Авторизация
Пользователь:

Пароль:


Забыли пароль?
Регистрация
Заказать альбом


eng / rus

1970-е

Уже к середине 70-х в «Конце Света» - наиболее одиозном районе Лондона на Кингз роуд - по уик-эндам стали собираться большие группы ряженых молодых людей. Именно там Малькольм Макларен, до этого уже побывавший в Нью-Йорке и понявший конъюнктуру этого набиравшего оборота движения, открыл вместе с Вивьен Вествуд, занимавшейся торговлей ювелирных изделий, лавку под названием «Гараж Парадиз». Которая вскоре сменила название на «Let the be Rock» и превратилась в Мекку для модников, где они покупали всякую одежду, безделушки, дешевые подержанные пластинки. Для исполнения соответствующей классики устанавливается старый проигрыватель, и магазин превращается в тусовку для потерянных душ. В этот же период Малькольм и Вивьен также создают свои дизайны одежды в стиле тедди-бойз, а Макларен, увлеченный идеей заварушки конца 50-х, пытается устроить собственную. Малькольм меняет вывеску — теперь магазин называется «Секс», раскрашивает интерьер флуоресцентной краской и развешивает лозунги из «манифеста подонка» Валерии Соланас. Затем, набрав добра в порно-магазинах Сохо для своих художественных идей, они с Вивьен постепенно собирают под своей крышей полный комплект вызывающе-эксцентричных фетишистских одежд, которые смотрятся уже вполне в стиле новой субкультуры. И, естественно, вскорости становятся его частью. Девушки радостно берут на вооружение вычурную одежду проституток, сетчатые колготки, и генерируют издевательские образы «драных шлюх» с размазанным вульгарным макияжем, который вскорости станет атрибутом «новых романтиков».

К тому времени Малькольм начинает ездить с деловыми визитами в США. Его стиль псевдо-«тедди-бой» и секс-модели не пользуются особой популярностью, зато Нью-Йорк становится поистине золотой жилой. Для увеличения популярности магазина он попытался привлечь к своей деятельности американские группы «The Stooges» и «New York Dolls», но никакого особого продолжения его менеджерская деятельность не принесла из-за невменяемости музыкантов. Что способствовало идее создания группы «Секс Пистолз», по именованию одной из уличных банд, о которой Макларен услышал в Нью-Йорке.

       

       

Внешний стиль лондонских тусовок к тому времени был вполне сформирован и представлял из себя сплав последних новаций с неизменным пренебрежительным оттенком к целостности вещей. С дополнениями от Вествуд и Роудс, это выражалось в черные майках с оскорбительными надписями (например, на портрете королевы красовалась надпись – «Все мы проститутки»), драных кожаных куртках с множеством заклепок и значков, заимствованных от рокерских DIY-заклепок, которые дополняли вызывающие татуировки, ботинки «Доктор Мартенс» на высокой шнуровке, собачьи и фетишистские ошейники, рваные джинсы и колготки и крашенные в разнообразные цвета волосы. Причудливо остриженные головы, неизменный знак «Анархии» и булавки, которые с подачи Макларена становятся основным атрибутом стиля. Цветовая гамма была либо безумно пестрой, либо нигилистически черной. Любимым развлечением группы с Кинг Роуд были тусовки в клубе «У Луизы» на Поланд Стрит, бывшим местом сбора лесбиянок и бисексуалов, над которыми панки издевались, пародируя извращенцев. Эта манера во многом отразилась в клубных фриковых стилях «Новых Романтиков», «Готов» и «Перков» (Фетишистов).

 Появление оскорбительного для всей Британии коллектива «Секс Пистолз», начавшего свою деятельность с публичного оскорбления английской королевы по центральному тв, взорвало сначала местные молодежные круги, начавшие погромы и бесчинства. А затем в состояние шока впала звукозаписывающая индустрия, заставив считаться и с вызывающим неадекватным поведением участников, и с мгновенно выросшей популярностью. Этот проект, ставший «ледоколом общественного сознания», повлиял во многом и на многое. Эстетика, которую журналисты окрестили «панк-революцией», мгновенно распространилась по многим странам, включая Советский Союз. Появилась возможность записывать и выпускать диски не только профессиональным коллективам, но и уличной шпане, которая превратила рок-сцену в политическую трибуну аполитичных нигилистов, требовавших правды от политиков, указывая обществу на его изъяны и болезни. Помимо этого, оказываются востребованы группы «грязного и тяжелого звучания», такие как AC/DC, до этого отмеченные признанием только у себя на родине в Австралии, да и то как феномен играющих 15-летних подростков-бунтарей, одетых в школьную форму. Термин «панк» становится тотальным брендом, в движение втянулись и представители среднего класса.

 «Панк-бренд» стал подобен вирусу, мелькая в каждой газете, журнале, ретранслируясь в программах телевидения. В итоге, начавшись как «революция» уличного стиля, образ «панка» стал частью британского импорта, от туристических открыток до медиапродукции. Эта всесторонняя эксплуатация привела  к раздроблению «племен», каждое из которых развивалось в рамках местных традиций и на разных этажах социума.

 В результате организации американского тура для «Секс Пистолз» выяснилось, что американская модная молодежь придерживается несколько других увлечений и развивает свою фриковую линию общественного противостояния, внешне близкую к «ой!»стилю, или  богемно-фриковую. Под термин панк-рока попадает сам Игги Поп, Блонди и даже Пэтти Смит, типично хипстерствующая певица, близкая к панку ровно настолько, насколько Иосиф Кобзон близок по стилю и содержанию песен к творчеству группы «Кино». Вся эта масса музыкальных исполнителей в какой-то момент будет обозначена «новой волной», или постпанком, но ни один из терминов не может охватить представленного диапазона протестного экспериментаторства.

Просуществовав два года, «Секс Пистолз» распадается, не только по причине смерти Сида Вишеза, но и по причине того что Джонни Роттен не желает участвовать в интригах Макларена, постоянно стригущего купоны с «панк»-движения. Что, в итоге, и подтвердилось по выходу фильма «Великое рок-н-ролльное надувательство», где ушлый предприниматель высветил свою главенствующую роль в образовании панк-движения. «Секс Пистолз» был канонизирован при жизни остальных участников, занявшихся после распада группы собственными проектами., а сама история была описана в книге  Фреда и Джуди Верморел . Волна «панк-революции» под лозунгом «Будущего нет» давала мгновенные всходы. И потрясенные околомузыкальные дельцы постепенно стали приспосабливать это нечто напоминавшее рок предыдущего периода под собственные нужды. Так появляется череда исполнителей, именуемых «постпанками», не менее широкое определение, которое в скором времени уляжется на магазинные полки под названием множества «стилей» с приставками «рок» и «панк». Что, в свою очередь, повлечет повторную  под названием «панк-хардкор», еще более агрессивного и неистового, и в этом плане период эволюции стиля в не меньшей степени связан и с Америкой, где на базе современного вортицизма и неоэкспрессионизма был создан особый вид творчества «чип-арт», в противоположность предшествующему «поп-арту» и отточена техника музыкального стиля. В Британии  же второй половины 70-х, как уже поминалось, вслед за активным вмешателством политических организаций в субкультурную и концертную деятельность(в первую очередь фестиваля под названием «рок против рассизма» 78-ого и ответный  фест на поруках БНФ) произошел раскол в уличной и музыкальной среде, который напоминал о себе и в 80-х.  Раскол повлиявший и на  стремительное формирование аполитичной «Ой» сцены, объединившего стрит панк и скинхедов.

       

  


← предыдущая страница  1  2  3
© 2006-2011. Компост. Если вы заблудились - карта сайта в помощь
Рейтинг@Mail.ru