Авторизация
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?
Регистрация
Заказать альбом


eng / rus

George Marshall, "Spirit of 69"


Скиновская одежда стала дальнейшим развитием одежды модовских гангов.
Говорили, что это была жесткая и вызывающая стилизация под рабочий вид, но
далеко не каждый парень имеет какое-то завершенное мировоззрение, когда
становится скином. Его и не требовалось - все возникало где-то глубоко
внутри тебя. Для большинства это был стиль и не более того, но как только
ты срезал свои волосы, одевал высокие ботинки и тонкие подтяжки и
присоединялся к остальным скинхедам, ты неизбежно перенимал некоторые их
ценности.
То, что ты был вместе с остальными, дарило тебе спокойствие, давало
тебе чувство принадлежности, ты всегда чувствовал уважение и преданность
своих товарищей, и, разумеется, испытывал гордость за репутацию твоего
ганга.

Закон джунглей принимается дикарями: если ты не был скином и не
принадлежал ни к одному из племен, ты чувствовал себя в каменном лабиринте
очень одиноким.
В любом ганге всегда можно найти своих лидеров и бойцов, влюбленных
Ромео и легкомысленных бездельников, школьных клоунов и деревенских
простачков, которые отдуваются за всех остальных. Но ядро каждого ганга
всегда составляли те, кто не боялся драться и те, кто умел это делать.
Отряд в ботинках, который хладнокровно нападал первым и внезапно исчезал,
как можно быстрее покидая поле боя. Твои приятели, которые были с тобой и в
радости, и в горе. И каждый верил в то, что их ганг - самый лучший. Если
вас и побеждали, то только потому, что врагов было больше, они были хитрее
и напали из-за угла - но вас никогда нельзя было победить в честном бою!
Даже когда вы были изрядно избиты и последний из вас стоял на ногах, это
можно было в каком-то смысле тоже считать победой - ты еще мог дойти домой,
чтобы там зализывать раны. Два треснувших ребра и сломанный нос, может и
так, но ты был тем, кто смеялся последним, когда выкрикивал "сволочи!" во
время отступления.
К тому же, всегда был и следующий раз. "Я ненавижу длинноволосых...
Все эти разговоры о любви и мире и все эти тряпки - они просто фальшивки.
Выходит так, что я должен работать за зарплату для себя и за пособие для
них. У большинства из них не такой уж безупречный акцент, и в любом случае,
они ходили в средние школы". Jimmy, 17-летний скинхед из Bethnal Green,
East London.
Казалось, скинхеды могли найти себе развлечения везде, где бы они ни
появлялись. В парке после школы, в зале игровых автоматов, у дешевого
магазина, наведавшись на ярмарку. А если неприятности не находились сами,
они отправлялись их искать. Как только ты появлялся на территории другого
ганга и клеился к их девчонкам, это с надежностью, как в банке,
гарантировало тебе, что все окончится дракой. Или можно было просто выбрать
себе кого-нибудь, кто заслуживал твоего кулака.
Каждый, кто был не с твоей территории, мог стать целью для нападения.
Это касалось каждого члена соперничающего ганга и каждого несчастного, кому
просто не повезло оказаться в ненужном месте в ненужное время. В
университетских городках валили студентов и так далее.
Педерасты и все, кто хоть немного напоминал их, постоянно становились
объектами нападения, особенно если на одного набиралось человек пять-шесть
торговцев агрессией, охочих раздать немного своего товара. Была это выдумка
или нет, но газеты красочно расписали историю про одного деда, уборщика
туалетов - его приняли за старого извращенца, занимавшегося вещами,
недостойными настоящего джентельмена.
Легкой мишенью были хиппи, их всегда воспринимали, как замарашек, не
понимавших простых и традиционных ценностей, которыми руководствовались в
своей жизни скинхеды. Не так уж и много их появлялось в рабочих районах, но
и те, кто не появлялся там, могли стать жертвами скиновских походов. Их
даже не надо было искать, достаточно было наведаться на поп-фестиваль или
найти ближайший сквот, чтобы до них добраться.
Избиение хиппи и привело к тому, что о скинхедах начали кричать в
газетах. Главным событием сентября 69-го было занятие хиппи большого дома
на Picadilly 144 в Лондоне. Хиппи размахивали флагами, а вокруг толпы зевак
смешивались с полицией и гангами скинхедов, у которых в этот раз была
единственная цель - долгожданный разгром сквота. Только присутствие Hell's
Angels (взрослых парней мотоциклистов) удержало скинов от нападения на
здание.
На фестивалях поп-музыки невозможно было протолкнуться из-за хиппи,
особенно если вход был бесплатным. Огромный концерт Rolling Stones в парке
Hyde Park в июле 1969 собрал ни больше ни меньше как 250 000 человек. Там
тоже было полно Hell's Angels, старавшихся поддерживать порядок, но в этот
раз даже их присутствие не удержало скинхедов от того, чтобы завалить
нескольких хиппанов. В следующем году бесплатные поп-фестивали проходили
повсюду, в том числе снова в Hyde Park, в Bath или на острове Wright, и на
каждый толпами спешили хиппи. Даже музыкальный критик Jonathan King,
который сам по себе не был особым приятелем скинов, так описал толпу в
Bath, как "серую, грязную, хмурую и скучную" и "воняющую давно не
сменянными носками и нестиранной одеждой".
Кроме того, всем было ясно, что Бог вместе со скинхедами, так как во
время поп-фестивалей почти всегда начинался ливень и длинноволосые
промокали до нитки.
Часто можно было услышать о перемириях между скинхедами и хиппи, но в
действительности они никогда не выходили дальше, чем за страницы
International Times, а так как скинхеды не читали газетной пропаганды, то
идея умирала, еще не родившись. Разговоры, разговоры.
Не существовало и дружественных отношений между скинами и Hell's
Angels, даже когда рядом и не было длинноволосых обезьян. Еще моды
устраивали "береговые битвы" с ними на приморских курортах, где Ангелы или
еще какие-нибудь мотоциклетные ганги появлялись по выходным. Toyah Wilcox,
известная тогда поп-звезда, рассказала как-то трогательную кухонную сплетню
о "соперничестве между скинами и Ангелами в западной части страны, которое
окончилось после того, как утром на дороге нашли отрезанную скиновскую
голову". Нет ничего удивительного в том, что позже она уехала оттуда к себе
на ферму в Barnet.
На самом деле скинхеды чувствовали удивление, смешанное с завистью, к
настоящим взрослым мотоциклистам из-за того образа жизни, который они вели,
того, что они могли себе позволить и того, во что они верили. Немного было
настолько отважных скинов, чтобы начинать драки с ними и не было тех, кто
остался после этого жить, чтобы потом рассказывать такие истории.
И не только скинхеды завидовали Hell's Angels. Рано или поздно должна
была появиться молодежь из среднего класса, одетая в черную кожу, как в
песенках Peter & The Test Tube Babies, и поверившая, что теперь и они тоже
Hell's Angels. Такие существа, их называли Greasers - это уже другое дело.
"Мы не любим грисеров, потому что они не моются, носят всю эту кожу и
жирные волосы. Они просто грязные, а их самки еще грязнее. Так что каждый,
кто их встречает, так и хочет дать им морде." Неизвестный 16-летний скин из
Margate, 1969.
Когда-то моды вели битвы с рокерами, а теперь скинхеды боролись с
грисерами (от слова "greasy" -грязный, засаленный). Вообще-то грисер был
прямым потомком рокера, а обе эти субкультуры как раз и были
представителями того потерянного звена между человеком и обезьяной, которое
антропологи безуспешно ищут среди окаменел остей. Хочу просто сказать, что
и те, и другие были просто грязными рожами. И грис просто любит грязь, вот
и все.
Что самое смешное, так это то, что в чем-то скинхеды имели больше
общего с грисерами, чем с модами. В реальности их мира не было места для
ухоженных волос или мужского макияжа, и в то время, как дух модов лежал в
личном самоутверждении, скинхеды устремлялись в направлении похожести,
происходившей из чувства принадлежности к своему гангу. Но только это и
было чем-то общим, так как во всем остальном скинхеды и грисеры шли своими
собственными путями. У них были противоположные взгляды на одежду, музыку,
транспортные средства или на собственный вес. В то время, как грисеры
пользовались мотоциклами, скинхеды ездили за город на фордах Anglia,
модовских скутерах или просто на автобусах и пригородных поездах.
Ненависть скинов к грисерам достигала пика во время драк по случаю
праздников на приморских курортах. Скинхеды всегда численно преобладали над
грисерами, но они обычно были моложе их, и силы были куда более равными,
чем может показаться на первый взгляд. Выбравшись из города и двигаясь по
неизведанной местности в неизвестном направлении, скинхеды не желали ничего
больше, чем нарваться на одинокого грисера, которому тогда становился
необходимым каждый дюйм мотоциклетной цепи, чтобы хоть как-то от них
отбиться.
"Была тут одна страшная девка в одном сквоте. Она была самая жирная
вещь, которую я только видел в своей жизни - и самая ужасная. Что ж,
подумал я, для скинхеда совсем неплохо отпороть девку вроде Hell's Angels.
Вот так я и попал в Стратфордскую больницу." John Butler, 20-летний скинхед
из East Ham, 1970.
Пресса использовала драки на матчах и во время праздников как средства
массового запугивания, но больше всего шума вызывало скиновское насилие,
направленное против азиатов, временно живших в
Британии. Эта проблема, получившая название "paki-bashing", даже была
в то время одной из тем британско-пакистанских переговоров.
Нападали не только на пакистанцев. Бенгальцы, бангладешцы и другие
азиаты, не говорившие по-английски, также назывались "paki" и были жертвами
скиновских атак. До сих пор никто не может объяснить, что это было, но
только не "расистские нападения", как сообщали о том газетные всезнайки. В
охоте на пакистанцев участвовали не только белые скинхеды, но и цветная
молодежь - греки, Rude Boys и другие приезжие, в большинстве своем
происходившие из той же среды, что и скинхеды, и так или иначе связанные с
ними.
Проблема была действительно сложной. В Британии началась бумажная
истерия по поводу того, что "страну уже заливают иностранцы", а начал ее ни
кто иной, как Enoch Powell в апреле 1968 года. Из-за этого он вскоре
потерял свое место в теневом кабинете, но, без сомнения, Enoch Powell
своими речами выразил господствующие в Британии общественные настроения,
что получило подтверждение во время следующих выборов.
С другой стороны, наплыв людей из Центральной Азии или Уганды
действительно был. Они держались в сильно замкнутых общинах и не были
заинтересованы в том, чтобы стать частью того общества, в котором жили. У
них были свои собственные кафе, кино и мечети, в которых они молились, как
никто уже не делал. Они были тут только для того, чтобы найти работу и
высылать домой деньги. Большинству из них даже не нужно было говорить
по-английски, но что хуже - они не любили того, что нравилось другой
цветной и белой молодежи, например, в Азии не было ничего похожего на
футбол!
Цвет их кожи не был темным, но стал поводом для того, чтобы сделать из
них "козлов отпущения" - так вот кто виноват в том, что в этой стране все
идет не так! В стране, которая выиграла войну, но так и не смогла выиграть
мира. На азиатов смотрели как на конкурентов, которые могут забрать работу,
в те времена, когда увольнения были особенно тяжелыми, а традиционные
рабочие общины находились под угрозой городских планировщиков и высотных
домов. Все это делало из них легкую мишень, которую можно было обвинять в
чем угодно и ругать, что есть сил.
Действительно, Enoch Powell мог быть героем для некоторых скинхедов
60-х, но для большинства из них вовлеченность в политику ограничивалась
чаем и печеньем у молодых либералов в Skegness во время праздников на
побережье. Большинство скинов были еще слишком молоды, чтобы голосовать, и,
без сомнения, самым популярным их выбором были Лейбористы (Labour Party, то
есть Рабочая Партия). Нападения на пакистанцев, Paki-bashing или
Paki-rolling, как они их называли, тоже не были частью какого-то
"ультра-правого заговора". Азиаты попали в список скиновских врагов вместе
с хиппи, извращенцами, студентами, грисерами, и вообще кем угодно, кто не
так посмотрел на тебя.

"Предводителем Stepney Mob является Mickey Steal, 18-летний сын
рабочего с чайной фабрики. В его ганге около 50 скинхедов, некоторые из них
цветные, что противоречит всему тому вранью о том, что paki-bashing вызван
расовой ненавистью." Eugene Hugo, 1970.

Карибских парней давно уже втянул британский образ жизни, и, очевидно,
главным, что объединяло их с белыми скинхедами, была музыка. Следует искренне добавить, что не все выглядело таким розовым в цветочек. Черные
ганги могли бороться с многорасовыми или белыми гангами, но и это были
столкновения из-за территории, а не нападения со спины из-за цвета кожи.
В небольших городах развлекались по вечерам. И когда уже никто, к кому
можно было бы прицепиться, не выходил из последнего пригородного поезда,
скинхеды направляли свою энергию на причинение еще какого-нибудь случайного
ущерба. В некоторых городах были гонки на украденных на одну ночь машинах,
а еще можно было покрутиться у местного магазина на углу улицы, и каждый,
кто разносил газеты, мог рассказать, чем и где сегодня можно поживиться без
особых усилий. На стенах висели автоматы с сигаретами и сладостями, за пару
секунд их можно было сорвать и унести в укромное место. Тогда можно было и
увидеть, кто в ганге глуповат. В то время, как ты распихивал деньги по
карманам, он набивал их жвачками.
Мелкие правонарушения не были уделом одних только скинхедов. Это
просто было частью взросления и это до сих пор распространено среди
молодежи, даже больше, чем ты об этом подозреваешь.
Драки были всего-навсего частью скиновского видения жизни.
Случалось, что они были настолько жестокими, что доходило до убийств,
но в большинстве случаев все ограничивалось только безобидным бахвальством.
Скинхедам нравился их полный насилия образ. Попадание на страницы
газет всегда полезно для поддержания состояния духа. Даже у того, что тебя
ловили менты, были свои хорошие стороны, ведь когда тебя отпускали, твои
приятели относились к тебе чуть ли не как к особе королевских кровей -
разумеется, если ты не попадался очень надолго и выходил только тогда,
когда они уже все были женаты и развлекали себя как-нибудь по-другому.
"Когда нет ни бутылок ни лезвий, а есть только ботинки, вот тогда-то и
начинается настоящее веселье. Тогда каждый может неплохо получить."Georgie,
16-летний скин из Лондона.
Быть скинхедом вскоре стало опасно - считалось, что ты создаешь
неприятности даже в том случае, если занимаешься исключительно своими
собственными делами. Ментам достаточно было увидеть короткую стрижку и
подвернутые джинсы, чтобы остановить тебя. Ты даже не мог выбросить бумажку
от конфеты без того, чтобы тебя не схватили. А уж если ты действительно
попадался и стоял перед судом, а судье неделю назад какой-то дворовый
хулиган разрисовал его старую машину, ты мог быть уверен, что приговор
будет не в твою пользу.
К концу 1970 года многие взрослые скинхеды стали выходить из игры.
Субкультура все больше состояла из малолеток, которые думали, что не музыка
и одежда, а одно только насилие и должно быть самым важным для скинхеда. В
городе Luton скинхеды не могли даже свободно выходить на улицу по вечерам,
так как после нескольких происшествий с азиатами, грисерами и
соперничающими скиновскими гангами полиция ввела для них комендантский час.
Чем старше ты становился, тем более ты успокаивался, и тем более
важные вещи привлекали твое внимание. Зачем искать драки с кем-то, когда
родителей твоей девушки всю ночь не будет дома?
Все хорошее заканчивается рано или поздно, и субкультура начинала уже
свою лебединую песню. Но огонь все еще тлел. А скины так быстро не
отказывались от всего этого. Ботинки и подтяжки, может, и были сняты, но
дух 69-го все еще оставался с ними.

Sons Of Skinhead

Время не стоит на месте - ни для отдельного человека, ни тем более для
молодежи. Вопреки всем непродуманным заявлениям о том, что он останется
скинхедом на всю жизнь, каждый знал, что придет время, и он навсегда
повесит в шкаф свои подтяжки и поставит в угол ботинки. Так происходит с
каждой молодежной субкультурой и из этого правила существует слишком мало
исключений. Панк, сошедший с ума окончательно, может в один прекрасный день
начать писать для газет, но верится в это так же, как и в существование
Снежного Человека и Чудовища Из Озера Лох-Несс.
Следует отметить, что во многих субкультурах существует что-то такое,
что остается навсегда, до конца жизни. В 50 ты будешь выглядеть совсем не
так, как в 15, но где-то в твоем сердце все же останется вера в то, что ты
когда-то делал, до той поры, пока не умрешь. Если бы я получал 10 пенсов
каждый раз, когда какой-то пьяный прохожий подходил ко мне со словами: "я
тоже был когда-то скинхедом", мне не приходилось бы волноваться, наблюдая
за розыгрышем лотерей.
"Я стал скинхедом для того, чтобы было чем заняться по вечерам. Но это
было только модой. Вот, теперь хожу в блестящих штанах, продал свой
кромби..."Alan Timms, бывший скинхед из Archway, 1971.
Все мы должны повзрослеть, меняются наши приоритеты. Как только вы
начинаете играть в хозяина и хозяйку дома, ваши юношеские мечты остаются в
стороне. Вот ты ищешь по магазинам рубашки Brutus в шотландскую клетку, а
через год на той же улице толкаешь перед собой детскую коляску вокруг
Tesco. A ведь есть еще и работа, на которой у тебя или снова отрастут
волосы, или ты должен будешь искать другое место, чтобы заработать себе на
жизнь. Молодежные субкультуры могут возникать и распадаться очень быстро, и
если сравнивать бабочку от смокинга с черной рудбойской шляпой, то на
первую можно делать куда более долговременные ставки.
Игра в скинхедов в начале 70-х, казалось, была так тесно связана с
рабочей молодежью, что ты и представить себе не мог, что однажды все это
может так просто взять и исчезнуть. Где-то в маленьких городах люди только
начинали носить высокие ботинки, тогда как остальные оставались полностью
удовлетворены тем, как они будут развлекать себя в течение еще года или
двух. Все больше людей бросали эту игру, и стало ясно, что скинхеды не
сумеют оставить ее такой, какой они сами ее застали, своим младшим братьям
и сестрам.
Газетам к удовольствию среднего класса наконец-то удалось создать
образ скинхеда как ужасного бандита, который будет их рэзать-да, если они
не будут делать то, что им велено делать. Некоторые и были как раз такими,
но теперь это уже никому не приносило удовлетворения, как ни посмотри.
Когда тебя третий раз подряд забирает полиция, а ты еще не дошел до
стадиона, это уже не смешно. Как и то, что у тебя нет никаких шансов с
каждой хотя бы вполовину приличной девчонкой в городе. Вначале дурачишься,
а после тебя обвиняют всю жизнь, а это уже совсем разные вещи.
Скинхеды начали понемногу отпускать волосы, чтобы на первый взгляд не
выглядеть членами bovver-бригады. Костюмы и полуботинки, которые в начале
были только одеждой для вечерних танцев, стали носить в любое время суток.
Хотя скиновский внешний вид никогда так полностью и не исчез, было ясно,
что пришла новая волна. Новый, более поджарый и более мудрый хищник
назывался Suedehead.
Название сьюидхед, то есть "замшевые головы", возникло из-за более
длинной прически, которая придавала голове вид замши. Волосы можно было уже
причесывать, но все оставалось в соответствии элегантному, короткому типу
стрижек, перенятому от скинхедов первой волны. У девушек волосы тоже стали
подлинней. Нужно отметить, что очень у немногих девушек были короткие
волосы, хотя некоторые и ходили к мужским парикмахерам, так как женские
парикмахеры были дороже. У большинства скинхедовских девушек волосы были
длинными, так же было и во времена сьюидхедов. Но теперь они начали
оставлять сверху более длинные волосы и делать прически более пышными. На
соответствующей девушке все это выглядело просто потрясающе.
"Помню, все стали носить легкие, блестящие одежды, и люди не понимали,
какими смешными они тогда были". Chris Lightbrown, West Ham Skinhead.
Одежда сьюидхедов стала больше похожа на одежду модов. Это могли быть
мокасины Loafers, темные штаны Levi's Sta-press, поло Fred Perry и легкие
куртки Harrington. По вечерам одевали блестящие полуботинки Brogues,
костюмы с тремя пуговицами и клетчатые рубашки. В холодное время носили
пальто Crombie. Подтяжек не было.
Костюмы продолжали оставаться символом субкультуры, но их начали шить
из блестящей ткани. Костюмы скинхедов были матовых оттенков и делались из
мохера или тоника - двухцветной ткани, меняющей цвет в зависимости от угла
зрения. Сьюидхеды склонялись к более светлым оттенкам коричневого и синего
цветов, а также к ярким комбинациям двухцветного тоника. Появились
клетчатые костюмы в расцветке Prince of Wales, а последним писком моды стал
узор "dogtooth", выглядевший как кирпичики. Вместо подтяжек носили ремни, а
блейзер (костюм с гербом футбольного клуба) стал очередной находкой для
сьюидов.
Особенно во время футбольных финалов.
Некоторые сьюидхеды зашли в своем образе джентльмена еще на один шаг
дальше, они носили зонтики и котелки. Теперь каждому ясно, что Настоящий
Мужчина не должен обязательно ходить с зонтиком, но тогда это выглядело не
столь претенциозно, как может показаться теперь. Медленные прогулки с
зонтом, как с тростью, мало походили на тот образ докера, как выглядели
скинхеды всего несколько месяцев назад, но так одевались не только для
красоты. У многих зонтов были заостренные наконечники, так что они могли
принести побольше пользы, чем простое размахивание кулаками. Кроме того,
они защищали пальто от дождя - вполне достойный повод для того, чтобы
носить зонт, если ты можешь себе представить, как воняет промокшее кромби.
Короткие черные пальто были прекрасным дополнением к элегантным
костюмам и были частью одежды скинхедов первой волны. В действительности
далеко не все скинхеды могли позволить себе настоящие кромби, так что
многие Crombie Boys ходили к портным, чтобы пошить себе что-нибудь в том же
стиле. Никому не было дела до этого, если твое пальто выглядело элегантно.
Кромби, как и дубленки, скинхеды носили еще в 68-м году.
В некоторых местах, например, в Северном Кенте, все скинхеды одевались
так. Judge Dread имел волнистые локоны, и у большинства его слушателей были
длинные волосы, но в то же время они как были настоящими скинами, так ими и
остались.
Вскоре сьюиды стали отращивать волосы еще длиннее, и уже весной 1971
многие из них стали называться смузами (Smoothies). Точно время указать
сложно, так как стили сменялись в разных местах по-разному. В некоторых
городах смузы появились уже летом 1970-го, тогда как в других еще носили
ботинки и подтяжки, а где-то скины, сьюиды и смузы существовали вместе в
одно и то же время.
"Я не был съюидом или смузом после того, как был скинхедом. Это все
перемешалось, мы одевались соответственно случаю". Roddy Moreno, The
Oppressed.
Как и скинхеды, смузы получили свое прозвище из-за своих стрижек,
заключавшихся в том, что сзади и по бокам волосы опускались до воротника.
Такая прическа была у тогда еще бедного мода Рода Стюарта. Смузы носили
полуботинки без узоров и выделяющихся носков, а также полуботинки с
плетеным узором, которые назывались Norwegians (без сомнения, они не
набрали бы и балла на конкурсе обуви Евровидения).
Смузы, в отличие от своих предшественников, одевались по случаю,
закупаясь рубашками с округлыми воротничками, штроксами, клетчатыми брюками
а-ля Rupert the Bear (герой детского комикса), джемперами и безрукавками,
окрашенными в яркие и крикливые сочетания цветов. По ночам все продолжали
носить костюмы и кромби.
Первый раз в истории для девушек было свое название - Sorts.
Субкультура первоначально была ориентирована преимущественно на парней, но
со временем девушки разработали свой собственный стиль одежды. Волосы были
достаточно длинными, а главным приоритетом стала, как всегда,
элегантность - девушки одевались в костюмы от Trevira, рубашки Brutus,
колготки с узорами и эти неуклюжие полуботинки а-ля медсестра.
Для многих людей смузы выглядели абсолютно нормально, и по сравнению с
предыдущими субкультурами они ходили по улицам, неотличимые от остальных
прохожих. Казалось, что все связи с их предшественниками исчезли, хотя
многие из них были скинхедами всего пару лет тому назад. Смузы так и не
достигли той массовой популярности, которая была уделом сьюидов и скинов. К
концу года они уже почти исчезли.
Не появилось у них и младшего брата-близнеца, который мог бы пережить
70-е. Зато у модов и скинхедов он был. Хулиганы 70-х называли себя Boot
Boys. Уровень футбольного насилия в 1970/71 и 1971/72 сезонах достиг
невиданных ранее высот. Время ботинок и подтяжек на трибунах не
закончилось, и, как можно было увидеть через несколько лет, там все еще
только начиналось. Сьюиды и смузы были субкультурами исключительно Лондона
и Юга Англии, зато бутбоев можно было найти во всех городах, и они, без
сомнения, стали дальнейшим развитием скинхедов.
"Это так странно, но чем дальше мы заходили на территории черных
гангов, тем более старый стиль там видели. Некоторые из них все еще носили
высокие ботинки, тогда как мы уже давно обувались в Brogues.
Полицейские задерживали нас, если мы ходили в ботинках. Полуботинки
имели более безопасный вид, хотя при желании и к ним можно было
прицепиться". Bob, 18-летний бутбой из Birmingham's Quintan.
Ямайская музыка не была важна для них, многие просто слушали все, что
появлялось в хит-парадах. Теперь у субкультуры было куда больше общего с
жизнью разбойников, чем с чем-либо иным, а все бутбойские развлечения
сводились к битвам за территорию - поселок, город, стадион или паб.
Крупные ганги взрослых бутбоев называли себя Mobs. Молодежь собиралась
в отдельные группы, которые назывались Stars. Таким образом, мог
существовать Holmesdale Mob, а кроме него еще мог быть и Holmesdale Star.
Большинство бутбоев раньше были скинхедами, но не стали играть в
сьюидов и смузов. Чаще всего им было около 20 лет, и они считали себя круче
своих предшественников. По правде говоря, те скинхеды, которые смогли
как-то сохраниться до 70-х годов, отвергались бутбоями, как доисторические
ящеры. История говорит о том, что когда скины хотели ехать в соседний
город, то они собирались и обсуждали, на каком автобусе поедут, тогда как
несколько бутбойских мобов могли организовать целую колонну фургонов и
машин.
Футбол был событием недели в жизни каждого бутбоя. В то время на
стадионах стали мелькать белые халаты мясников с названием команды на
плечах, забрызганные для эффектности красной краской. Некоторые футбольные
хулиганы одевались в белые костюмы и военные ботинки, как в фильме
"Заводной Апельсин ".
Сочувствующий скинхедам журналист Chris Lightbown, который до сих пор
пишет в Sunday Times, выпустил в 1972 году путеводитель по футбольным
полям. Верхние строчки в мире головорезов занимали Manchester United,
Manchester City (он же Man City), Tottenham, Stoke City и West Ham. Город
Ipswih был знаменит большим числом девушек, которые приходили на матчи - и
еще кое-чем. В тот год мало применяли оружия, но несколько вооруженных
столкновений в том сезоне все же произошло. Многие матчи заканчивались
драками, в том числе и с участием манчестерской Red Army.
портивные газеты, как всегда, обращали на них особое внимание, камеры
телевизионных новостей всегда старались их заснять, а каждый старался
засветиться перед камерами. Вечерние выпуски новостей были заполнены
фотографиями, показывающими, как футбольные фанаты залезают на крыши
остановок, чтобы оттуда забрасывать полицию.
В то же время Chris утверждает, что снижение качества игры оказало на
падение посещаемости матчей куда большее влияние, чем футбольное насилие.
Согласно его словам, обычные болельщики могли спокойно приходить на
большинство матчей и не опасаться, что они будут втянуты в какие-нибудь
неприятности. Chris еще считает, что 20 лет назад клубы лучше относились к
своим фанам.
Было множество соперничающих мобов, хотя простому любителю футбола это
ничем не грозило, если только он не влезал в какую-нибудь чужую заварушку.
Во время своих путешествий хулиганы 70-х вели себя довольно спокойно - судя
по отчетам железной дороги, раньше громили поездов побольше, а как-то раз
один поезд даже угнали!
Кроме драк и ботинок у бутбоев и скинхедов не было ничего общего. А к
1972 году все следы скинхедов остались только на севере страны, где
субкультура сохранилась до 74-го. И хотя она никогда полностью не исчезала,
ее знамена теперь несли единицы, а не дружины.
"Всегда буду помнить, как мы со старшим братом ходили в одно веселое
место. Там всегда играла музыка, такая, как Live Injector или Monkey
Spanner. Что случилось со всеми этими классными песнями? " Martyn Sears,
скин из Sittingbourne.
В магазинах на High Street можно было увидеть одежду в расчете на
следующее поколение, которое пыталось найти свое место в сложном мире
подростков. Регги потеряло свою привлекательность для белой молодежи, а
ямайские исполнители начали все больше петь о Джа, растафарианстве и всем
африканском. В хит-парадах появился глэм-рок, и многие хулиганы стали
слушать такие группы, как Mott The Hoople или Slade. Даже соул отошел в
тень, заслоненный фанком и диско, и Джон Траволта как-то стал знакомым всем
персонажем.
Но скинхеды не ушли в полное небытие. И когда Judge Dread выпустил
пластинку 'Last of The Skinheads" с песней "Bring Back The Skins", он и
представить себе не мог, что через несколько лет его пожелание станет
реальностью.

← предыдущая страница  1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  следующая страница →
© 2006-2011. Компост. Если вы заблудились - карта сайта в помощь
Рейтинг@Mail.ru