Авторизация
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?
Регистрация
Заказать альбом


eng / rus

Интермедия

Слияние Племен

Хроника уличного стиля - это история постоянно увеличивающегося разнообразия и личного выбора. В 1940-х молодой черный мужчина, проживающий в Гарлеме, мог выбрать между обычной одеждой и костюмом фасона «зут». Белая молодежь могла в то же время выбрать вышитую рубашку в стиле вестерн и стетсон. Но в обоих случаях выбор был ограничен категоричным суждением – «нормальная» одежда или специфическая униформа уличного стиля.

Альтернативные варианты практически не появлялись до шестидесятых, когда появились моды и рокеры, если не считать гангстерский стиль, более вычурный, чем общепринятый аристократический, и тяготеющий к карибскому уличному стилю. Но даже тогда люди среднего класса, из которого произошли первые модные субкультуры, часто ограничивались социально-экономическим положением. И только после времен панковского бунта в конце семидесятых положение несколько изменилось, и молодежь получила достаточный диапазон выбора стилей, поскольку панк-стилистика из-за своего краткосрочного, но бурного старта дала многочисленные всходы в виде компилятивных стилей. А бунтарская субкультура обросла коммуникацией в виде сквотов, лейблов и клубов. Тем более что вслед за субкультурным бумом, поддержанным шоу-бизнесом и искусством, ряды творческих маргиналов пополнила бездельничающая студентня, которой по большому счету не было никакого дела до идеологии, но нравилось быть в теме и посещать фестивали. Обилие субкультурных стилей и массовость движения 70-х привели к ответной реакции со стороны официоза, увеличившего объемы производства модной спортивной и молодежной одежды. И на какой-то короткий период 80-х поклонники «нормальной моды» - «кажуолз» и «йаппи», оставшихся в явной информационной тени, почувствовали себя не менее модными чем остальные.

Выбор увеличился, когда наступило время рейвов и смешения стилей в 80-е и 90-е, когда в стилистических порывах объединилась студенческая и субкультурная часть молодежи, как и 20-30 лет назад. А результат состоял в том, что к началу девяностых стрит-стайлы характеризовались экстраординарной разнородностью. Рейверы, Гранжеры, Техносы, Киберпанки, Туристы, Инди, Скейтеры, Би-Бойз / Флай Герлз, Готы, Фетишисты Перки, Эйсид-джазмены, Раггамуффинз и многие еще более локальные группы, все еще имеющие отношение к лайф-стайлам, но в большей степени привязанные к музыкальным предпочтениям и зарождающемуся «Супермаркету стилей», обслуживающему музыкальные и модные пристрастия молодежи.

Это разнообразие сопровождалось сплавами между различными группами. И в конце концов, привело к объединению некоторых направлений, двигающихся в сторону поиска определенных интересов и проблем. Так произошло слияние Рейверов, Серферов и Неохиппи-путешественников, которых мы несколько вольно обозначаем здесь Туристами, а техно-музыка проникла на открытые фестивали альтернативной музыки. Стилистический «экуменизм» не был всеобщим, потому как традиции, сложившиеся в рамках субкультур, находились в непересекаемых областях. Сложно представить смешение идеологии техно-стилей и традиций свободной любви хиппи, и тем более агрессивных панковских групп. Зато рокабилли Кэтс, прекрасно сочетавшееся с напористым панк–роком, дало всходы в виде сайкобилли, а смесь хэдбенгеров и панков – панк-хардкор-стили, панк- и скинхед-движения дали «ой!»-стиль, панк и техно – сайбор-панк. Более миролюбивые и более психоделичные группы в виде раггамуффинз, хиппи, рейверов, фольков вполне устраивало общее представление о неопримитивистической тяге к природе и этническим мотивам. Остальные стилистические группы либо оставались в рамках ортодоксальных направлений, либо попали в рамки сплава нью-вейверов и фетишистов в виде готов, гранжеров и просто независимых альтернативщиков, характеризуемых в 90-е как инди. При этом стоит отметить, что клубная система, куда были в итоге загнаны субкультуры полицией и мейнстримовой эстрадой, выровняла ситуацию до той степени, что неохиппи-стиль наконец-то получил реальное обоснование и новые формы коммун. Так же как и трибализм панков и рокеров, предпочитающих задворки улиц и собственные клабхаусы удобным загонам, работающих на социум и его индустрию. Апогеем смешения стали наднациональные миксы, приведшие к формированию афроамериканских мотобанд и белых хип-хоперов, скейтеров, до начала 90-х пытавшихся отстоять свою девственную в расовом смысле субкультуру. Приблизительно то же самое было в шестидесятые, когда смешение черной и белой составляющей дало всходы в виде рокабилли, скинхедов и модов. Но на этот процесс также уходил не один год.

Новые компиляционные декоративные стили, как и раньше, обозначались термином «пластмасса», то есть ненастоящие. В семидесятые этой чести удостоились хиппи, поклонники стиля «дольче вита», нью-вейверы и фетишисты. Потому как не имели под своим существованием реальной уличной идеологии, и в силу этого были в первую очередь подвержены мутации. Да и сами не претендовали на то, чтобы обозначиться как субкультуры, и пребывали в рамках клубных и спортивных увлечений. Позже, в 80-е, «пластмассовыми» орденами и медалями были награждены серферы, туристы, скейтпанки, рейверы, практикующие открытость по отношению к остальным стрит-стайлам. Так же как инди, гранжеры и стили эйсид-ревайвелов в виде хардкора и джаза.

Супермаркет стилей и ревайвелы

Классификация и историография стилей всегда была затруднена закрытостью, а иногда откровенной агрессией по отношению к классическому обществу. Немалую лепту в смешение стилей и подрыв субкультурной целостности оказывало чрезмерное внимание СМИ, так же как дельцы «извне», пытающиеся поставить на поток неформальную деятельность. Основной из которых, вне всякого сомнения, является музыкальная, упакованная на полках магазинов. Желание менеджеров придать большую оригинальность продвигаемому продукту выливается в то, что постоянно выдумываются какие-то новые приставки к терминам «рок», «панк», «хардкор», позиционируя отдельные группы как начинателей каких-либо новых направлений в рок-музыке. Что в большинстве случаев ничем кроме извлечения дополнительной прибыли не обусловлено. И с точки зрения самих субкультур и индепендент-лейблов, музыкальная продукция могла быть условно поделена на альтернативную, авангардную и классическую (имеющую привязки к существующим стилям). Ну и, наверное, тех, которые уже сформировались в рамках существующего мейнстрима, к субкультурам не имеющих отношения вовсе, но вовсю эксплуатирующих идеи и внешние атрибуты стилей, пользующихся популярностью у школьников и студентов. И с этим связано возникновение нового определения в социологии - молодежные культуры, закрепившегося за поколением конца 80-90-х. Мейнстрим и популяризация отразились на индустрии моды, которая также посчитала нужным получить свои дивиденды с нового массового явления. Когда поток поп-культурной пены сошел, жадные щупальца дизайнеров и производителей потянулись в сторону альтернативных движений.

При этом компиляционность новых субкультур и объединения трайбов нисколько не сказались на отношении к ним со стороны государственных органов контроля, и периодический прессинг является постоянным напоминанием об истинном месте субкультур в рамках социума плодящихся и трудящихся. И в этом смысле проведение фестивалей, конвенций на базе увлечений и моды, организация независимых лейблов и сквотов всегда имели и будут иметь смысл. Так же как молодежные тусовки, бунты и самостоятельное развитие и организация собственного досуга и самовыражения, которое лежит в основе эволюции субкультур. И в этом смешении тоже есть смысл и прогресс…. Это работает, потому как вслед за смешением идет размежевание и происходит «возвращение стиля», или ревайвелы. На волне которых появляются лейблы, студии хенд-мейда, производящие штучный товар, журналы и сетевые порталы, наполненные вполне добротной стилистической информацией. Активность и прогрессивность молодежи, подкованной в информационном плане, имеют более широкие возможности, чем их предшественников, стартовавших с «нуля». Снято достаточное количество фильмов, выпущено достаточное количество передовой продукции, и все «верхние планки» обозначены. Многие из тех, кто еще не родился в 1976-м, знают все о Панке, как будто это случилось вчера, и также исполняют «пого» возле «сцены». И это не предел знаний. То же касается и стилей хипстеров, модов, хиппи и даже Тедди-бойз. Да и не только моды, но и более прикладных знаний в виде истории развития музыки, искусства и производства атрибутики. Примеры ревайвелов можно наблюдать не только в нео-панк-среде, так, те же самые «рокабилли рейбелз» пережившие 60-е, воплотились в «рокабилли кэтс» восьмидесятых, а «руди бойз» семидесятых - в хард-модов 80-х и «ска сикос» 90-х. То же касается и других лайфстайлов, появившихся на кануне нового тысячелетия, но уже с приставкой «Нео». Нео-моды, Нео-хиппи, Нео-психоделики, и теперь даже Нео-новые Романтики. И ревайвелы не иссякнут, пока не опустеет улица и не переведется молодежь, ищущая способы решить свои проблемы через самовыражение.

Схема эволюции и смешание стилей.

Проявление которых на отечественной почве вы можете ознакомится в галерейных разделах. Структурированная хроника эволюции стилей от дендизма до наших дней находится в подразделах.

 


← предыдущая страница  1  2  3
© 2006-2011. Компост. Если вы заблудились - карта сайта в помощь
Рейтинг@Mail.ru