег,
которые заработала группа, то это их счастье. Ясно, что они заслужили их
тяжелым трудом.
Скин бьет мода, а какая между ними разница? Два сантиметра волос".
Grant Flemming, Kidz Next Door.
Джимми тратил много денег на помощь другим группам, чтобы те могли
продвинуться в музыке, и две из них заняли место, оставленное Sham 69. Речь
идет об Angelic Upstarts и Cockney Rejects.
Нет сомнений в том, что они ничего не смогли бы достичь без поддержки
Джимми. Upstarts происходили из общины рабочих верфи Tyneside, a Rejects
были лондонскими Истендерами. Обе группы играли грубый панк-рок, у них было
много фанов среди скинхедов, и обе обращали на себя внимание не только
агрессивностью.
Angelic Upstarts образовались летом 1977 года, но половина состава
ушла из группы из-за проблем, возникших после их первого концерта в Jarrow.
Их песня "Murder of Liddle Towers", вначале выпущенная на Dead Records, а
после на Small Wonder, принесла группе много неприятностей. Известный
боксер и тренер Liddle Towers умер при неясных обстоятельствах во время
полицейского заключения, и своей песней группа хотела обратить внимание на
его смерть. Это очень не понравилось местной полиции, которая скрыла
обстоятельства его гибели.
Но мало того, на концертах во время исполнения этой песни на сцене
разрубались свиные головы (английские скинхеды называют ментов "pigs"-
свиньи).
Вскоре полиция начала появляться на каждом концерте Upstarts, только и
выжидая случая, когда Mensi и группа переступят границу закона. Следствием
ее действий стало то, что группа не могла больше играть в северо-восточной
Англии, потому что ни один клуб не хотел рисковать, противопоставляя себя
силам правопорядка. Это касалось также редких бесплатных и
благотворительных концертов.
В это время Upstarts взял под свою опеку Джимми Перси, который
заинтересовал ими лейбл Polydor. Но по нелепой причине Upstarts так и не
смогли там ничего выпустить - игра в снежки во дворе закончилась попаданием
снежком в одного из сотрудников службы охраны лейбла. Джимми возмутило то,
как Polydor обошлись с Angelic Upstarts, и в знак протеста он даже сломал
серебряный диск, которым лейбл наградил его за второй его альбом 'That's
Life", и вернул его обломки. Вскоре, однако, все изменилось к лучшему, и
мародеры Mensi получили контракт с лейблом Warner Brothers.
Так или иначе, Angelic Upstarts стали еще одной группой, которой
политика принесла слишком много несчастий. Хотя они и играли панк-рок, их с
самого начала считали скиновской группой, что привело к обвинениям в
пропаганде нацизма на концертах. Доходило до того, что музыкантов группы
обвиняли в фашизме из-за таких песен, как "England", хотя они были просто
старомодными уличными социалистами и гордились своей страной. Это вообще
была не политика. Это была их жизнь.
Как и в случае с Sham 69, не было никакой возможности удержать членов
NF и ВМ подальше от их концертов. Да группа и не стремилась прогонять их -
на свою беду, музыканты пробовали говорить с ними и пытались их понять, так
как считали, что указать им на дверь просто так, без объяснений, нельзя. И
снова для некоторых этого оказалось недостаточно. Левые хотели выбора между
собой и правыми, в то время как сама группа больше хотела выбирать между
добром и злом.
Angelic Upstarts сыграли один концерт для RAR и даже один раз для CND
во время тура по Шотландии, не забыв подчеркнуть при этом, что политика
никогда не была для них чем-то важным. На концерте CND их попросили, чтобы
Mensi сказал несколько слов собравшимся. И он их, действительно, сказал.
"Мы занимаемся любовью, а не войнами. Девки, становитесь к нам в
очередь после концерта!" - и начал новую песню.
Как и следовало ожидать, в июне 79-го пятьдесят боевиков National
Front напали на них во время концерта в Wolverhampton. Менеджер группы
Keith Bell был порезан стеклом и оказался в больнице, где ему наложили 6
швов. Ну и что из того, что нападавшие не были скинхедами, кампания по
срыву концертов Angelic Upstarts в любом случае началась. Левые обвиняли их
в национализме, в то время как правые обвиняли их в коммунизме. (...)
Однажды какая-то телевизионная программа пыталась и Cockney Rejects
связать с British Movement, но в их истории вообще не было ничего общего с
политикой. Cockney Rejects происходили из Восточного Лондона. Они, как и
Sham 69, были воплощением неприятностей.
Два брата Geggus, основавшие группу, занимались боксом в течение
нескольких лет, а старший Micky даже был в сборной Англии.
Позже к ним присоединился большой Vince Riordan, который раньше
работал с Sham 69, а после играл на басу в группе Dead Flowers. Все трое
создавали образ группы, исполняющей "уже не рок-н-ролл, a rack & roll", то
есть "we rack - and you roll", что привело к безграничной поддержке со
стороны тех, кто слушал Sham 69 и Menace, а также модовские группы, в том
числе Secret Affair.

"Мы такие же, как и Sham 69. Мы просто четверо парней с East End. He
найти другой группы, играющей так же, как мы, или такой, которая выдумала
так же, как мы." Micky Geggus, Cockney Rejects.

В мае 79-го Micky и его брат Geoff, повсюду известный как Stinky
Turner, встретили в пабе журналиста Sounds, которого звали Garry Bushell и
передали ему свои записи. Они произвели на него сильное впечатление, и он
свел их с Джимми Перси, который согласился издать их пластинку. В августе
этого года записи Cockney Rejects были выпущены под названием "Flares And
Slippers" на лейбле Small Wonder.
Никто не пробовал выяснять отношения на их концертах, так как группа и
ее ближайшее окружение могли немедленно вмешаться, и все тут же
завершалось. Так было и в тот вечер, когда они играли перед Angelic
Upstarts в Electric Ballroom. Им тогда здорово повезло, потому что они
зашли слишком далеко.
Cockney Rejects делали все для того, чтобы ни у кого не было сомнения
в том, какой футбольный клуб они поддерживают. На концертах они вывешивали
британские флаги с гербом West Ham в середине. В футбольном духе были
выдержаны песни "We Are The Firm" и 'Trouble On The Terraces", а в честь
выхода West Ham в финал кубка Англии они выпустили свою версию песни Tm
Forever Blowing Bubbles". Следствием стал перенос футбольного насилия в
концертные залы, и вскоре оно вышло из-под контроля.
Через месяц после издания 'Bubbles" концерт Cockney Rejects в Cedar
Club в Бирмингеме закончился невероятным побоищем, которое чуть не
прикончило группу. Более двухсот местных скинхедов появились там, заплатив
за концерт немалые деньги, но пришли они вовсе не слушать панк-рок. Они
появились на концерте, чтобы свести счеты с проклятой группой. Во время
второй песни на сцену полетели уже не только пластиковые стаканы, но и
стеклянные бутылки, и до того, как Stinky Turner успел начать драку с
бросавшими, их просто засыпали битым стеклом, пепельницами и стульями.
Музыканты и с десяток их друзей построились клином и двинулись вперед,
вызвав огонь на себя и начав таким образом последнее сражение между
лондонскими и бирмингемскими скинхедами по всему залу. Micky едва пришел в
себя в местной больнице с 9 швами и множеством шрамов, но это не было самым
худшим. Машина группы была полностью разбита, а все оборудование, часть
которого не была застрахована, было разграблено.
На разогреве той ночью играла группа Kidz Next Door, ее вокалистом был
Robbie Pursey, брат Джимми, а на басу играл Grant Flemming, один из бывших
участников Sham 69, герой фильма ВВС под названием "Grant's Story ". Grant
помнил драки в Hendon и Rainbow на концертах Sham, но даже он говорил, что
ничего подобного еще не было. Он и представить себе не мог, что все так
закончится.
На следующий день все поехали в Huddersfield, где должен был начаться
следующий концерт, и только Grant и Micky остались, чтобы попытаться найти
что-нибудь из пропавшего оборудования. Оба попали в еще большие
неприятности, и вышло так, что Micky остался в полицейском участке за
использование железного прута во время уличной драки.

"Мы принимали панк, как музыку бутбоев. Короткие куртки Harrington,
высокие ботинки и стрижка под насадку. Вот чем был для нас панк-рок. Вот в
чем все заключалось". Stinky Turner.

После 9 месяцев бесполезной борьбы с судами Micky получил 6 месяцев
заключения и 500 фунтов штрафа. Grant получил 150 часов общественных работ
и 200 фунтов штрафа. Если бы Micky попал в тюрьму, то группа бы просто
распалась. Но случилось по-другому, и они смогли остаться на сцене, хотя
агрессивный образ навсегда привязался к ним. С той поры они не могли уже
играть где-то вне Лондона, так как всюду находился кто-то, кто хотел с ними
разобраться. И за все им следовало винить исключительно себя.
Настало время для музыкальных изменений в группе, и Cockney Rejects
стали играть более спокойные песни. Их время закончилось, и на сцену пришли
новые группы, играющие уличный панк. Но это уже следующая история для новой
главы.


← предыдущая страница  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  следующая страница →
© 2006-2011. Компост. Если вы заблудились - карта сайта в помощь
Рейтинг@Mail.ru