Авторизация
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?
Регистрация
Заказать альбом


eng / rus

Конец века

Не путать с концом света.

СЛИЯНИЕ ПЛЕМЕН

Этот период характерен слиянием множества стилистических тенденций, массированным окучиванием сознания со стороны индустрии потребления, стерших грань между элитарным андеграундом и массовым потреблением. Это послужило проведению очередного маркера в массмедийном обществе, когда по одну сторону баррикад оказались вневозрастные потребители и студенчество, а по другую сторону произошло очередное слияние «племен», делавших ставку на самостоятельность. Идеи самостоятельного творчества и отрыва стали тем же базисом для объединения ранее труднообъединяемых стилей и уже распавшихся племен. Эти же идеи и всеобщее смешение легло в основу независимой моды, которая в соответствии со своими творческими вкусами самостоятельно моделировала образы, в которых предпочитала пребывать. В ход идут любые стили, любые эпохи, все что можно произвести самостоятельно и чем богаты прилавки секонд-хенда. В этом аспекте хенд-мейд совпадает по идеологической направленности с историческими и ролевыми клубами, активно развивающими ремесленные навыки и сувенирную продукцию, порождает увлечение стариной и винтажной модой, популярной в наши дни. Также широкое проявление получили экстремальный туризм и увлечения, связанные со спортивной ловкостью. Лыжи, парашюты, скейты, роликовые коньки, спортбайки и велосипеды – все, что дарило позитив и повышало адреналин, стало объединительным мотивом для образования новых явлений. В какой-то мере обращение к неопримитивистким тенденциям напоминает глобальную субкультурную ревизию предыдущего века.

ГРАНЖЕРЫ И НЕОГОТЫ

В 90-е прогрессирует увлечение серфингом, неизменным атрибутом которого становится серф-панк, или пляжный хардкор. Также прогрессирует более простой и менее претенциозный в плане эстетики, чем «инди», стиль гранжа, активно стремящийся в мировую эстраду. Этот популярный в студенческой среде стиль предпочитал в музыкальном плане небрежность хриплого вокала и мелодичный нойзовый саунд. При этом у гранжеров, как и у творческого индепендента, униформирование определяется черной одеждой примитивного кроя, тяжелыми ботинками грубой формы, диссонирующими с хрупкими фигурами поклонников стилей. А у поклонников пляжного хардкора наблюдается больший стилистический хаос, объединивший в себе эстетику серферов «старой школы» и гангстерский спортивный стиль хип-хопа.

В 90-е годы на останках металлистической эстрады, распавшейся на хардкор-стили и неоромантических исполнителей, возникает очередной ревайвел готов, уже перегруженных позерским эстетизмом и фриковостью бодимодификаторов. Впитывая в себя все атрибуты соседствующих субкультур, что более присуще параллельно присутствующему «сайбор-панку», формируется нечто среднеарифметическое и абсолютно «пластмассовое». Декоративное униформирование, винтажные и фетишистские костюмы, шипованные кожи, имплантанты, ритейлы обуви в «глэм-стиле» и военная обувь. Все это представляет гремучую смесь, каким-то образом пытающуюся реализовать себя через декадентскую мысль и сплав «симфо-рока», «электро» и «хеви-метала». 

СКИНХЕД И КЭЖУАЛ РЕВАЙВЕЛ

В начале 90-х продолжаются расцвет околофутбола и вовлечение молодежных масс в околополитические интриги, вследствие чего активизируется часть бонхедов и провоцирует столкновения в хардкор-среде, популяризируя марку Umbro и Lonsedeil. Тогда же происходит ревайвел ортодоксального стиля Spirit 69 , после распада  заново  формируется группировка S.H.A.R.P , все громче заявляющая о себе. Ее основатель, Руди Морено, заявил: «Настоящие скинхеды не расисты. Без ямайской культуры нас просто бы не было. Их культура смешалась с культурой британского рабочего класса, и именно благодаря этому синтезу мир увидел Скинхедов». В 1993 году в Америке образуется и типично леворадикальная группировка R.A.S.H. Мода становится менее пестрой и более стилистически выдержанной. Хард-моды придерживаются военной атрибутики, популяризируются ритейлы бомберов и военная обувь Corcaran. Околофутбольная мода становится более респектабельной, но рамки стиля остаются прежними: SI, Burberrys, CP, Armani , Lacoste, Tommy Hilfinger, Ralph Lauren. Основные аксессуары: джинсы, куртки, плащи, поло и спортивная обувь.


ГАНГСТА-РЭП И РНБ

В начале 90-х группа N.W.A., включающая в себя Dr. Dre, DJ Yella, MC Ren, Eazy E и Ice Cube, основывала свою лирику на насилии, наркотиках и оружии, моментально получив освещение в средствах массовой информации. Таким образом достигалось две цели. Не теряя подлинности, рэп становился актуальной хроникой месседжей отдельных групп из гетто и уличным «телеграфом», которые неплохо оплачивались и как и раньше давали возможность вырваться из трудных условий проживания. Квин Латифа (Queen Latifah) открыла дорогу в мир шоу-бизнеса для других рэперш, продолжая пребывать впереди всех. Чтобы ответить своим коллегам-женофобам, она прорвалась через мужское доминирование на рэп-сцене и стала известной как «Raps First Lady». Она также получила Грэмми в номинации «Best Solo Rap Performance» в 1994 году. Женский рэп в большей степени продвигает темы единства, а не соревнования среди черных женщин. В этот же период спродюсированный Дреем альбом «Doggystyle» достиг первого места в американских чартах, и, после представления номинации En Vogue музыкальных наград MTV в 1993 году, Snoop добровольно сдался полиции по обвинениям в убийстве. Позже он был оправдан, а его предполагаемая причастность к драйв-бай-шутингу (drive-by shooting - когда из проезжающей на медленной скорости машины открывается огонь) помогла повысить его популярность. Альбом «Doggystyle» был продан в количестве более чем 4 миллионов копий во всем мире, превратив гангста-рэп в мейнстрим. К концу 90-х хип-хоп-культура превращается в состоявшуюся часть всемирного шоу-бизнеса и предмет экспорта в другие страны. Более причесанным вариантом хип–хопа, появившегося в этот период, считается более лояльный к мультинациональности, несколько фальшивый стиль «R’n’B». Но стабильно нездоровая ситуация с черными и другими мигранскими гетто не дает утратить подлинность и брутальность натуральной хип-хоп-культуре.

РЕЙВЕРЫ И СКВОТТЕРЫ

Когда в середине 80-х замолчала эйсид-хаус-музыка, на некоторое время впечатлительная молодежь погрузилась в раздумье - они совсем пропали под влиянием звука. Многие, кто начинал делать музыку в ранних 90-х, применяли звук более тяжелого techno вместо теплых звуков классического Chicago house. Совсем как ранний немецкий транс. Более ранние записи Aphex Twin, Plastikman и Dave Clarke играются именно в Acid Techno.

Продолжая пребывать в статусе танцевальной субкультуры, в 1990-м эйсид вынужденно попал в статус музыки андеграунда. Возрос интерес полиции к незаконным рейв-вечеринкам. Но, как это происходит со всеми полуподпольными явлениями, ревайвел 91 года в виде «hard acid» был закономерным. В нем уже не было и тени «веселых» фортепианных хаусовых партий и чувствовалось большое влияние ранних стилей electro. Зато появилась с пыльных полок философская битническая литература и сквоты, предоставлявшие свои помещения под проведение. И, несмотря на то что обновленная музыка вызвала еще более яростное противостояние со стороны полиции, она оказалась более живучей. К 1993 году «хард-эйсид» начал перерождаться в техно. А с появлением на сцене бельгийского и роттердамского стиля казалось, что на таком фоне «эйсид» должен бы был вовсе исчезнуть... Но в 1994 году с развитием нью-эйджерского движения и проведения рейвов на индийских пляжах в Гоа появляется «транс»-музыка. И «эйсид» зазвучал снова, выделяясь полностью синтетическим «кислотным» звучанием, основанным на ударных партиях  Roland ТВ-303 выпущенный в в качестве пары к ритм машинке TR 606 в 83-м году и снятый с производства. Классическая «кислота» создается при воспроизведении запрограммированной ударной партии через резонансные фильтры и растягивании звука во времени. «Кислотный» звук стал настоящей революцией и поныне остается краеугольным камнем андеграунда. Движение становится массовым. Обрастает огромным количеством поклонников и наркодилеров и… Как и в былые 60-е, благополучно загибается, став продуктом массового потребления. Этот период охватывает и Россию с ее клубно-квартирной питерской системой, стартовавшей с приездом диджея Вестбама. События этого периода достаточно подробно изложены в книге Хааса «Корпорация счастья». Не осталась необделенной и столица нашей родины, начиная с первых «Гагарин пати» и периода клуба «Птюч», заканчивая рейвами на «Казантипе».

К 2000 году электроника благополучно внедрилась во все существующие музыкальные жанры. Среди американских и европейских поп-артистов стало хорошим тоном прибегать к услугам именитых техно-продюсеров, в совершенстве владеющих искусством омолаживания саундов и имиджей. Среди тех, кому инъекции техно позволили вернуться на верхние строчки чартов и завоевать расположение молодой прогрессивной публики, были и такие звезды со стажем, как Мадонна и Кайли Миноуг.

Техно-музыка родилась из стремления стереть границы и подняться над условностями. Красивая мечта о хаус-государстве (house nation), объединяющем под своими знаменами приверженцев всех электронных стилей, так и не стала реальностью. Очень показателен с этой точки зрения фильм Майкла Уинтерботтома «Круглосуточные тусовщики», в котором эпопея лейбла Factory и клуба HaHienda рассказывается так, словно речь идет о давным-давно миновавшем золотом веке.

В 2001 году не стало Лизы'н'Элиаз – главной французской рейв-звезды 90-х. Ее смерть совпала с концом целой эпохи. Рейвы канули в лету, уступив место стихийным фри-пати. Все крупные техно-фестивали закрылись. А что касается пресловутого французского хауса, то он какое-то время еще держался на плаву, а потом начал выдыхаться и в конце концов приказал долго жить. Laurent Garnier, ставший иконой клабберов всего мира, в 2003 году выпустил книгу «Электрошок», посвященную французской электронной сцене, подводящую итог деятельности целого поколения отрывающихся бездельников.

ЭЙСИД-ДЖАЗ

Собственно, не являясь стилем вовсе, такое музыкальное явление стало последним ревайвелом джаза 20-го века, собравшим определенную группу поклонников без каких-либо внешних стилистических признаков.

Эйсид-джаз - музыкальный стиль, который распознается по ритмичному звучанию с характерными элементами джаза, фанка 70-х, хип-хопа, этнической музыки, соула, рок-н-ролла, би-бопа и некоторых других стилей, сыгранных вживую или сэмплированных. Несмотря на название, эйсид-джаз не имеет ничего общего с acid-музыкой.

Что касается самого термина, то впервые словосочетание «эйсид-джаз» было использовано в названии американского лейбла, который появился еще в 1988 году. Он так и назывался - Acid-Jazz Label. Помимо этого, начала выходить европейская серия сборников, названная опять же Acid Jazz (также в 1988 году). Скорее всего, термин Acid Jazz получил широкое распространение после выхода в свет компиляции под названием Totally Wired. Существует большая разница между американским и английским эйсид-джазом. Британский вырос из фанка 70-х, американский же в основе своей в большей степени именно джаз, поскольку вобрал в себя все старые американские джаз-традиции. В нем даже меньше используется сэмплов, чем в британском, он более живой. Яркие представители именно такого американского эйсид-джаза - это The Solsonics и Groove Collective.

НЬЮ-ЭЙДЖ И СТРЕЙТЭЙДЖ

В преддверии нового века возникло еще одно субкультурное проявление, где объединились чаянья фольков с драйвом серферов, восточной философией и психоделикой растафарианцев и танцевальной культурой рейверов. Сначала это явление обозначилось как «путешественники нового века» и представляло собой экстремальный туризм с итоговым образованием на диких пляжах коммун, занимавшихся хенд-мейдом и оттяжкой под эйсид-техно и этнические мотивы. По сути это пропагандирующее независимое творчество, позитивизм под девизом «назад к природе», стало воплощением мечтаний хиппи 60-х, пытавшихся основать коммуны в Америке, часть которых мигрировала в тогда еще голландскую колонию Гоа на побережье Индийского океана.

При этом путешествия не ограничиваются только этой территорией и представляют любое перемещение по культовым для субкультур местам. Преддверием этого движения стали музыкальные фестивали, сквоты и татуировочные конвенции. Где путешественник мог «оплатить» свое перемещение и пребывание личным талантом. Сократившись до нью-эйджа, эта приставка в 21-м веке употребляется достаточно беспорядочно как символ чего-то нового.

Другим суммированным направлением «слияния племен» стал стрейтэйдж, который совмещал агрессивные музыкальные предпочтения, асоциальные позиции с веганством и здоровым образом жизни в пику публичному саморазрушению «панк-рокеров» предыдущего периода. Немалое количество поклонников подобного лайфстайла вели свое происхождение из «хардкор»-среды различных стилей и представителей татуировочной, дизайнерской, художественной и музыкальной среды, ставящих позицию саморазвития и идеи DIY (Do it Yorself).

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Загнанное в рамки клубной системы и в офисы, усаженное за мониторы население, постепенно потакая виртуальным правилам политологов и масс медиа, сросшихся с индустрией производства серийного продукта, постепенно и незаметно для себя перешло в новую фазу практически виртуального бытия. Навязываемые ценности, медийные образы и всеобщая папуасизация на фоне изменения устройства мира закономерно прикрывают уже глобальный общественный кризис, проявления которого мы можем наблюдать в управляемых митингах и погромах «антиглобалистов» и не менее управляемых околополитических митингах. В этом свете остается упомянуть еще одну сперва незаметную субкультуру. Представителей которой «панк-оппозиционеры» и творческое население планеты всего мира в течение как минимум полувека посылают подальше пешеходно-половым путем. Эта субкультура не имеет до сих пор какого-то четкого названия и самоназвания. Но наиболее подходящее имя этому субкультурному явлению - политика, плоды деятельности которой окончательно поселились в сознании и даже быте гегемона. Когда-то уже такое было, в конце 19-го века, когда упадническая философская мысль породила такое явление как политика и терроризм, представляющее единое целое. Эта самая виртуальная субкультура, основанная на философии тиражирования, наживы и тщеславия, всегда будет пытаться ввергнуть общество в депрессию, чтобы тут же предложить заготовленный выход из сложившегося положения или чудодейственное лекарство за определенную плату. Тратя потенциал целых поколений для поддержания собственного существования. И заставляя общество «бродить по кругу» более сотни лет. Это не может не стимулировать закономерное противостояние против тотального околпачивания. И имя этой субкультуры, противостоящей политической, - молодежь. Которая, как и все живое, обречена на противостояние всему отмирающему. И это основа человеческой цивилизации, не говоря уже о лайфстайлах и моде.


вернуться назад
© 2006-2011. Компост. Если вы заблудились - карта сайта в помощь
Рейтинг@Mail.ru